Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Кынев: "То, что происходит сегодня, это абсолютно бессмысленный и беспощадный админресурс"


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.



Евгения Назарец: Активный мониторинг нарушений на выборах ведет Ассоциация защиты прав избирателей "Голос". И с нами на связи из пресс-центра ассоциации наш специальный корреспондент Ольга Вахоничева.



Ольга Вахоничева: К этому часу в информационный центр "Голоса" поступило более тысячи сообщений активистов ассоциации. Корреспонденты "Голоса" сегодня работают почти в 40 регионах России, они наблюдают за тем, как проходит голосование на избирательных участках, точнее, какие нарушения зафиксированы. Картина на этих выборах нерадостная - вот так примерно охарактеризовала ситуацию исполнительный директор ассоциации "Голос" Лилия Шибанова. По ее словам, на каждый пятый избирательный участок не допускают корреспондентов голоса. Отсутствие реального контроля - вот, пожалуй, наиболее отличительная черта этих выборов. По информации "Голоса", только в Москве на половине избирательных участков нет наблюдателей вообще. Можно представить себе, наверное, что происходит в регионах. Если с утра число нарушений во время думских выборов мало отличалось от нарушений в эту кампанию, то к этому часу, думаю, картина изменилась.


Я предоставляю слово эксперту ассоциации "Голос", политологу Александр Кыневу.



Александр Кынев: Что касается основных нарушений, то здесь отмечается весь традиционный букет, который мы наблюдали всегда, это нарушение прав наблюдателей, это не сброшюрованные списки. Мы понимаем, когда списки не сброшюрованы, это является условием, которое позволяет в дальнейшем производить фальсификации и вбросы. Есть сигналы о прямых вбросах, есть сигналы о наличии в списках избирателей отметок. Мы понимаем, что когда есть отметка, это означает, что кто-то в дальнейшем по этой отметке может подписаться, и обычно отметки ставят напротив тех людей, которых либо нет, либо они умерли, либо служат в армии, либо что-то еще происходит.


И самое главное, как уже было сказано, действительно, если у нас на выборах в Государственную Думу было 11 партий, и они могли направлять своих наблюдателей, сейчас всего 4 кандидата, и дополнительные наблюдатели есть только в тех регионах, где проходят региональные выборы. То есть, по сути, власть контролирует сама себя, и в этом смысле можно делать почти все, что угодно. Очень активно из регионов поступают сигналы о всевозможных стимулирующих лотереях, розыгрышах, конкурсах. То есть получается так, что избирателей на участки пытаются завлечь кнутом и пряником. С одной стороны, работодатели давят на бюджетников, требуют получить открепительные удостоверения, требуют проголосовать до 12 часов, где-то до часу дня, связаться со своим начальником, кураторы фиксируют явку сотрудников по поликлиникам, по больницам, по школам, по вузам. И одновременно мы видим все вот эти стимулирующие лотереи, от раздачи билетов на скидки в каких-то супермаркетах до раздачи пакетов сахара, конфет в других регионах.


Все это вместе говорит о том, что после той кампании, которая была, предельно зарегулированная, лишенная интриги, несомненно, было понятно, что, несмотря на победные реляции, высокой явки ждать не приходится, и используются все мыслимые и немыслимые возможности для того, чтобы заставить людей прийти на участки и заявить, что при высоком доверии граждан у нас избран новый президент. На мой взгляд, конечно, все это очень печально, и я думаю, что этот исход не был предрешен, можно было провести вполне конкурентную кампанию и вполне нормальную процедура проведения самого голосования, и, на мой взгляд, никто бы от этого не пострадал, наоборот, это бы говорило больше о реальной легитимности власти в стране. На мой взгляд, то, что происходит сегодня, это абсолютно неоправданно, это абсолютно бессмысленный и беспощадный админресурс. Другого смысла в происходящем, как выработку рефлекса, как то, что общество просто приучают к определенному стилю взаимоотношений между населением и властью, другого смысла в происходящем я не вижу.



Евгения Назарец: Александр, скажите, пожалуйста, какое в сложившейся ситуации практическое значение имеет вот такое скрупулезное фиксирование нарушений, которое проводит ассоциация "Голос" с помощью своих корреспондентов?



Александр Кынев: Я считаю, что право избирать и быть избранным - это одно из ключевых гражданских прав человека, и нужно бороться, независимо от того, удается ли тебе конкретно сегодня добиться справедливости или не удается. Потому что, на мой взгляд, рано или поздно количество должно переходить в качество. Да, сегодня очень сложно на участке задокументировать нарушение. Вот в Москве, например, на одном из участков в Таганском районе зафиксирован вброс, и сейчас пытаются обвинить во всем наблюдателя, что это якобы он виноват, что это он все подстроил. У нас, конечно, особенно когда наблюдатель один, а члены комиссия работают сообща, есть сотрудники правоохранительных органов, то одному доказать против целой группы лиц, что нарушение было, конечно, очень сложно. У нас сегодня сделано все, чтобы наблюдатели были в лучшем случае в единственном числе на участках. Поэтому, на мой взгляд, это просто борьба за сохранение некоторых, может быть, небольших оазисов политической культуры, из которых, может быть, со временем у нас вырастет цивилизованное гражданское общество и цивилизованный политический процесс. Это борьба за будущее, как мне кажется. И я думаю, что складывать лапки и считать, что ничего сделать нельзя, это лишать себя будущего. И в таком случае что же тогда, назад в Советский Союз? Я не думаю, что этого кто-то сегодня реально хочет. Ведь все понимают, если мы поговорим с гражданами, цену этого давления, все понимают цену этим результатам, тем не менее, идут и голосуют - не хотят портить отношения, что-то еще. Все реально все понимают - это продукт нашей ситуации, но, тем не менее, общество пока к этому относится спокойно просто потому, что, видимо, какие-то другие, социальные условия, экономические и прочие не стимулируют. Ну, это происходит постепенное накопление вот этого человеческого материала, и кто знает, в какой момент все это может перейти в качество. Тем более, когда никаких легальных механизмов выражения протеста чем дальше, тем больше их просто не существует.


XS
SM
MD
LG