Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги Маршей несогласных в Москве и Петербурге


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Тамара Ляленкова.



Александр Гостев: В Москве милиция вчера во второй половине дня разогнала Марш несогласных, на несколько часов были задержаны десятки людей. В Петербурге такая же оппозиционная акция была властями разрешена, участвовали в ней несколько сотен человек. По мнению ряда правозащитников, оппозиционные силы вчера получили уникальный опыт, результаты которого попыталась обобщить корреспондент Радио Свобода Тамара.



Тамара Ляленкова: Ничего удивительного в желании оппозиционной коалиции "Другая Россия" провести акцию в знак протеста против результатов президентских выборов нет. Нынешний Марш несогласных был предсказуем, о нем знали заранее, поскольку в Петербурге его санкционировали, а в Москве запретили. Но и в том и в другом случае власти хорошо подготовились: милиция, ОМОН ни на шаг не отступали от митингующих. Еще накануне митинга, в воскресенье, возле петербургского офиса партии "Яблоко" был задержан глава ее городского отделения Максим Резник, который якобы ударил сотрудника милиции. В остальном, как полагают участники акции в Петербурге, Марш несогласных прошел достойно.


Рассказывает лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров.



Гарри Каспаров: Впечатления самые положительные, все-таки мероприятие организовывалось в будний день, погода была не очень, снежок шел, холодно. Но, естественно, в Петербурге все-таки остаточные впечатления людей после четырех "маршей" предыдущих были не самые приятные, три "марша" кончились разгонами, избиениями, арестами. Поэтому важно было эту тенденцию переломить. Около двух тысяч человек, большой драйв, чувствовалось, что, в общем-то, если бы эти две тысячи человек могли бы выйти на Невский, то, конечно, число бы увеличилось во многие разы. Это тот самый кошмар власти, когда появляется протестное ядро, готовое увлечь за собой огромное количество недовольных, которые пока еще колеблются.



Тамара Ляленкова: В петербургском "марше" также принял участие сопредседатель движения "Другая Россия" Эдуард Лимонов.



Эдуард Лимонов: Питерские власти имеют больше опыта, и они помнят 3 марта прошлого года, когда около 6-7 тысяч человек фактически владели центром города Петербурга. И они сделали более-менее трезвый вывод и не стали запрещать в этот раз "марш". Как вы видите, ничего страшного не произошло. Мы вышли, чтобы заявить свой протест против этого приведенного к власти по блату господина Медведева.



Тамара Ляленкова: В Москве же напротив, участников акции начали задерживать еще до того, как те успели выйти к памятнику Грибоедова. "Марш" еще не успел начаться, а несколько милицейских автобусов уже были заполнены сторонниками "Другой России". Оппозиционеры пытались выйти на улицы города, потому что считают состоявшиеся президентские выборы фарсом.



Александр Хатов: Все это марионетки чистой воды. И все, кто говорит о том, что состоялись нормальные выборы, - это все враги демократии в России самые натуральные. Каждый раз, когда вы видите разгон демонстрации в России, пикета, митинга или чего-нибудь подобного, вы видите бандитское нападение государственных служащих на граждан, осуществляющих свое конституционное право.



Тамара Ляленкова: Это было мнение активиста Объединенного гражданского фронта Александра Хатова.


Действительно, в ходе проведения акции в Москве были задержаны лидер "Союза правых сил" Никита Белых, правозащитник Лев Пономарев и несколько десятков участников митинга. Как это случилось, рассказывает Лев Пономарев.



Лев Пономарев: Это как раз провокация московских властей. Именно они не дали возможность подать заявку в должное время и сделали так, чтобы были поданы заявки со стороны "нашистов" на все площадки города Москвы на третье число. И после этого именно московские власти не дали возможность согласовать площадку, потому что это их была задача - развести. Если даже есть заявки одновременно на одну и ту же площадку, надо разводить и это вполне возможно было, и они должны были сделать.


Как происходило? Я должен сказать, что Никиту Белых и меня задержали, в общем, фактически на одном и том же месте. То, что они написали в протоколе административного задержания, это конечно полный бред. Потому что у меня было написано следующее, что я одновременно как бы мешал проходу граждан и движению автотранспорта, что довольно сложно, как вы догадываетесь, сделать. Кроме того, я принуждал граждан к участию в митинге. Я должен сказать, что я просто стоял и беседовал с журналистами, вот чем я занимался в тот момент, когда меня задержали. Сначала нас возили довольно долго на автобусе, потому что отделения милиции были переполнены. Более того, сознательно возят, потому что есть такое в законодательстве: три часа в отделении милиции должны оформлять каждого задержанного. Поэтому они сначала долго возят в автобусе, потом, когда видят уже, что отделение милиции, справится, в течение трех часов оформит, тогда приводят в отделение милиции и в течение трех часов оформляют документы. Оформили и выпустили.



Тамара Ляленкова: О том, какие меры административного воздействия могут быть применены к задержанным участникам "марша", я попросила рассказать лидера "Союза правых сил" Никиту Белах.


Никита Юрьевич, можно ли было предположить такой ход событий и то, что за этим последует. Вы же понимали, что что-то произойдет.



Никита Белых: Естественного, я предполагал там наличие милиции и ОМОНа, но, честно говоря, ожидал, что их действия будут более адекватными. В конечном итоге, ОМОН хватал любых людей, кто оказался в данном случае на той территории, которая, как они считают, была запретной. В данном случае я говорю не о других моих товарищах, что называется, по заключению, которые на самом деле не делали каких-то провокативных действий, либо общались с журналистами, как Лев Пономарев и я, то есть, объясняли, собственно, нашу позицию, почему мы оказались здесь. Действия такого рода со стороны ОМОНа по отношению к лицам, которые вели себя спокойно и никак не создавали угрозы общественной безопасности, вот эти действия, на мой взгляд, были чрезмерными, и их там предполагать было сложно.



Тамара Ляленкова: Вы в тот момент знали, что произошло в Петербурге с Максимом Резником?



Никита Белых: Да. Но тут в данном случае власть регулярно делает звоночки. В конечном итоге, если все эти звоночки воспринимать как некие сигналы, то единственная вообще возможная деятельность - сидеть дома, не звонить по телефону, не выходить в интернет, смотреть первый канал телевидения и все. То, что вменяется в тех рапортах, которые писали омоновцы, то есть они их писали под копирку, каждый из задержанных, с их точки зрения, занимался незаконной агитацией, призывал к свержению государственного режима. Будет судебное рассмотрение по той статье Кодекса об административных правонарушениях, которая нам вменяется, так называемая статьи 20.2, то есть речь идет о штрафе. Но речь тут, собственности, не о суровости наказания. Мы считаем, что с нашей стороны никаких незаконных действий не было, в отличие как раз от московской власти.



Тамара Ляленкова: Никита Юрьевич, любая акция служит тому, чтобы привлечь внимание к той проблеме, которую ее участники пытаются донести. Как вы считаете, в этом смысле Марш несогласных в Москве, эта акция удалась?



Никита Белых: Я считаю, что нельзя оценивать каждое отдельное взятое мероприятие с точки зрения его результативности. Но я абсолютно уверен, что если никаких действий не предпринимать, то точно ничего не произойдет. Задача гражданского общества, задача, в том числе и оппозиционных партий - заявлять о своей позиции, в первую очередь, если эта позиция не нравится государственной власти. Потому что иначе отсутствует, собственно говоря, та самая обратная связь, которая должна быть у любой власти.


XS
SM
MD
LG