Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

За президентскими выборами в России будут следить наблюдатели из 17 международных и иностранных организаций


Программу ведет Алексей Кузнецов. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Алексей Кузнецов: Согласно заявлениям представителей Центризбиркома России, за президентскими выборами в стране будут следить наблюдатели из 17 международных и иностранных организаций. Однако эксперты полагают, что официальные российские власти добились того, что процесс наблюдения будет носить формальный характер.


Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.



Олег Кусов: Рамки предвыборного законодательства России безграничны, что позволяет власти допускать его произвольное толкование, считает эксперт Леонид Кириченко. И это утверждение он проиллюстрировал конкретным примером.



Леонид Кириченко: Предлагают бойкотировать выборы. И тут же выступает член Центризбиркома Майя Гришина и говорит, что это уголовное преступление. А в Уголовном кодексе написано, 141-ая статья, что воспрепятствование осуществлению гражданином своих избирательных прав, действительно, карается. А если это организованная группа, то до 5 лет. Майя Гришина очень весело и легко распространяет слово «воспрепятствование» как психическое. Понимаете, психика – это же тонкая вещь. Если группа лидеров партийных в день голосования со скорбными лицами показывается где-то, то ясно, что это тянет на 5 лет. Эта организованная группа психически воспрепятствует другим гражданам поддержать какого-либо кандидата из этой «четверки». Ну, если так расширительно толковать закон, то у нас очень большие перспективы. Весь закон написан по принципу «казнить нельзя помиловать», а дальше запятую ставит Центризбирком или суд. Точка. После этого все законно. Все, что ни делает Центральная комиссия, участковая или любая другая, - это все законно, потому что все это укладывается в безграничные рамки закона.



Олег Кусов: В том случае, если наблюдатель от оппозиционной партии захочет пожаловаться на действия членов участковых избирательных комиссий, то он, по мнению Леонида Кириченко, не добьется ничего.



Леонид Кириченко: Им предлагается жаловаться председателю этой же комиссии. Ну, об этом смешно говорить, потому что он даже может взять... ему же нетрудно выкинуть эту жалобу потом. Правда? Поэтому чтобы не волновать наблюдателей, он ее спокойно возьмет. И у него есть штаб, куда он перенесет эти жалобы. А потом эти жалобы все и протокол, который он получит... можно обратиться в суд. А суд скажет, что «просто вы принесли ошибочную копию протокола, а ошибка, слава Богу, была исправлена. Спасибо. Будьте внимательнее и следите, чтобы у вас ошибок больше не было, чтобы протоколы сразу были правильными». Так что все это можно носить куда угодно, хоть в Страсбург, - это ничего не изменит. 57 тысяч протоколов на прошлых думских выборах были переписаны. Ну и что?.. Кого это потрясло? Даже на сайте коммунистов об этом нет сообщений, нет данных, нет результатов суда, нет полемики, обсуждения – ничего нет. То есть они уже работают такими «народоуводителями» с майдана, который очень маловероятен в будущем. А они уже сейчас работают. Ведь демократия у нас не просто суверенная и не просто управляемая, а демократия, управляемая сувереном.



Олег Кусов: Господин Кириченко утверждает, что и сегодня актуальна фраза о том, что ключевая роль на выборах отводится не избирателям, а тем, кто считает их голоса.



Леонид Кириченко: Это раньше нужно было засунуть реальный бюллетень с реальной галочкой за реального кандидата с тем, чтобы он победил. А сейчас делается очень просто. В закон вписали норму, что после ухода всех наблюдателей (если они были), комиссия имеет полное право под предлогом найденной ошибки переписать протокол заново. Причем безграничные возможности, не только, говорит Орешкин, приписать 2-3 процента, максимум 10, нет, она имеет полное право (законное, подчеркиваю) написать, что в ее школу, на ее избирательный участок пришли все 109 миллионов избирателей, и все 109 миллионов проголосовали за одного кандидата. И вот этот протокол спокойно принят системой ГАС «Выборы». Потому что раз все пришли... сколько их было, столько пришло, столько проголосовало – все сошлось. Вот этот протокол подлинный и правильный. А все, что получили наблюдатели, - это ошибка, которую, слава Богу, удалось исправить. Написано в законе, что, конечно, их надо снова пригласить, снова найти. Но ведь если сказать, что их не удалось найти, то что делать?.. Народ же не может ждать, пока найдут этих наблюдателей. Конечно, засчитать голоса без них. Так и делают. Поэтому уже никто не заботится о лишних бюллетенях в урнах, а просто переписываются протоколы. Вот вы пришли и поставили палочку за одного кандидата. Переписали бюллетень – и там все 100 процентов за другого кандидата. Вашим голосом воспользовались или нет, как вы думаете?



Олег Кусов: А неужели нельзя исключить фальсификации в ходе выборов?



Леонид Кириченко: Фальсификации, знаете, в каком случае невозможны? Когда все 100 процентов голосуют стопроцентным голосованием за то, что нужно власти. Поэтому никакой фальсификации не требуется. Вот тогда голосование, действительно, честное и правильное. Вот и все. А остальное – это на воле руководящих указаний. Потому что комиссия – хотя это и коллегиальный орган, но председатель комиссии назначается сверху. Для этого вертикаль избирательная и построена, как часть общей вертикали. Члены комиссий за фальсификацию специальной нормой закона выведены не только из-под уголовной ответственности, а даже штрафовать их нельзя без согласия либо генерального прокурора, либо прокурора субъекта Федерации. Вот эту норму закона тщательно скрывают от избирателей. И члены Центризбиркома просто в лоб, в глаза отрицают существование этой нормы. Пожалуйста, 29-ая статья, пункт 18 закона «О гарантиях избирательных прав граждан».


XS
SM
MD
LG