Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наталья Морарь и Илья Барабанов вылетели в Кишинев


Программу ведет Алексей Кузнецов. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.



Алексей Кузнецов: Четвертые сутки уже идут с тех пор, как возвращавшихся из Кишинева сотрудников российского издания « The New Times» Наталью Морарь и Илью Барабанова задержали в транзитной зоне аэропорта «Домодедово». Причем без объяснения причин требовали сотрудники погранслужбы возвращения Натальи в Молдавию, не пропуская к ней адвоката. И вот сегодня утром Наталья Морарь и Илья Барабанов все же вылетели в Кишинев.


В студии рядом со мной Мумин Шакиров. Итак, Мумин, вам слово.



Мумин Шакиров: Наталья Морарь вместе с мужем возвращается в Молдавию. Согласно расписанию, самолет должен приземлиться в Кишиневе в 12.15 по московскому времени. Решение покинуть аэропорт «Домодедово» было принято совместно с коллегами из журнала « The New Times». Об этом нам сообщила президент холдинга « РЕН - Медиа -Групп», издатель и главный редактор « The New Times» Ирена Лесневская.



Ирена Лесневская: Я дозвонилась до ребят утром, в 8 утра, и Женя Альбац, мы уговорили их уехать. У них как раз абсолютная убежденность в том, что они абсолютно правы. Они не верят в то, что тупая машина может переехать человеческую жизнь. «Тупой машиной» они называют службы ФСБ, которые нарушают все законы, любую человеческую логику. У них нет ни сердец, ни детей. Они – звери. И то, что они таких молодых, талантливых людей, которые только начинают жить, учат лжи, фальши, тупости, цинизму... И несмотря на это, они хотят жить в этой стране. Им открыт весь мир. Их приглашают куда угодно. Они талантливые люди. Наташе предлагали аспирантуру здесь. Они хотят работать в этой стране. Потому что для Наташи эта страна – это тоже ее Родина. Она всю сознательную жизнь прожила здесь.



Мумин Шакиров: Все это время в аэропорту «Домодедово» находился известный адвокат Юрий Костанов, которому они не дали возможность увидеться с молодыми людьми, и в первую очередь – с Натальей Морарь. И мы попросили защитника еще раз напомнить нашим слушателям, какие есть юридические перспективы у этой истории и какие именно законы были нарушены российскими властями.



Юрий Костанов: Первое и главное нарушение: никто ее не уведомил о причинах аннулирования разрешения на проживание в России и не предоставил возможность это решение об аннулировании разрешения обжаловать в суд. Речь идет о женщине, которая жила и работала здесь, имела законное разрешение, срок действия которого был до июля 2008 года. Имела разрешение на работу, и соответственно, место работы у нее было здесь. Она выехала всего лишь в кратковременную служебную командировку, а ее не пустили назад в декабре. По закону, если разрешение было, а его кто-то аннулировал, то орган, принявший решение об аннулировании разрешения на проживание здесь, обязан уведомить, разъяснить человеку его право обжаловать это решение в суд. И пока суд не рассмотрит этой жалобы, он имеет право продолжать здесь жить.


Второе нарушение: человека лишили права пользоваться услугами защитника. Это и международные нормы, и наши нормы.


Третье нарушение состоит (вот уже сегодня) в том, что они нам стали заявлять о том, что на той территории, на которой она находилась, и которая, по их мнению, не является территорией России, наше законодательство не действует. И дальше, вчера, по-моему, и позавчера их ограничивали в пище, воду не давали и так далее. Это, тем более, является нарушением. Потому что когда человека подвергают всякого рода мучениям и страданиям физическим уже, да и нравственным тоже, для достижения каких-то своих целей – для получения показаний, допустим, - это называется пыткой. А пытки, как известно, запрещены национальным и международным уровнем. И это является преступлением по нашему закону. Я, наверное, буду ставить вопрос и об этом.



Мумин Шакиров: Адвокат Юрий Костанов не строит иллюзий по поводу дальнейших судебных разбирательств и понимает, что шансов не очень много в России одержать юридические победы. Но, во-первых, он не намерен отказываться от борьбы, и это важно. Во-вторых, в том случае, если все дела будут проиграны, то последняя надежда – это Европейский суд по правам человека. И защита воспользуется этим правом, так как «бетонную стену российского правосудия надо пробивать всеми доступными средствами», считает господин Костанов.


XS
SM
MD
LG