Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лидер ассоциации "Голос" об итогах голосования


Программу ведет Андрей Шарый. В программе принимает участие исполнительный директор Ассоциации «Голос» Лилия Шибанова.



Андрей Шарый: Сейчас стало известно, что член Центральной избирательной комиссии с правом совещательного голоса Андрей Клычков, он представляет КПРФ, подал более 110 жалоб на процесс проведения голосования. Вот так много замечаний у членов Компартии.


И сейчас в прямом эфире нашей программы – Лилия Шибанова, исполнительный директор Ассоциации «Голос». Это независимая и довольно большая, видимо, самая большая в стране сеть, которая пытается осуществить независимое наблюдение над тем, как происходили выборы.


Лилия, удалось ли вам сделать то, что вы запланировали?



Лилия Шибанова: Да, практически в большинстве регионов у нас корреспонденты работают, и будут работать всю ночь в территориальных комиссиях. Сейчас они заканчивают подсчет голосов в участковых комиссиях. По существу, у нас проблема возникла очень серьезная только по Астраханской области, где не допустили ни одного корреспондента газеты «Гражданский голос», ни в территориальной комиссии, ни в участковой комиссии. Причем это прямое указание председателя региональных избирательных комиссий Покровского, который на совещании в субботу с территориальными комиссиями запретил пускать «Голос» на участки. Мы добивались через прокуратуру. Прокурор сослался практически на несуществующую строку в закон о СМИ, о том, что якобы корреспондент должен представлять редакционное задание. А такой строки вообще нет в этом законе. И вот сославшись на несуществующую строку, прокурор подтвердил вот это неправовое решение избирательных комиссий. Мы обращались в Центральную избирательную комиссию. Там только посмеялись над всем этим. В общем, короче говоря, вот в этой ситуации об Астрахани, где мы отмечали думскую кампанию не просто правовым нарушением во время избирательной кампании, а просто преступные действия в территориальных избирательных комиссиях, когда они выбрасывали членов территориальных избирательных комиссии от «Справедливой России»... просто выбрасывали их при сдаче протоколов, выносили их просто с территориальных избирательных комиссий. И вот сейчас там нет наблюдения вообще.



Андрей Шарый: Лилия, скажите, пожалуйста, а вообще, какое у вас сейчас впечатление, какие данные, велики нарушения в ходе этих выборов, в ходе этого голосования?



Лилия Шибанова: Вообще, нарушения... повторяется абсолютно идентично думская кампания. Голосование массовое по открепительным удостоверениям под давлением, то, что мы отмечали в думскую кампанию, один к одному. Плюс добавилась еще новая технология. Вот в Калининграде прямым текстом избирательная комиссия приняла постановление о том, что можно голосовать без открепительного удостоверения, без прописки, а просто по заявлению, причем в день голосования. В Москве, в ряде регионов прямо в почтовые ящики разбросали номера телефонов, по которым надо позвонить – и тебя вставят в список избирателей без открепительного удостоверения, без прописки. Вот это уже новая технология, которая опять-таки массово используется. Причем мы подали в Московскую избирательную комиссию об этом нарушении заявление через Андрея Юрьевича Бузина, члена Московской городской избирательной комиссии. И просто отписку получили, вот просто отписку. Вообще, не ответ, а просто отпуску. В Центральную избирательную комиссию по этому поводу мы попросили коммунистов обратиться, и они обратились с заявлением – ноль реакции. Вы понимаете, самое страшное то, что сейчас происходит, - Центральная избирательная комиссия, которая организует выборы, слепоглухонемая. Она вообще не видит нарушений, она не реагирует на нарушения, она вообще ведет себя так, что можно делать все, что угодно, сегодня на участках.



Андрей Шарый: Ну, видите ли, обычно так ведут себя люди, которые уверены в своей безнаказанности.


Скажите, пожалуйста, Лилия, а вот что касается этих довольно смешных, с политологической точки зрения, регионов, где вдруг за власть голосуют по 99 процентов. Я имею в виду сейчас республики Северного Кавказа, где вот и в этот раз явка очень велика – за 90 процентов и в Дагестане, и в Чечне. Там у вас есть какая-то возможность работать? И если есть, то скажите что-нибудь об этих регионах.



Лилия Шибанова: Ну, в Чечне, конечно, никакой возможности работать нет. Мы попытались один раз провести там обучение наблюдателей, и это все под конвоем, и все в сопровождении просто охраны. Я видела просто глаза этих наблюдателей, и я понимала, что они ничего не могут сделать на участках, они просто запуганы. В этой ситуации эти регионы – это уже не голосование, это уже рисовка протоколов, а больше ничего. Поэтому данные этих регионов можно просто аннулировать. Хотя только сейчас я показывала в пресс-центре результаты анализа думской кампании в этих регионах, где максимальная явка и максимальное голосование было за «Единую Россию». И там разница почти в 20 процентов идет в голосовании по «Единой России» в тех регионах, где более 80 процентов явка, и в тех, где средний процент явки.



Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, Лилия, а у вас есть какое-то ощущение или, может быть, есть какие-то методики, которыми вы пользуетесь, которые помогают сказать, вот если есть вот эти массовые фальсификации и нарушения, то можно ли сейчас определить их объем, размер в процентах или нет?



Лилия Шибанова: Ну, можно, конечно, проанализировать данные протоколов. К счастью, Центризбирком все-таки вывешивает еще, слава Богу, протоколы участковых избирательных комиссий. Это несовпадение протоколов – то, чем, собственно, мы и занимаемся. Это переписанные протоколы в территориальных комиссиях, когда можно сопоставить данные. По думской кампании мы сейчас кооперируемся с рядом политических партий и пытаемся проверить это. Такой результат будет у нас только к апрелю, не раньше. Ну, по Карелии, например, мы уже озвучили. Там каждый девятый протокол переписан из тех протоколов, которые мы получили от «Голоса».


А что касается вот таких прямых фальсификаций и вбросов, они тоже отмечались, но это все-таки ловится очень сложно. Вообще, фальсификации, которые делаются на участках, они очень тонкие. Когда идут манипуляции со списками избирателей, наблюдатели ничего не видят. То, что включили людей не по прописке и даже он голосует не по открепительным удостоверениям, фактически наш наблюдатель ничего не видел. Здесь, на участке он видит человека, который подходит с паспортом, он уже в списке, он спокойно голосует, хотя этот человек может быть в списке десятка еще дополнительных участков.



XS
SM
MD
LG