Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

За что двух пожилых пенсионерок из города Химки семь часов держали в милиции? Эхо взрыва на комбинате "Маяк" никак не затихнет. Когда жители Краснокаменска смогут пить чистую воду? Самарский чернобыльцы продолжают борьбу за свои права. Псков поминает погибших десантников. Приамурье: Появится ли в деревне Семидомка баня? Саранск: Почему бездомные не идут ночевать в ночлежку? Обнинск: Хочешь отремонтировать многоэтажку - иди в суд. Ижевск: Товарищество собственников жилья действует


В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Надежда Хорошилова : Молодых все-таки бьют и очень жестоко бьют. Помните роман Горького «Мать»? Видите, молодого забрали, избили, и вынуждена была действовать мать. Я-то думала, что все-таки старые…



Вера Володина : Защищены возрастом, объясняет Надежда Андреевна Хорошилова, участвовавшая в прошлое воскресенье в собрании жителей Химок перед зданием районной администрации. Без всяких объяснений милиция разогнала пожилых людей, а молодого участника Артема Буслаева скрутили и отвезли в милицию. На полдня попали туда и две пенсионерки. Надежда, вернувшись домой к 10 вечера, заснуть не смогла, и в стихах описала происшедшее с ними.



Надежда Хорошилова : Пришли мы на собрание,


И как всегда народу мало.


Зато милиция с всех Химок собралась


И приглашен ОМОН.


Приехал лишь Артем,


Сказал два слова,


Как сразу же был схвачен,


И в милицию препровожден.


Пошли и мы домой,


Но по дороге меня с Михайловой схватили,


Скрутили руки, в машину посадили.


И просидели мы в милиции полдня.


На нас кричали, угрожали,


А меня и били,


Чтобы подписали мы себе статью,


И больше на собранья на ходили.


Мы не хотим крутых домов и вилл за рубежом,


Хоть и живем в гнилых домах.


Хотим лишь солнца и листвы на наших вековых дубах,


Чтобы дети были сыты и здоровы,


И не хотим мы на руках оковы.


Ведь XXI век!


Не может вечно быть рабою человек!



Вера Володина : Надежда Хорошилова пока всегда ходила на акции в защиту леса и дубравы в Химках, протестовала также против повышения цен на коммунальные услуги. Пенсия у нее плюс социальная выплата на дочку-студентку всего 4 тысячи рублей.


Антонина Михайлова живет на первом этаже. Ее квартира пострадала от затопления подвала горячей водой. ЖКХ никак не сделает ремонта. Поэтому для нее каждая акция протеста - это борьба за качество своей жизни с доходом в 3200 пенсионных рублей.



Антонина Михайлова : Для меня это очень больной вопрос. Начали делать ремонт в прошлом году 16 июля и до сих пор не сделали. Косметический ремонт. Я живу, как в помойке. Ремонт не закончен, паркет сгнил, никто ничего делать не собирается. Одни обещания.



Вера Володина : Разгон собрания милиция трактует как действия против несанкционированного митинга.



Антонина Михайлова : Если даже он был несанкционирован, там был замглавы. Хотя бы он объявил о том, что это собрание или эта акция протеста несанкционированная. Мы бы разошлись. Потом мы шли домой. Выскакивают три человека, мужчин, из автобуса, одетые в милицейскую форму. Не представляясь, кто они такие, хватают меня за руки и за ноги и тащат.



Вера Володина : Надежда Хорошилова:



Надежда Хорошилова : На Михайлову обрушились. Я говорю, что же вы себе позволяете-то! Ведь ей как-никак 64 года! А они и на меня. Я говорю – а я-то за что?! В милиции разберемся. У меня и на руках, кстати, синяки. Как нас волоком всех тащили. В машину, правда, посадили, руку даже подали. А там, так как мы одни без народа, кричали, угрожали. Мы ведь были голодные. Нам даже пить и то не дали. Прямо как раньше в царское время, и сейчас вот этот же режим безобразный творится. Произвол властей и беспредел милиции. Вы понимаете, полковник что-то бегал, бегал. Его бы хорошо проверить. Он что-то как-то странно себя вел - мечется, мечется, орет на нас, потом выйдет и успокоится, потом опять мечется, мечется, выйдет и успокоится. Понимаете, что было-то!



Вера Володина : Был еще досмотр личных вещей. Протокол задержания пенсионерки отказывались подписывать. Тем не менее, на 12 марта назначено слушание по делу об административном нарушении. Статья предполагает штраф либо 15 суток ареста.



Антонина Михайлова : Меня там по рукам бил сотрудник милиции. Я хотела внести свои замечания в протокол, я говорю – я имею полное право внести свои замечания. Нет – подписывайтесь. Я говорю – подписываться я не буду. Вы должны были поставить меня в известность, что это несанкционированно. Тем более, что я уже уходила.



Вера Володина : Досталось в милиции и Надежде Хорошиловой.



Надежда Хорошилова : А что это такая странная статья? А там что-то я прочитала – «наркотики». Я говорю – какие наркотики-то, что вы на самом-то деле?! А он – вам будут тут и наркотики, вам тут будет все. Я, значит, решила посмотреть кодекс. Вдруг этот самый подбежал и кулаком и по кодексу, и по груди мне как даст. У меня даже все потемнело в глазах.



Вера Володина : Такими были испытания для двух пенсионерок, попавших в химкинскую милицию за то, что пришли на собрание против вырубки дубов и роста цен. Антонина Ивановна:



Антонина Михайлова : Меня это волнует. Я здесь живу, понимаете. Я здесь родилась. Свалка, полигон мусора, цементный завод, кольцевая дорога, железная дорога, а еще будет проходить якобы трасса Санкт-Петербург. Мы как будто в котловане находимся. Раз я вышла на акцию протеста, значит надо мной надо издеваться. Надо, чтобы все было тихо и спокойно, чтобы никто не протестовал.



Вера Володина : Надежда Хорошилова утверждает, что муниципальная печать об этом не пишет, а тех, кто пишет, ждут неприятности.



Надежда Хорошилова : И сирень, и жасмин – это все вырубается, а сажают какие-то мелкие кустики, которые после обрезают. Как говорится – место для прострела. Это точно. Вы понимаете, у нас теперь кустов нет. У нас же здесь был «Гражданский форум». Его же просто закрыли и все. Кстати, избили и Гранина, и журналиста. Вообще, у нас здесь что-то ужасное… Только химкинские новости, где все прекрасно. А газета, кстати, «Вперед», если тоже что-то против шерсти идут, им то же самое – и ругают, и выговоры. Что-то у нас здесь ужасное.



Вера Володина : В администрации Химок комментарии получить не удалось. От одного зама к другому меня пересылали помощники и секретари. В редакциях химкинских оппозиционных газет пытаются помочь Артему Буслаеву, получившему 15 суток. Беспокоится о нем по-матерински и Надежда Хорошилова.



Надежда Хорошилова : Его жестоко избили. Ему порвали куртку, били по ушам, в грудь его били. Он такой худенький все-таки, а эти здоровенные. Милиция-то у нас откормленная. Представляете, 150 килограммов в грудь даст?! Я так понимаю, что милиция у нас чувствует безнаказанность и, видимо, поддержку.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Как минимум дважды в неделю в челябинском отделении организации "Гражданского общества" - аншлаг. Там собираются пострадавшие от взрыва, прогремевшего в 1957 году на ПО "Маяк". В те времена от аварии пострадали несколько сотен тысяч человек. Сейчас в живых осталось меньшинство. Но и ему государство не желает воздавать должное. В конце 90-х оставшимся в живых были определены компенсации. С тех пор их суммы практически не менялись: 100 рублей в месяц, 200, сейчас на питание платят около 300, на оздоровление - вдвое меньше. И это только для категории ликвидаторов аварии, а те, кто считается эвакуированным или добровольно выехавшим - получают вообще сущие гроши.


Юристы "Гражданского общества" помогают пострадавшим от аварии составить исковые заявления в суд с целью индексации выплат. Вот что рассказывает одна из женщин, пришедших на прием к юристу. Ее статус "добровольно выехавшая", пожалуй, самый низкий в этой иерархии льготников. Хотя прожила она в загрязненной деревне Муслюмово 19 лет со дня аварии.



Жительница : Родилась в Муслюмово, прожила 20 лет там. Поехала учиться и работать. Училась и работала, вышла замуж, дети сейчас. Дети выучились. Вот живу. Мне сейчас уже 56 лет будет. Вот мне 100 рублей в год выплачивалось, а теперь 100 рублей в месяц. Все. Надеюсь получить какие-то деньги, доплату. В семье у нас было пятеро детей, а осталось двое. Так вот все умерли. Это такие проблемы, что сразу не расскажешь все.



Александр Валиев : Еще одна посетительница, Нина Ивановна, имеет статус эвакуированной. Она до сих пор помнит тот осенний день, когда прогремел взрыв в окрестностях Озерска.



Нина Ивановна : У нас деревня была Бакланово. Мы жили на Русской Течи. Это Русская Теча, которая сегодня сохранилась, а мы от нее в двух километрах. Наши деревни все ликвидировали, выселили. Мы эвакуированные. Мне было 9 лет, когда был взрыв. Я прекрасно помню, когда был этот взрыв. Потому что утром (во сколько он был – не знаю) до нас дошла весть. Помню, у меня отец был рыбак. Прибежали соседи, он говорит – ой, там такая рыба плывет, наверное, ее глушили. И наши побежали. Помню, отец привез такую щуку! Она не вмещалась в деревенское корыто. Потом, когда солдаты на машинах приехали, сказали – бросьте рыбу, не кушайте ее, заразная рыба. Вот так и жили. Три года еще жили на этой речке – из речки пили, за речку ходили ягоды собирали, через речку бродили.



Александр Валиев : Нина Ивановна не скрывает своей ностальгии по советским временам



Нина Ивановна : Я выросла в то время. Меня учили бесплатно. Квартиры получали бесплатно, хоть долго мы их ждали, но получали. А сейчас у меня дети живут в общежитии. Сын уже 10 лет живет в комнате, уже двое взрослых детей, 16 лет парню. Когда он деньги соберет на квартиру?



Александр Валиев : Для того чтобы судиться за индексацию выплат, людям приходится собирать кучу справок, в том числе, со всех мест работы. Пенсионерам это дается нелегко. Но государство других вариантов, кроме суда, не предлагает. Более того, если еще несколько месяцев назад, подобные иски удовлетворялись, сейчас начались массовые отказы.



Нина Ивановна : От государства хочу добиться, раз есть закон такой, раз все-таки людям присуждают эти деньги, чтобы нам минимальную зарплату платить, а нам сначала по 100, потом по 200, а сейчас 287 сделали. Что это за деньги? На оздоровление. А какое оздоровление, если у нас половина людей поумирали. Наверное, правительство ждет, когда все умрем, и не с кем будет рассчитываться. Красота! Путевок нас лишили. Дали нам 400 рублей. Или получайте деньгами или в три года раз путевку получите. Когда деньги перевели, пришла в соцзащиту, мне так объяснили. Я думаю, это как у Хаджи Насреддина – осел через 20 лет либо говорить научится, либо сдохнет. Так что, я решила, что лучше деньги получать каждый месяц, чем в три года раз… А, может быть, у нас опять власть изменится?



Александр Валиев : Те, в кавычках, "счастливчики", которые успели выиграть суды, радоваться не спешат, потому как государство не спешит решения судов выполнять. Фаина Каримовна получила на руки решение суда еще в декабре, прошло два месяца, а денег как не было, так и нет.



Фаина Каримовна : Решение суда даже получила как пострадавшая по «Маяку». Сколько насчитали, в декабре получила результат. Сдала в соцзащиту, и до сих пор денег нет.



Александр Валиев : Юрист Гражданского общества Алексей Бабин не может разъяснить посетителям, по какой причине суды принимают разные решения по идентичным делам и почему до сих пор не переведены деньги тем, кто выиграл процессы. Если во втором случае еще можно надеяться на судебных приставов, то на первый вопрос ответ не знает никто.



Алексей Бабин : С сентября прошлого года до января месяца данные суммы взыскивались. Сейчас начали суды отказывать в удовлетворении данных исковых требований. Негласно ссылаются на определение Верховного суда по конкретному делу по чернобыльцу, где в порядке надзора указали, что он не имеет права на взыскание этих сумм. Потому что, как в этом определении указано, они индексировались. Суд пришел к выводу, что они уже индексировались. А закон о пострадавших «Маяке» отсылает к закону о чернобыльцах, то есть те же самые получают компенсации, что и чернобыльцы. Вот закон о чернобыльцах в 2001 году были внесены изменения, где сумма эта привязывалась не к МРОТу, не к минимальному размеру оплаты труда, а к фиксированным. Вот поставили 200 рублей – и все. И вот суд, в том числе, как одно из оснований, что 200 рублей указано – и все, соответственно, якобы не подлежит компенсации.



Александр Валиев : В Челябинске на учете в управлении соцзащиты состоит около 5-6 тысяч человек, пострадавших в результате аварии на «Маяке». Лишь единицы из них успели выиграть в судах дела об индексациях компенсационных выплат. Но живых денег по этим решениям еще не видели даже они.



В эфире Пермский край, Анастасия Смирнова:



Жители города Краснокамска Пермского края собирают подписи под обращением к губернатору. Люди требуют решить проблему водоснабжения их города. Вот уже много лет качество воды, подаваемой в город, вызывает нарекания специалистов и возмущение потребителей. 20 февраля в Краснокамске вновь был введен режим гиперхлорирования воды.


За каждый литр чистой воды жители Краснокамска платят по два рубля. Пенсионерам 50 копеек "скидывают". В "Ручейке" – местном магазине, торгующем питьевой водой, - всегда очереди. Предприниматели довольны – в удачный день им удается продать до полутора тысяч литров воды. Той, что из-под крана идет, многие даже умываться не рискуют.


Наполнив бутылки, покупатели не расходятся. Люди гадают - что за инфекция попала в водопроводную воду. Ходят слухи об аварии. В прошлую пятницу на дверях подъездов появились объявления, сообщавшие, что в городе введен режим гиперхлорирования воды. Эту меру уже применяли в конце января, когда из-за аварии на электросетях остановились очистные и врачи опасались эпидемии. Почему возникла необходимость увеличивать содержание хлора в воде сейчас, горожанам до сих пор не объяснили. Санитарные врачи молчат – в пермском Роспотребнадзоре ситуацию комментировать отказываются. Как сообщили пермские СМИ, ссылаясь на попавшее в их руки предписание начальника западного отдела регионального Роспотребнадзора, необходимость дополнительной дезинфекции воды вызвана аварией на насосной станции и возможным сбросом неочищенных сточных вод в реку Кама.


Краснокамский водозабор расположен сразу после Пермских стоков, рассказывает депутат Краснокамской городской думы Ольга Колоколова.



Ольга Колоколова : Проблема Краснокамска в том, что он находится ниже Перми. Все канализационные и промышленные стоки Перми оказываются выше водозабора, то есть мы пьем хоть и очищенные, но стоки города Перми. Та часть города, которая более или менее обеспеченная, она возит все-таки воду либо из источника, либо покупают бутылированную. В детские сады, школы и больницы вода идет нефильтрованная, и готовится пища на этой нефильтрованной воде. И пенсионеры не всегда могут себе позволить покупать бутылированную воду.



Анастасия Смирнова : Расположенный в тридцати километрах от Перми Краснокамск прославился несколькими десятками промышленных предприятий на тысячу квадратных километров площади, шестью сотнями ВИЧ-инфицированных на 50 тысяч населения, а теперь вот плохой водой.



Жительница Краснокамска : Вода идет ржавая и запах хлорки такой, что даже страшно.



Жительница Краснокамска : Вода желтая.



Жительница Краснокамска : Он отстаивается, конечно, но у нее всегда такой белый осадок, вроде хлорки или известки, а теперь еще добавились белые пузырьки какие-то.



Жительница Краснокамска : На стенках слизь какая-то, когда кипятишь – желтая прямо. Нехорошая вода у нас.



Оксана Гекк : Воду, конечно, пытаются очищать. Но время от времени Роспотребнадзор грозится запретить подачу воды в Краснокамск, заявляя, что она не соответствует санитарным нормам. Износ водопроводной сети сейчас составляет более 80ти процентов. Специалисты утверждают, что местная фильтровальная станция, расположенная на территории целлюлозно-бумажного комбината, в принципе не позволяет подавать в город качественную воду. В ней обнаруживали и алюминий, и железо. Так что, у каждого в городе своя система очистки воды. Пенсионерка Таммара Чернова:



Тамара Чернова : Я вот наберу сейчас 4 банки, и она будет у меня отстаиваться. Потом через специальный фильтр из ваты и марли и процеживаю.



Оксана Гекк : После последней аварии чиновники вновь задумались о том, как усовершенствовать систему водоснабжения Краснокамска. При краевой администрации была создана рабочая группа. Рассматривается несколько вариантов - кто-то предлагает ограничиться реконструкцией уже имеющегося водозабора, кто-то говорит о необходимости строительства нового. Есть предложение доставлять в Краснокамск воду из подземного источника из соседней Нытви. В девяностых годах водовод даже начали строить, сейчас он гниет, не достав до Краснокамска всего 17 километров. Многие жители города поддерживают именно этот – третий вариант. Сейчас они собирает подписи в пользу достройки Нытвенского водовода.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Самарские чернобыльцы 26 февраля возобновили голодовку, прерванную в ноябре прошлого года. В голодовке участвует около 25 чернобыльцев из Самары, Тольятти и Новокуйбышевска. Самарские чернобыльцы считают неправомерными решения судов, исключающих для них возможность выбора способа компенсации причиненного ущерба. Как рассказала заместитель председателя самарской областной организации «Союз ветеранов Чернобыля» Альбина Петрова, суды Самарской области по-своему трактуют решения Конституционного и Верховного судов.


Самарские чернобыльцы получают компенсации примерно в пять раза меньше тех, на которые имеют право. Каждому из них с июля 2000 года недоплачено от 100 тысяч до 1 миллиона рублей. Самарские чернобыльцы требуют исполнить решения Верховного и Конституционного судов России, принятых в 2005 году, о том, что ликвидаторы аварии и члены их семей имеют право самостоятельно выбирать форму получения компенсации за ущерб здоровью, причиненный во время работ по ликвидации аварии в Чернобыле.


Уполномоченный по правам человека в Самарской области Ирина Скупова обвиняет чернобыльцев в «экстремизме», заявляя, что они устраивают слишком много акций протеста. О том, как живет обычный самарский чернобылец, Альбина Петрова согласилась рассказать на примере своей семьи.



Альбина Петрова : В принципе, не голодаем, но бюджет в настоящее время складывается именно из пенсии, получаемой мною (она сейчас где-то в размере около 4 тысяч), плюс вот эта социальная поддержка для чернобыльцев, для инвалидов – около 1600 рублей, плюс выплаты возмещения вреда – около 4,5 тысяч. Вот это наш семейный бюджет. На то, чтобы не голодать – хватает, а на то, чтобы роскошествовать – уже не хватает. Поэтому живем средне.



Сергей Хазов : «Большая часть семейного бюджета уходит на покупку продуктов питания», - Альбина Петрова продолжает.



Альбина Петрова : Питаемся в основном так: макаронные изделия, овощи, фрукты – редко, можно сказать, по праздникам (я имею в виду мандарины, бананы или еще что-то), в основном картошка, макароны и изделия из них – супы, пюре и прочее. Деликатесы в виде сыра, колбас и прочего, конечно, редко. Творог, молоко стараемся покупать, но тоже, если раз в неделю купишь. Сейчас двухлитровая банка молока на рынке стоит около 70 рублей, в магазине двухлитровая банка молока тоже 65-70 рублей. А два литра хватает на нашу семью буквально на два дня. Рацион не богатый, потребление верхней одежды и обуви тоже... Средний достаток – средняя обувь по средней стоимости. В принципе, квартплата почти становится неподъемной. У нас еще льгота есть, а как другие люди живут, вообще, не представляю. Культурно-массовые мероприятия – это уже дефицит. На это не хватает. На приобретение книг, журналов – на это денег не хватает. Если выписываем газеты, то только две, а хотелось бы выписывать больше, но выписываем всего две газеты.



Сергей Хазов : 26 февраля самарские чернобыльцы встретились с помощником Федерального инспектора по Самарской области Сергея Сычева. По итогам данных представителем власти обещаний голодовка была временно приостановлена. «Чиновники обещали решить проблемы чернобыльцев», - рассказала Альбина Петрова.



Альбина Петрова : Выплаты, осуществляемые сейчас Министерством здравоохранения и социального развития, в десятки раз ниже, чем нужно нам выплачивать. У меня есть такая официальная книга. Представляете, если бы я получала вместо 4 тысяч, предположим, 40 тысяч! Наверное, я бы жила по-другому. Я борюсь за исполнение Конституции, законов. В связи с постулатом Конституции, что все равны перед законом, что все обязаны соблюдать Конституцию и законы, вот я как раз этого и добиваюсь. Не только пешеход, перешедший дорогу в неустановленном месте, виноват, но и чиновник, не исполняющий законы, тоже виноват независимо от его иерархической занимаемой служебной лестницы – будь это чиновник первого разряда, будь это чиновник высшего разряда, включая Путина, конечно же.



Сергей Хазов : Если власти вновь проигнорируют выдвинутые им требования, самарские чернобыльцы говорят о готовности возобновить с 3 марта голодовку протеста.



В эфире Псков, Анна Липина:



Людмила Воробьева : Последний отпуск мы были летом в августе. Я осталась у родных своих, у матери с отцом, вот с Артемкой. Мы с ним договорились, если я поеду, я пришлю телеграмму.



Анна Липина : Псковичка Людмила Воробьева вспоминает события 2000 года. Тогда ее муж, старший лейтенант Алексей Воробьев, служил в псковской 76-й воздушно-десантной дивизии. В составе 6-й роты 104 полка он находился в служебной командировке в Чечне. Для молодой жены поездка мужа в "горячую точку" тогда была уже второй. Алексей и Людмила друг другу писали письма и телеграммы. В месяц она получала от мужа по два письма. Главной темой их переписки был сын Артем.



Людмила Воробьева : Писал, что он очень скучает, очень переживал, постоянно спрашивал про сына. Переживал, что в данный момент он не с нами.



Анна Липина : В момент отбытия Алексея в Чечню их сыну не было и года. 1 марта 2000 года старший лейтенант Воробьев погиб в составе 6-й десантной роты при выполнении служебного долга.



Людмила Воробьева : А моя мама работала на почте. Вот. И в один день мы были дома, она зашла, и я просто по ее лицу поняла, что пришла телеграмма.



Анна Липина : Это сейчас о псковских десантниках знает вся страна, тогда же, в марте 2000 года, достоверную информацию было не получить. На КПП полков псковской дивизии стояли родители, жены военных, ожидая ответа - кто погиб, сколько погибли, почему? Вечером 12 марта в Пскове садились самолеты с "грузом 200". Потом машины с гробами по центральным улицам Пскова проехали в дивизию. Военные начальники сначала долго скрывали, что произошло на самом деле. Министр обороны молчал о трагическом событии. И только после того, как гибель роты псковских десантников оказалась в центре внимания журналистов, общественность стала требовать правды.


В живых осталось шестеро, 84 погибли. С этим сообщением выступил по псковскому телевидению губернатор области, сказав, что нельзя молчать о том, что в Чечне опять погибли наши солдаты, и на этот раз полностью рота. В течение суток они противостояли натиску около двух тысяч боевиков.


Сейчас в Пскове живут вдова Алексея - Людмила и маленький сын Артем. В семье очень часто вспоминают об отце, поэтому Артем много знает о нем. И даже говорит об отце в настоящем времени.



Артем : Он добрый, хороший, вежливый. Хорошо учился, работал, очень любит маму.



Анна Липина : Военную службу Алексей выбрал, как и его отец.



Владимир Воробьев : Конечно, то, что погиб Алеша, нам его не достает очень. Но мы гордимся, что Алеша вырос настоящим гражданином и человеком.



Анна Липина : Полковник запаса Владимир Воробьев, в прошлом десантник, прошедший Афганистан, отец погибшего старшего лейтенанта Алексея Воробьева, через два года после трагедии составил полную картину произошедшего, которая расходится с официальной версией. В ней кадровый военный напрямую указывает на ошибки и даже на халатность командования.


Семьям десантников полностью выплатили "гробовые". Но и тут без проблем не обошлось. Вдове героя России Алексея Воробьева была положена 50-процентная надбавка к пенсии за супруга на сына. В Пскове эту надбавку пришлось пробивать через суд.



В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:



Сплошная нищета самого богатого района Приамурья. Полмиллиарда рублей чистой прибыли ежегодно мог бы получать Константиновский район только на одном урожае сои. Однако здесь осталось немного работающих сельскохозяйственных предприятий, и большинство населения живет только за счет собственного подворья. В не очень далеком прошлом совхозное имущество было распродано лицам, не имеющим никакого отношения к сельскому хозяйству. Предприятия были обанкрочены и вывезены по частям.


Такая узаконенная форма грабежа превратила некогда успешный район в руины. Практически во всех деревнях, за редким исключением, нет даже элементарных удобств. Сегодняшняя озабоченность амурских властей в связи с отсутствием бань на селе вполне объяснима. К примеру, жители деревни Семидомка решают проблему с помывкой в единственном душе, расположенном в местной кочегарке. К тому же, попасть туда не так-то просто. Говорит местный житель, пожелавший остаться неизвестным.



Житель : Бани нет. Кочегарка есть местная на отопление школы, клуба. Душ в кочегарке и все. Покупаем талоны в администрации. 15 рублей талон, а душ – одно название. Там очереди, очереди, очереди. Колхозу, можно сказать, хана, все. Последнее вывезено. Всю технику вывезли, все. Нет руководства.



Антон Лузгин : Рассказывает житель села Орловка Виктор Ермаков.



Виктор Ермаков : По сравнению с тем, что было, тут работал и клуб, и были бани, все было. А сейчас как видно – одни разрухи остались. Две бани – старую забросили, а новую под ключ сдали, а запустить, не запустили, разморозили батареи, так и закинули, забросили. Населению здесь вообще негде мыться. Хорошей власти на селе нет, чтобы кто-то этим занялся. Администрация даже…. Баня от себя нас откинула, чтобы этим не заниматься. А клуб потихоньку начали разбирать, опять отстроили и опять разобрали. Вот к плачевному результату и пришли.



Антон Лузгин : Не менее остро стоит проблема с водоснабжением и это в районе, который, мягко говоря, не обделен гидроресурсами. Взять хотя бы районный центр. Большое село Константиновка расположено на берегу Амура. Но некоторые ее жители добывают воду почти, как обитатели аулов вблизи пустынь. Свободный выход к реке невозможен, поскольку здесь пограничная зона. Говорит жительница райцентра Мария Шваб.



Мария Шваб : Я проживаю на улице Коммунальной, 6. У нас стоит рядышком колодец. Колодец заброшенный, но мы пытаемся оттуда воду набирать. Он замерзает. Обращалась к главе – денег нет на строительство колодезя. Никто внимание не хочет обращать. Ходили, стучали, стучали, двери никто не открывает. Колодец разваливается, осталось еще чуть-чуть. Воду набираем. Кидаем камни туда, разбиваем этот лед, и набираем оттуда воду. Мы ее кипятим. Конечно, она не пригодна, естественно.



Антон Лузгин : Ситуация парадоксальная. Район, который мог бы озолотиться на лечебной воде, испытывает дефицит воды простой, в виду отсутствия нормальных коммуникаций. Что касается природных богатств, то константиновские минеральные источники, как считают ученые, являются уникальными для Дальнего Востока. Местная минеральная вода - очень эффективное лечебное средство при заболеваниях внутренних органов. Однако использовать дары природы не получается. Предприятие по разливу воды странным образом оказалось невостребованным. Рассказывает бывший председатель Константиновского районного совета Василий Малышенко.



Василий Малышенко : Во всяком случае, в 1998 году, будучи еще председателем районного совета, мы принимали решение, на примере Хабаровского края, 25 процентов предприятия вошло в муниципальную собственность, 75 процентов коллективу досталось. Поэтому перспективы были хорошие. Можно было предприятие сохранять, район бы получал в местный бюджет определенные финансовые средства. Но за 8 лет от этого предприятия ничего не осталось. Решение районного совета было отменено каким-то образом и с помощью кого, мне неизвестно. Может быть, местные власти опубликуют это решение, для чего они это сделали, поскольку налицо вы видите, что стало с предприятием. Оно, естественно, полностью разрушено. Никакой деятельности на территории этого предприятия нет. Люди остались без работы.



Антон Лузгин : Нельзя сказать, что в районе полностью отсутствуют эффективные собственники. Но зачастую успех выстраивается за счет микроскопических зарплат и бесплатно приобретенной земли у крестьян. Говорит правозащитник Игорь Компанеец.



Игорь Компанеец : По существу Константиновский район сейчас, как своеобразная такая язва или как злокачественная опухоль на теле Амурской области, которая указывает на определенный полный застой. Мы не будем говорить, кто плох – власть или отсутствие прокурорского надзора, но налицо. В некоторых деревнях земля у крестьян изъята вообще безвозмездно, без каких-либо документов, договора купли-продажи. Землей этой пользуются, она приносит прибыль. Допустим, иркутский жиркомбинат в прошлом году 50-60 миллионов прибыли имел. Налоги ушли непонятно в какие бюджеты. Люди от своей земли не получают ни дивидендов, ни вообще каких-либо продуктов. А средняя заработная плата в Константиновском районе, за исключением одного колхоза «Родина», в котором можно еще немножко посмотреть, как люди живут, в остальных, когда мы разговаривали с людьми, 1 тысяча, 2 тысячи казались очень большой заработной платой.



Антон Лузгин : Остается только надеяться, что плоды нацпроекта по развитию села местное население ощутит еще при жизни. В противном случае, заброшенные сельхозугодья и фермы будут восстанавливать трудолюбивые соседи с противоположного берега Амура, и такие перспективы уже просматриваются.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Игорь Телин : К зданию отдела внутренних дел подъезжает микроавтобус, из него в сопровождении милиционеров выходит группа необычно одетых людей: кто в тулупе, кто в ватнике, кто даже в явно детском пальто, на головах вязаные шапочки, ушанки, у одного из мужчин – армейская пилотка-"афганка". Разная, даже разномастная одежда. Одинаковые у этих людей выражения помятых лиц, нетвердые походки и запах перегара. Все они не имеют постоянного места жительства в столице Мордовии - это бомжи, кампанию по пересчету и регистрации которых в своих картотеках вот уже несколько дней проводят сотрудники саранской милиции.



Борис Вахонин : У нас существует масса проблем с данной категорией лиц, которые в основном, особенно в зимнее время, укрываются в подвалах жилых домов, тем самым, причиняя гражданам, проживающим в этих домах, массу неприятностей. Они перепиливают замки, обеспечивая доступ, в том числе для хищения в подвалах, разводят огонь. Было несколько случаев пожара. Кроме того, они и сами не прочь полазить по подвалам граждан.



Игорь Телин : Однако точный ответ на вопрос о том, каковы будут последствия этой своеобразной переписи бомжей, заместитель начальника милиции общественной безопасности Ленинского района столицы Мордовии майор Борис Вахонин так и не дал. Главное – мы реагируем на многочисленные обращения жителей Саранска.


И действительно, не имеющие постоянного места жительства люди, доставляют много неудобств горожанам. Как, например, жителям поселка ТЭЦ 2, где расположены в основном двухэтажные дома да бараки, построенные сразу после войны. Эти места для почти постоянного места жительства и облюбовали люди фактически такового не имеющие.



Жительница : Здание наше разрушилось, все растащили, окна забили. Потом все бомжи приходят тут, пьют, курят, свалку устроили, мусорку. Невозможно пройти мимо.



Жительница : Бардак. Мусор выкидывают сюда, как свалка.



Жительница : Страшно – тут не раз горело здание. Был пожар. Приезжала пожарная машина. Опасно.



Игорь Телин : Пролетарский район Саранска – типичный спальный район мордовской столицы. Большое количество жилых домов, подвалы которых в зимнее время и используются бездомными для ночлега. Кто-то пытается их обустроить, большинство же людей такой проблемой не озабочены. Тепло, есть куда бросить охапку тряпья – и ладно. Даже если и нет тряпок, то можно в их поисках вскрыть несколько сараев, плюс к тому обзавестись хранящимися здесь продуктами - банкой огурцов, например, что идеально подходит для закуски.


Милицейский наряд вместе с участковым приехал по вызову жильцов одного из домов по улице Коваленко. Люди пожаловались, что боятся заходить в подвал – оттуда несется отборная брань. Выяснилось, что накануне там поселился бомж Николай. Отметил свое вселение бутылкой выпитого самогона и тем, что вскрыл два сарая. На утро милиционерам минут пять пришлось будить "новосела".



Алексей Панькин : Пойдем, вставай. Кошмар!



Игорь Телин : "Кошмар" – это слова участкового Алексея Панькина, выбиравшегося из подвала, затопленного зловонной жижей.



Алексей Панькин : Замок придется менять.



Игорь Телин : А это – уже о входе в этот самый подвал. Бомж Николай просто перепилил дужку замка.


В подвале соседнего дома ситуация, если так можно выразиться, более благополучная. Всю зиму здесь живут Иван и Галина. Вместе они уже три года, такая своеобразная семья.



Иван : Я развелся. На квартире жил.



Галина : У меня скандал.



Иван : Как-то судьба свела.



Игорь Телин : Галина ходит по свалкам, собирает выброшенные вещи, алюминиевые банки и сдает их. Иван подрабатывает на рынке грузчиком, зарабатывает за день немного – чуть более ста рублей. Половина уходит на самогон, половина – на закуску. Пьют каждый вечер, но ведут себя тихо, по крайней мере, жильцы дома на них не жалуются. Тем не менее, гражданских супругов милиционеры также погрузили в микроавтобус и отвезли в райотдел для установления личности.


Характерно, что в этом же Пролетарском районе расположен единственный в Саранске дом ночного пребывания. Бездомным лучше ночевать здесь, где есть нормальные условия, говорит его руководитель Владимир Кокорев.



Владимир Кокорев : Самое главное для посетителей дома ночного пребывания, это тепло, уют и прекрасно их принять. Само собой – это быт устроить.



Игорь Телин : Однако, ночлегу в тепле на кроватях с чистым постельным бельем в этом социальном учреждении саранские бомжи предпочитают грязные и сырые подвалы. Почему? Все дело в том, что в ночлежку не пускают тех, кто находится в состоянии алкогольного опьянения, то есть в том состоянии, в котором под вечер пребывает большинство бездомных. Следовательно, путь сюда им закрыт. Ничего с этим не можем поделать, признает Кокорев, хотя планы у администрации ночлежки весьма обширные. Большое количество бездомных волею случая попало в сложные жизненные обстоятельства и таким людям просто надо немного помочь. Помочь встать на ноги, пережить сложное время, и социальное учреждение намерено этим заниматься.



Владимир Кокорев : Мы хотим создать им рабочие места – картонное производство и изготовление столярных изделий.



Игорь Телин : То есть, люди смогут зарабатывать хоть какие-то деньги, хотя бы себе на питание. Вот только питанием для многих из них уже стала не просто еда, а закуска после выпитого стакана самогона. Между тем, саранская милиция провела процедуру регистрации бомжей, попутно сняв отпечатки пальцев. Процедура принудительная, незаконная, но люди молча согласились на нее – боятся, что в случае отказа им будет хуже. После этого их отпустили, и они снова вернулись в облюбованные ими подвалы.



В эфире Обнинск, Сергей Собачкин:



Жители обычной «хрущовки» по адресу Ленина, 116 выиграли суд у городской администрации. Этому дому 40 лет. В нем никогда не делался капитальный ремонт, а все инженерные сети - водопровод, канализация, отопление – сильно износились. Три года назад жители дома написали в муниципальную управляющую компанию заявление с просьбой о ремонте. Им отказали. Тогда люди обратились в мэрию, там им пообещали сделать ремонт в 2006 году, но не сделали. Терпение у людей лопнуло, и они написали заявление в суд. Городская администрация требования жильцов дома не признала, заявив, что может финансировать ремонт общедомового оборудования, исходя из своей доли собственности, а большинство же квартир приватизировано. Комментирует депутат обнинского городского собрания Нина Илларионова:



Нина Илларионова : Администрация считает, что если они не сделали в свое время ремонт капитальный, то теперь по новому Жилищному кодексу они прощают себе все эти долги, и жители должны сделать капремонт за свой счет.



Сергей Собачкин : О том, как вели себя на суде представители обнинской администрации, рассказывает истец Лидия Лисицына:



Лидия Лисицына : Они настолько сильно сопротивлялись. Сколько раз на суде судья пыталась нас помирить, дать им слово, что они сделают ремонт без суда, она подчеркивала, что мы можем договориться без суда. Ни в какую! Они как отче наш одно и тоже твердили - они собственники, они должны ремонтировать свою собственность сами. Какие бы мы доводы не приводили, они как отче наш твердили - нет, нет, нет.



Сергей Собачкин : Тем не менее, суд, ссылаясь на Жилищный кодекс решил, что администрация обязана профинансировать капитальный и текущий ремонт инженерных систем дома в полном объеме. Этот случай в Обнинске беспрецедентный – люди впервые через суд обязали власть провести ремонт. Но радость победителей была не долгой. Обнинская администрация решение суда не признала и написала кассационную жалобу с тем, чтобы дело было рассмотрено повторно. Лидия Лисыцина , узнав о кассационной жалобе, сильно возмутилась:



Лидия Лисицына : То, что они написали жалобу, это нечеловеческое отношение к людям. Это противостояние против жителей. На мой взгляд, администрация города, в частности, мэр города он же должен защищать жильцов, но вместо того, чтобы защитить, они еще пишут кассационные жалобы, чтобы даже то маленькое, что мы отсудили, и то надо у нас отобрать.



Сергей Собачкин : Житель дома Ленина, 116 79-летний Дмитрий Покулевский тоже очень остро воспринял новость о кассационной жалобе.



Дмитрий Покулевский : Мэрия вместо того, чтобы заниматься основательно капитальным ремонтом, ведет с людьми тяжбу. Мы за полтора года судебного процесса прошли огонь и воду. И до сих пор воюем с мэрией. Они мне нервы истрепали на 10 лет вперед. Скажите, ради чего? Ведь дом все равно надо ремонтировать.



Сергей Собачкин : У пожилых людей больше нет сил бороться с обнинской администрацией. И они обратились за защитой к президенту Путину. Ему написали буквально следующие: «Нас, жителей 70-квартирного дома, средний возраст которых около 70 лет, трудно, чем удивить. Мы в своей долгой жизни видели всякое. Но такие действия обнинской мэрии повергли нас в шок. Ответьте нам на вопрос - осталось ли что-нибудь святое в действиях власти?» Конец цитаты.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Недавно в Ижевске общим собранием собственников был свергнут со своей должности председатель Товарищества собственников жилья. Юрист Виталий Минченко год назад был инициатором и организатором ТСЖ в 9-этажном 6-подъездном доме в центре Ижевска. ТСЖ так и называлось по почтовому адресу дома – Пастухова, 82. Однако с самого начала возник конфликт между жителями и Минченко. Об этом говорит коллега Минченко по профессии, тоже юрист и сосед по дому Алексей Ожегов.



Алексей Ожегов : При образовании был конфликт. Часть жильцов обжаловала действия гражданина Минченко по регистрации ТСЖ в прокуратуру. Минченко проводил собрание по регистрации ТСЖ путем заочного голосования. Это не возбраняется, но этих бюллетеней не было, не было кворума собрано, протокола тоже не было. Минченко все скрывает. У нас есть подписи жильцов, которые написали, что «мы не голосовали». Поэтому мы написали заявление в прокуратуру.



Надежда Гладыш : Но претензий за год существования ТСЖ накопилось куда больше. Недоверие родилось из-за того, что председатель никому не показывал ни учредительные документы, ни бухгалтерскую отчетность. А неожиданно всплывавшие факты оказывались зачастую скандального свойства. Так, во всех подробностях собрание выслушало историю о том, как Минченко хотел получать оплату безлимитного трафика от интернет-компании якобы для ТСЖ, но на свой личный счет. Вот как он сам объяснил это собранию.



Виталий Минченко : Из всего, что они сказали, согласиться и принять вину, действительно, да я ошибся, каюсь. Был у меня летом заключен договор с компанией «Народный интернет» на предоставление доступа в сеть интернет. Когда я пришел туда и говорю, ребята, вы на нашем доме размещаетесь, надо как-то это оплачивать. Давайте сделаем так – мне для работы нужен интернет. Делайте мне на ТСЖ интернет. Они, говорят, знаешь, дорогой, на юридическое лицо никак не можем, только на физическое. И вот я как-то не подумал о том, что задним числом меня могут потом поставить, и согласился.



Надежда Гладыш : Но это еще, как говорится, цветочки. Как утверждалось на собрании, ТСЖ работало без сметы, без штатного расписания, без договоров с обслуживающими организациями. Даже председатель, по его словам, работал на общественных началах и совмещал свои обязанности с обязанностями бухгалтера. Полный хаос в делопроизводстве – вот что волновало собственников. Выступает еще один юрист, Роза Ахмадуллина, тоже жительница дома номер 82.



Роза Ахмадуллина : На сегодняшний день основные споры, которые рассматриваются в арбитражных судах и судах общей юрисдикции, это как раз споры, которые возникают между ТСЖ, управляющими компаниями и обслуживающими организациями. Первая основная причина то, что ТСЖ и управляющая компания не платят обслуживающим организациям. Если мы, как собственники, не проконтролируем, куда уходят денежные средства, то через год у нас может возникнуть такая же ситуация. Многие жители подтвердят, многие столкнулись с той ситуацией, что он не предоставляет документы. Он хамит жителям. Выясняется, что он хамит не только жителям, но и предприятиям. У нас сейчас могут возникнуть проблемы с налоговыми органами. Он как председатель по закону никакой ответственности не несет! Несет – юридическое лицо. А у нас юридическое лицо – ТСЖ, то есть все мы, собственники. На сегодняшний день нет штатного расписания, нет трудовых договоров. Трудовое законодательство сплошь и рядом нарушается. Сейчас придет комиссия по трудовым спорам. И они могут на нас наложить штраф.



Надежда Гладыш : Собрание длилось без малого три часа, проходило на высоких тонах. Виталия Минченко не только упрекали и обвиняли, но и активно защищали, ставили ему в заслугу то, что он добился-таки регистрации ТСЖ, а люди видят в товариществах собственников наиболее эффективную и выгодную форму управления своим домом. Но при этом, по их мнению, должна быть коллегиальность руководства и прозрачность в делах. Был ли готов Виталий Минченко к работе председателем ТСЖ? Фрагмент обсуждения:



- Все умные, юристы, целый год молчали вместо того, чтобы подойти подставить плечо и сказать – вот это ты должен сделать, вот это.



- Человек избирается сам.



- Когда он ходил и рассказывал, для чего ТСЖ, никто не пошел!



- Не надо! Не надо! Я ему говорила!



- Все ему подсказывали.



Надежда Гладыш : Когда дело дошло до выборов нового состава правления, участники собрания придирчиво обсуждали каждую кандидатуру, спрашивали, какой у человека профессиональный багаж. В правление вошли юристы, экономист, энергетик, сметчик и даже сотрудница налоговой инспекции. Председателем выбрали Тамару Неустроеву, работницу одной из коммунальных служб города с большим стажем работы.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG