Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лев Пономарев называет действия московских властей провокацией


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие лидер движения "За права человека" Лев Пономарев.



Евгения Назарец : Сейчас на связи со студией лидер движения "За права человека" Лев Пономарев. Он, как и еще десятки активистов оппозиции, вчера был задержан во время попытки проведения Марша несогласных в Москве.


Лев Александрович, здравствуйте!



Лев Пономарев : Здравствуйте!



Евгения Назарец : Скажите, пожалуйста, как развивались события после вашего задержания? Чем все закончилось?



Лев Пономарев : Я бы хотел все-таки начать со слова "провокация". Я тоже вчера сделал заявление, и до этого выступал и говорил, что как раз это провокация московских властей. Именно они не дали возможность подать заявку в должное время, и сделали так, что были поданы заявки со стороны нашистов на все площадки города Москвы на 3-е число. После этого именно московские власти не дали возможность согласовать площадку, потому что это была их задача - развести. Если даже есть заявки одновременно на одну и ту же площадку, надо разводить. Это вполне можно было сделать, и они должны были это сделать.


Теперь, как вчера происходило. Я должен сказать, что Никиту Белых и меня задерживали, в общем-то, на одном и том же месте. То, что они написали в протоколе "административное задержание" это, конечно, полный бред. Потому что у меня было написано следующее, что я одновременно как бы мешал проходу граждан и движению автотранспорта, что довольно сложно, как вы догадываетесь сделать. Кроме того, я принуждал граждан к участию в митинге. Я должен сказать, что я просто стоял и беседовал с журналистами. Вот чем я занимался в тот момент, когда меня задержали.



Евгения Назарец : А чем все закончилось? Как вас отпустили? Какие-то санкции будут предприняты?



Лев Пономарев : Ну, это стандартная процедура. Ее довольно скучно описывать. Сначала нас довольно долго возили на автобусе, потому что отделения милиции были переполнены. Более того, сознательно возят, потому что есть такое в законодательстве - 3 часа в отделении милиции должны оформлять каждого задержанного. Поэтому они сначала долго возят в автобусе, потом, когда видят уже, что отделения милиции справятся, в течение 3 часов оформят, тогда приводят в отделение милиции, и в течение 3 часов оформляют документы. Оформили и выпустили.



Евгения Назарец : Смотрите, кажется, есть какое-то противоречие в самой сути происходившего. На то, чтобы провести Марш несогласных нужно спросить согласия властей - не уведомить, а спросить. Можно ли с этим что-то поделать? Ведь есть какая-то грань между охраной общественного порядка и соблюдением его и все-таки волеизъявлением людей?



Лев Пономарев: Я должен сказать, что при доброй воли власти, конечно, такие бюрократические всякие вещи решаются тривиально. Возьмите, например, Запад. Там тоже уведомительный, у нас уведомительный характер. Но когда что-то происходит, миллионы людей выходят на улицу. Лидеры оппозиции или даже премьер-министр возглавляют шествие. Никому не приходит в голову, что это не санкционированная акция - что-то произошло важное для общества. Теперь, допустим, наша оппозиция. Она подает заявку. Но удовлетворите эту заявку. У нас фактически не уведомительный, а разрешительный характер, то есть по закону уведомительный, но при этом власть должна издать некоторый распорядительный документ. В этом распорядительном документе они говорят милиции - вы должны делать это, потому что будет митинг в этом месте или какое-то шествие, вы должны это делать. Но они вот этот документ, который является распорядительным для милиции, для силовых структур, они сделали разрешительным. Потому что они в этом распорядительном документе пишут, что мы отказываем в проведении акции, потому что, потому что, потому что...



Евгения Назарец : Спасибо большое, Лев Александрович!



XS
SM
MD
LG