Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги президентских и региональных выборов подводят аналитики Александр Кынев и Михаил Тульский



Михаил Соколов: Вместе со мной в московской студии Радио Свобода политологи Александр Кынев и Михаил Тульский. Мы в прямом эфире обсудим итоги как президентских, так и региональных выборов в России.


Итак, Центризбирком России завершает подсчет по голосованию на президентских выборах. Цифры вряд ли уже изменятся: 70% (я округляю) Дмитрий Медведев, Геннадий Зюганов 17,76, Владимир Жириновский 9,37 и Андрей Богданов 1,29.


Давайте коротко, что показалось важным в этой цифири. Александр, пожалуйста.



Александр Кынев: В это цифири, я думаю, что все понимают, что результат был абсолютно прогнозируем. На мой взгляд, гораздо интереснее картина изменения региональных предпочтений, которые можно наблюдать. В частности, я бы обратил внимание по результату Геннадия Зюганова. Если в течение последних полтора лет была общая тенденция, что КПРФ получает существенно выше в крупных индустриальных центрах и больших городах, чем на периферии, особенно в аграрных регионах, грубо говоря, прежний красный пояс посинел и стал оплотом партии власти. Я думаю, что была вполне закономерная логика, поскольку и на федеральном уровне КПРФ, учитывая усиление роли таких людей как Мельников, Жорес Алферов и так далее, очевидно, работала в первую очередь на интеллигенцию.


На мой взгляд, тот стиль кампании, которая прошла сейчас, привел немножко к другим результатам. Мы видим, что теперь по этим выборам Зюганов больше всего получил опять в регионах аграрных, то есть Брянская область, Орловская и так далее, и наоборот существенно уступает голосование за Зюганова в Москве, Петербурге, крупных индустриальных центра. На мой взгляд, это говорит о том, что в целом личный образ Зюганова гораздо более консервативен, архаичен, чем совокупный образ КПРФ так, как он сложился за последние годы. Кроме того, наверное, это говорит о том, что, возможно, часть городских избирателей повелась на разговоры возможной оттепели, о либерализме господина Медведева, и возможно, исходя из этих соображений, за него пошла голосовать. Кстати, факт агитации в газете «Правда», в агитационном материале речь шла о том, что Медведев – это новый Кириенко, дополнительно фактически по факту могло способствовать тому…



Михаил Соколов: Много ли людей читают газету «Правда»?



Александр Кынев: Могу сказать, что по Москве разносили этот агитматериал очень неплохо. Во всяком случае покрытие почтовых ящиков в городе Москве было достаточно высоким. То есть факт остается фактом, что электоральная картина голосования за Зюганова отличается от картины голосования за КПРФ еще в декабре месяце.


Что касается по остальным позициям, то там мало что изменилось. У Жириновского как были электоральный оплот Дальний Восток и Крайний Север, так они и остались. Как было у «Единой России» оплот национальные регионы Северного Кавказа, Тюмень, Ямало-Ненецкий округ, так они и остались оплотами. Можно отметить несколько точек всплеска, где губернаторы недоработали в декабре месяце и сейчас просто выпрыгивали из штанов, чтобы максимально повысить результаты. То есть феноменальный итог в Свердловской области, например. Я не вижу никакой логики и объяснения, кроме как стремления просто губернатора немножко реабилитировать себя перед федеральным центром.



Михаил Соколов: К Михаилу обращусь.



Михаил Тульский: В Свердловске, мне кажется, не было никакого на думских выборах сильного отставания от среднего результата. Поэтому там даже не под влиянием того, что на Росселя как-то давили, а просто, видимо, под влиянием того, что все динозавры-губернаторы рано или поздно уходят, и Россель боится, что вскоре и до него дойдет очередь, постарался для этого.



Михаил Соколов: Они с господином Чернецким помирились на какой-то момент.



Александр Кынев: Можно напомнить, что было 62% в декабре, а сейчас почти 69.



Михаил Тульский: Это и по стране в целом такой же рост на самом деле. Здесь скорее удивляться нужно какому-нибудь Краснодарскому краю. Причем по Краснодарскому краю я бы удивлялся не то, что Медведев 74, а что явка 85.



Михаил Соколов: А с другой стороны есть Смоленская область, где 52% за господина Медведева. Боюсь, что там выволочка будет кому-то по нынешним временам.



Михаил Тульский: Ситуация, как вы знаете, в Ярославской области смешная. Там же было 53 или 54% за «Единую Россию» в декабре и за это Лисицына заставили пойти в отставку, вернее пойти в Госдуму. Это у нас сейчас почти ссылка.



Михаил Соколов: А могли и в Совет федерации отправить.



Михаил Тульский: Госдума такой орган, в который отправляют, когда хотят совсем отправить в никуда - это называется в Госдуму для губернатора.



Александр Кынев: Я бы хотел обратить внимание, что можно добавить, что эти национальные регионы Северного Кавказа и любимая мною Мордовия, все-таки, видимо, были сделаны оргвыводы, и явка там оказалась пониже и процент у Медведева отказался ниже, чем у «Единой России». То есть, возможно, решили приблизить результаты к чему-то правдоподобному.



Михаил Соколов: Александр, но они, видимо, не боролись просто за представительство своего депутата, там какая-то маленькая республика и надо, чтобы по списку «Единой России» провести, 95% нарисовать.



Михаил Тульский: Такая проблема была, но с другой стороны, скажем, я не думаю, что в Чечне дело только в этом. И вообще в национальных республиках очень по многим, не только по Мордовии, но и по всем остальным нашим любимым республикам похожая ситуация, что в основном по ним процент снизился. Я бы даже назвал не процентом за «Единую Россию» или процентом за Медведева, я бы назвал процентом фальсификации. Процент фальсификации по нацреспубликам, там, где он достигал 30, 40, 50%, сейчас он был явно ниже. Но я не думаю, что это было сделано из соображений каких-то приличий.


Потому что мы помним пресс-конференцию Путина, которая прошла две недели назад, где Путин прямо и наиболее недвусмысленно из всех, кому он предложил ответить на этот вопрос, а он предложил еще и чеченскому журналисту ответить, тот всячески уходил от ответа, сказал, моя семья за «Единую Россию», а про остальных я особенно не знаю.



Михаил Соколов: Но зато ингушские товарищи бурно защищали результаты.



Михаил Тульский: Так вот, среди тех, кто сразу ответил, Путин был наиболее резким и сказал, что вполне возможно, что 99% явки и 99 за «Единую Россию».



Михаил Соколов: Но я добавлю: господину Зязикову вскоре был вручен орден За заслуги перед отечеством, что собственно и означало признание его трудов, то есть такая легитимация.



Михаил Тульский: 98 на 98.



Михаил Соколов: Мне кажется, что мы зря обращаем внимание на эти республики, они не дают массы победы. Ведь масса победы Медведева – это Москва 71%, Петербург 72, Московская область 70, Татарстан 79. То есть вот эти крупные регионы, они собственно, дают этот результат.



Михаил Тульский: Башкирия.



Михаил Соколов: Башкирия, Татарстан – это отдельно. А вот я все-таки про Москву, Петербург, Московскую область, Ленобласть и так далее, Саратовская, Ростовская - везде за 70%. Они дают эту массу. И у меня тоже есть ощущение, что избиратели, действительно, как сказал Александр, немножко повелись, и они стали отличать Медведева, такого немножечко либерального, интеллигентного, от «Единой России», которая некоторым поднадоела. Есть такое ощущение?



Михаил Тульский: Нет, у меня лично такого ощущения нет. Я думаю, что если есть такое ощущение, то оно может такое впечатление в отношении Путина и Медведева есть у того небольшого процента либеральных избирателей, которые голосовали за СПС, «Яблоко».



Михаил Соколов: Гражданскую силу.



Александр Кынев: «Справедливую Россию».



Михаил Тульский: «Справедливую» я бы не стал относить. Все-таки мы сейчас видим, что «Справедливую» убрали с выборов и сразу Зюганов начинает набирать радикально больше. Хотя, казалось, Зюганов настолько непривлекателен как личность, тем не менее...



Михаил Соколов: Это ваше личное мнение.



Михаил Тульский: А для избирателя это сплелось. Зюганов воспринимается не как Зюганов, а как кандидат КПРФ. Вроде как уже практически все избиратели КПРФ, которые опять же поддерживают того же Мельникова, того же Алферова, которые поддерживают массу других довольно приличных, нормальных людей в КПРФ, они голосуют за Зюганова не потому, что они хотят, чтобы он вечно был во главе КПРФ. А он как раз воспринимает как мандат на то, чтобы еще сто лет быть во главе крупнейшей оппозиционной партии. Чтобы, как говорится, если вынесут, то только вперед ногами.



Михаил Соколов: Пожелаем ему доброго здоровья. Интересное заявление сделал господин Исаев из «Единой России». Он сказал, что для оппозиции был создан просто тепличный режим на этих выборах. Я к Александру Кыневу обращусь. Вы работали в ассоциации «Голос», как насчет этого тепличного режима?



Александр Кынев: Я бы в данной фразе «тепличный режим» сделал акцент на слове «режим». То есть если сравнивать с режимами, то, наверное, на фоне других режимов тепличный.



Михаил Соколов: С тюремным да, конечно.



Александр Кынев: И на мой взгляд, конечно, никакого равенства не было. С этим никто не спорит. То есть в этом смысле это абсолютно очевидные вещи, которые все понимают. И понятное дело, что при этом богатстве выбор четырех кандидатов во многом, естественно, голосование и за Зюганова, и за Жириновского, и за Богданова, и порча бюллетеней, те, кто их портил - все это было так или иначе формой протеста. Потому что я убежден, что многие, кто голосовали за этих трех оставшихся, они голосовали не потому, что они являются их сторонниками, а просто как знак несогласия с самим выбором, который им навязывают. Несомненно, что личный рейтинг доверия Зюганова ниже того процента, который он получил. Так же, как у Жириновского очень сильный антирейтинг. Это форма протеста в чистом виде.



Михаил Соколов: Вот еще одно заявление появилось – это члены делегации ПАСЕ зафиксировали, что много вопросов по регистрации кандидатов, не допустили многих, не было равного доступа к средствам массовой информации, применение административного ресурса для обеспечения высокого процента явки и все это ставит под сомнение справедливость выборов. А дальше, говорят наблюдатели, - внимание: даже если бы все эти недостатки были вовремя устранены, результаты голосования остались бы прежними. Михаил, что вы думаете прежними остались или нет?



Михаил Тульский: Я, конечно, категорически не согласен с таким выводом. Потому что, во-первых, надо смотреть не то, что не допущен, допустим, тот же Касьянов, хотя я уверен, что в этой ситуации безрыбья Касьянов мог получить намного больше, чем тот один процент, который у него был по рейтингам. Но опять же мог, я не утверждаю, что железно получил, все зависело бы от того, как он повел кампанию. Но Касьянов, во всяком случае, не урод, не явный вор, на нем нет ни внешне, ни по сути каких-то совсем жутких пятен. То есть теоретически он бы мог раскрутиться на более высокий уровень. Хотя, конечно, не победить и не выйти во второй тур, у него таких шансов, на мой взгляд, изначально не было.



Михаил Соколов: Если бы вернули тот режим в совсем тепличный 96 года, например, в котором был Геннадий Андреевич Зюганов, я думаю, что все кандидаты поднялись, а кое-кто бы опустился довольно сильно ко второму туру.



Михаил Тульский: Еще очень важный момент, насчет 96 тут не самый красивый пример, но тем не менее.



Михаил Соколов: Геннадий Андреевич с экранов был побольше, чем сейчас, да и другие тоже – Лебедь, Явлинский.



Михаил Тульский: В основном в негативном стиле. Здесь я бы сформулировал так же не сравнение с 96 или каким-то еще годом, а давайте посмотрим вообще, что такое два миллиона подписей на сто миллионов избирателей. Где-нибудь есть в мире такие завышенные требования к регистрации? Насколько я знаю, в Белоруссии раз в десять нужно меньше собрать подписей, чем у нас.



Александр Кынев: Абсолютный абсурд. Я могу сказать, что в странах Восточной Европы, например, в Македонии нужно собрать 500 подписей для регистрации кандидатов.



Михаил Соколов: Но Македония маленькая.



Александр Кынев: Дело в том, что там это даже не один процент, существенно меньше. Более того, мы понимаем, что такое два миллиона подписей. Это значит, что чтобы сдать два, нужно собрать три, потому что отбракуют, какие-то листы уйдут. А чтобы собрать три - это каждая десятая квартира. То есть нужно постучаться 30 миллионов квартир, а у нас их всего 40 в стране.



Михаил Соколов: Господин Чуров объясняет, что это все возможно, реально и просто.



Михаил Тульский: Главное даже не это, мало того, что два миллиона, их надо собрать за один месяц. Давайте вспомним не только 96-й, а 91 год, тогда нужно было собрать либо сто тысяч подписей, либо 20% депутатов съезда могли проголосовать за то, чтобы вам разрешили участвовать в выборах. Это нормальная демократическая процедура есть во многих странах Европы: есть пятьсот подписей, а есть, где можно внести пятьсот долларов залога. И залоги не миллионные, как у нас, а у нас залога нет на президентских выборах. То есть нет вообще процедуры на президентских выборах, которая бы гарантировала участие кандидатов.



Михаил Соколов: Но Ле Пен во Франции тоже участвует в выборах, там собираются подписи мэров и каких-то муниципальных советников.



Михаил Тульский: То есть во всем мире принята такая процедура, что для регистрации нужны чистые формальности, зарегистрироваться может каждый, кто из себя хоть что-то представляет, либо электорально, либо финансово. А у нас получается, что даже очень богатый человек и даже очень популярный или потенциально популярный, он не может принять участия в выборах заведомо, поэтому даже не пытается выдвигаться. Посмотрите на того же Глазьева или на целую кучу других политиков.



Михаил Соколов: Он уже попробовал.



Михаил Тульский: Нет, он пробовал первый раз, тогда его не все знали вначале кампании, а информировали его исключительно в негативном ключе во время президентских выборов о нем все телеканалы. Поэтому я уверен, что сейчас бы он набрал намного больше на фоне этого жуткого зрелища, которое представляет из себя Зюганов. Тем не менее, Зюганов при всем том, что он очень плохо выглядит, он совершенно не идеальный оратор, он внешне не лучшим образом выглядит, он наконец столько проигрывал, на него, в конце концов, давайте будем объективными, на него вылито очень много компромата, в том числе и нечестного необъективного. В том числе Кремль, начиная с 96 года вылил на него очень много гадостей, отчасти не соответствующие действительности. Из-за этого образовался антирейтинг. Вот эти люди с огромным антирейтингом Жириновский и Зюганов, их выпуск на выборы - это сама по себе гарантия победы Медведева.



Михаил Соколов: Михаил давайте вопрос от слушателя, а потом продолжим. Иван из Москвы, пожалуйста, коротко.



Слушатель: Добрый вечер. Мне кажется, что это нарисованные цифры, они не дают никакого основания для какого-то достаточно серьезного анализа. Мне кажется, такие факторы, как уже в первый день работы после выборов разгон манифестации в Москве, в значительной степени характеризует нашего нового президента. Так же как абсолютное отсутствие каких-то хотя бы слов относительно ужасного состояния экономики страны.



Михаил Соколов: Иван, вы знаете, с другой стороны в Петербурге дали провести «Марш несогласных», хотя арестовали Максима Резника превентивно, лидера местного «Яблока». В Москве всех разогнали, зато всех выпустили. Тут такая политика. А потом, кто за то отвечает - действующий президент или будущий президент? Я не знаю. Логики в действиях власти довольно трудно найти сейчас.



Александр Кынев: Я хотел в ответ на слова Михаила немножко защитить Геннадия Андреевича Зюганова. На мой взгляд, все-таки по сравнению с прошлыми кампаниями есть имиджевые подвижки. Конечно, они недостаточны. Но я думаю, что ситуация у него была безвыходная по той простой причине, что выдвигать иного кандидата на выборы было фактически отвечать на вопрос о возможном преемнике во главе коммунистической партии. Поэтому в данном случае было абсолютно очевидно, либо он идет сам, либо тогда он фактически по сути дела сдает партию кому-то другому.



Михаил Тульский: На мой взгляд, это был отличный способ раскрутить преемника, отличный способ передать КПРФ новому.



Михаил Соколов: Опять преемник. Это недемократично.



Михаил Тульский: В преемнике как таковом нет ничего недемократического. Вы посмотрите, во многих странах мира вполне демократических есть преемники, но их не навязывают с помощью административного ресурса, их просто выносят на суд общества: вот смотрите, это продолжатель моей идеологии, а не моего стиля руководства.



Михаил Соколов: Давайте, Игорь Анатольевич, короткий вопрос. Пожалуйста.



Слушатель: Придя на участок и прочитав биографии кандидатов, я пришел в изумление, узнав, что товарищ Зюганов полковник запаса. Это меня ошеломило. Вы не знаете, в каких войсках он служил, какого рода войск он полковник?



Михаил Соколов: Игорь Анатольевич, это автоматически присваивается в связи с занятием определенных должностей. Жириновский тоже полковник запаса, тоже, видимо, думских войн и словесной артиллерии.



Михаил Тульский: Жириновский говорил, что генерал уже даже, все никак не вручат.



Михаил Соколов: Видимо, все время обещают, может быть за участие в эти выборах и дадут. Давайте мы пройдем по региональным выборам немножечко, а потом поговорим о том, что происходит там, иногда это довольно забавно. Давайте Свердловская область, сегодня уже упоминали, там 7% барьер преодолели ЛДПР, КПРФ и «Единая Россия».



Олег Иванов: Помимо в президента свердловчане накануне выбирали депутатов обеих палат областного законодательного собрания, а также депутатов органов местного самоуправления и глав муниципальных образований. В областную думу проходят партии «Единая Россия» - чуть меньше 60% голосов и 10 депутатских мандатов, ЛДПР 16% и КПРФ – 12% голосов и по два мандата на каждую партию. «Справедливая Россия» и «Гражданская сила» останутся скорее в аутсайдерах.


Что касается итогов выборов в палату представителей свердловского законодательного собрания, то в каждом из 21 избирательных округа победу одержали кандидаты выдвинутые партией «Единая Россия».


Из местных наибольший интерес вызывали выборы главы Екатеринбурга. Из пяти кандидатов, как и ожидалось, по предварительным данным уверенно лидирует действующий мэр Аркадий Чернецкий. Говорит председатель свердловского облизбиркома Владимир Мостовщиков.



Владимир Мостовщиков: Аркадий Чернецкий избирается на очередной срок. Каких-либо замечаний, нареканий на подсчет голосов избирателей, оформление документов нет ни одного.



Олег Иванов: Другой кандидат в мэры Екатеринбурга Алексей Есаулков сегодня предложил считать выборы главы города недействительными. Он утверждает, что им и его штабом были выявлены факты нарушения избирательного законодательства, в том числе подкуп избирателей. Однако председатель городской избирательной комиссии Илья Захаров не согласен с заявлением кандидата.



Михаил Соколов: Вот, собственно, такие выборы на Урале. Александр Кынев, пожалуйста, ваш комментарий.



Александр Кынев: Что касается ситуации в Свердловской области, я хотел бы обратить внимание - очень высокий результат ЛДПР, самый высокий за историю региона ждя региональных выборов. Я думаю, это фактор участия Жириновского, он сам возглавил список партии в регионе. И очень сильный рост коммунистов, они выросли на 5% по сравнению с декабрем.



Михаил Тульский: Это почти вдвое.



Александр Кынев: И список КПРФ в Свердловске очень показателен. Они привлекли в список бывшего предпринимателя из «Единой России Аришевских, бывшего лидера региональной Партии пенсионеров Архтюха и бывшего кандидата во главе списка партии Народная воля два года назад господина Пецкова, тоже бизнесмена. Вот как раз, на мой взгляд, очень показательный случай, когда все три лидера списка представляют по сути дела бизнес и являются людьми достаточно цветущего возраста. И это такой индикатор притока в КПРФ таких новых региональных политиков.



Михаил Соколов: Деньги за КПРФ, то есть.



Михаил Тульский: Я бы здесь как раз не акцентировал на том, что там бизнесмены, они не крупные бизнесмены, не миллиардеры.



Александр Кынев: Но для региона крупные. Артюх больше юрист.



Михаил Тульский: Аришевских больше известен как депутат палаты представителей, как какой-то местный политик общественный, какой-то деятельно, может быть немножко маргинального толка, но тем не менее, состоявший в «Единстве» пять лет, поэтому он воспринимался не как человек с деньгами, а как человек, который что-то делал для простых людей. То есть восприятие, имидж не просто бизнесмена, который купается в роскоши, а каких-то активных людей, которые может быть и деньги используют не только на свое благо, но и на благо общества. Таких людей, мне кажется, КПРФ, конечно же, надо привлекать больше. И мы видим, что здесь действительно положительные результаты, не то, что на 5%, а было 7% , стало 12.



Александр Кынев: Тем более Свердловская область никогда не относилась к электоральным базам коммунистов.



Михаил Тульский: Более того, всегда самые низкие, даже ниже чем в Москве и Петербурге результаты КПРФ в Свердловской области традиционно. За счет Ельцина когда-то, потому что была его родина и поэтому за коммунистов там голосовали меньше всего.



Михаил Соколов: А «Справедливая Россия», прямо скажем, провалилась.



Михаил Тульский: Не прошла.



Михаил Соколов: Это последствия истории с господином Ройзманом, организация полностью рухнула.



Александр Кынев: Не только Ройзмана, там этих конфликтов было очень и очень много.



Михаил Тульский: Конфликт Буркова с Черешневым был. Черешнев - это академик, но без особой популярности, а Бурков – это известный один из основателей движения «Май». И Бурков прошел в Госдуму, ему эта облдума особенно была не нужна, я думаю, отчасти в этом была причина.



Александр Кынев: В Свердловской области эсеры сделали ставку на резкую критику коммунистов и этим успеха не сникали.



Михаил Тульский: Это неактуально совершенно.



Михаил Соколов: Давайте дальше по регионам. Ярославская область, там прошли аж пять партий, по-моему, или четыре.



Александр Кынев: Четыре.



Михаил Соколов: Четыре все-таки. Аграрии не прошли. Сообщает Светлана Соколова.



Светлана Соколова: Подведены предварительные итоги выборов в Ярославской области. «Единая Россия» получила 52%, второе место удерживает КПРФ с 14% и ЛДПР с 12%. Четвертое место осталось за Патриотами России - 4%. «Справедливая Россия» была снята с выборов областным судом. «Единая Россия» получит 15 мандатов, КПРФ 4 ЛДПР и Патриоты России по два мандата.


Таким образом, проигравший выборы в одномандатных округах лидер списка Патриотов России Александр Цветков и первый секретарь ярославского обкома КПРФ Станислав Смирнов окажутся в областной думе по партсписку.



Михаил Соколов: Ну что ж, это Ярославская область. Там действительно самым интересным было, я туда ездил, - это снятие «Справедливой России с выборов через суд. И должен сказать, что там все и любители этой партии, и не любители говорили о том, что много было наворочено по проведению партийной конференции, было к чему придраться. Что еще важно, Александр Кынев?



Александр Кынев: Что касается Ярославля, я, пользуясь случаем, все-таки хотел сделать несколько общих выводов по поводу региональных выборов, как раз начиная с эсеров. Вот, на мой взгляд, эсеры - главная проигравшая партия вчерашних региональных выборов. И причин тут много.


Одна заключается в том, что после декабрьских выборов партия просто исчезла с федерального информационного поля. Кстати, как исчезли остальные. Коммунисты и ЛДПР получили скачок в регионах благодаря тому, что одновременно были кандидаты в президенты и шла федеральная агитационная кампания. Остальные партии оказались настолько истощены и организационно, и финансово, что по сути дела никакой помощи регионам не оказывали, и кампания шла на старых запасах.



Михаил Соколов: А если бы Медведев взял свой агитпоезд и возил бы везде?



Александр Кынев: Я не знаю, помогло бы это или нет. Начинают прогнозировать, что возможно объединение эсеров с Аграрной партией. Мне это напоминает ситуацию такого вагона, который забит товарами, и с какой-то стороны пытаются впихнуть еще тюк чего-нибудь и одновременно с другой стороны такой же тюк отваливается. На мой взгляд, эта тяга к бесконечному коллекционированию очередных попутчиков ведет к тому, что неизбежно кого-то выталкивают.


В Ярославле расплатились именно за это. Попытка объединить в партию всех, кого можно, и вчерашних врагов, друзей, кого угодно, ведет к тому, что они начинают неизбежно конфликтовать, потому что невозможно между ними всеми добиться согласия. И в результате в Ярославле организация раскололось и ценой этого раскола стало снятие списка партии. Это прямая цена за неадекватную политику эсеров в регионах.


И в результате мы наблюдаем, что из 11 регионов, где они пытались участвовать, в Ярославле в итоге сняли, в четырех регионах они немножко получили прирост, большой прирост получили в Ингушетии – это отдельная статья. Во всех остальных процент по сравнению с декабрем снизился, снизился довольно существенно. Так что, на мой взгляд, для партии это, мягко выражаясь, тревожный звоночек. Потому что если так пойдет дальше, то скоро ничего не останется.



Михаил Тульский: Я бы еще посмотрел не только, что снизился, а что из десяти регионов, где они участвовали в выборах, где они были в бюллетенях, они в пяти регионах не прошли барьер. Это первый момент.


В Ярославской области я бы как раз не осуждал за эту, как говорит Александр, такую политику кадровую. Как раз в Ярославской области было очевидно, что Грешневиков, который возглавил список - это действительно популярная, давно популярная и постоянно популярная в Ярославской области личность.



Михаил Соколов: Но раскололись они тоже с популярной фигурой господином Цветковым, который прошел с Патриотами.



Михаил Тульский: Я бы так сказал, что не надо сравнивать какого-то Цветкова с Грешневиковым. Грешневиков являлся депутатом Ярославской области от Верховного совета и во всех составах Государственных дум по одномандатному округу он избирался. И всегда побеждал и обычно со значительным отрывом. Более того, я помню прошлые выборы в законодательное собрание Ярославской области, когда «Единая Россия» набрала 26%, а список Грешневикова, «Родина» тогда назывался, 20%, разрыв был 6% был между «Единой Россией» и списком Грешневикова.


То есть Грешневиков был абсолютно сильная фигура и здесь они сделали все правильно. Другое дело, что юридически из-за нашего опять же законодательства партийного, когда кого-то можно легко не допустить на выборы, забраковав 5% подписей, кого-то можно не допустить, обойдя пятьсот членов партии, собрав с них заявления, что они не участвовали в конференции. А вы меня извините, если мы так «Единую Россию» обойдем по конференциям, мы у всех получим заявления, что они участвовали?



Михаил Соколов: Давайте следующий регион. Возьмем Амурскую область, там губернатор Николай Колесов всеми силами пытался не допустить коммунистов к участию в выборах.



Михаил Тульский: И кстати, КПРФ пытался снять.



Михаил Соколов: Посмотрим, что из этого получилось. Рассказывает Антон Лузгин.



Антон Лузгин: Оппоненты Дмитрия Медведева набрали в Приамурье больший процент голосов, чем в среднем по России: Геннадия Зюганова поддержало 20 процентов амурских избирателей, а Владимира Жириновского – 15. У преемника 63 процента, а у Андрея Богданова чуть больше одного.


Нельзя сказать, что такой относительно высокий результат лидера компартии стал неожиданным. Это скорее закономерность, если учитывать ту обстановку, которая сложилась в Амурской области накануне выборов, когда местные власти пытались не допустить КПРФ к участию в избирательной кампании в местное законодательное собрание. В итоге это стало для коммунистов отличной рекламой. Даже те избиратели, которых было трудно заподозрить в любви к этой партии встали в итоге на ее сторону.


Говорит обозреватель Игорь Филатов:



Игорь Филатов: Мы же прекрасно понимаем, что в данной ситуации это процентное голосование и вот эта прибавка – это именно протестная. Я просто могу сказать, что порой были случаи, когда люди, которых я знаю как людей, которые всю жизнь голосовали за СПС, за «Яблоко», звонили и говорили, что они будут голосовать за КПРФ. Поэтому, я думаю, что местной власти нужно задуматься о той политике, которую они проводят. Люди в Амурской области показали, что они не быдла, что они люди думающие, трезвомыслящие. Поэтому теперь дело только за властью показать, насколько она способна реагировать на то, что происходит.



Антон Лузгин: «Единая Россия» набрала 62% голосов на выборах в Амурский парламент. Это конечно не провал, но потеря ощутимая в сравнении с думскими выборами, когда «единороссы» взяли в Приамурье 70%. У компартии 17 процентов, что на 6 больше по сравнению с декабрьским голосованием. Популярность ЛДПР осталась прежней – 11 процентов амурчан проголосовали за эту партию. А вот «Справедливая Россия» в местный парламент не попала: преодолеть семипроцентный барьер не получилось, хотя ряды партии были серьезно усилены. Список «Справедливой России» возглавил глава Бурейского района Приамурья бывший коммунист Павел Штейн очень влиятельный руководитель, известный в области человек. Вторым номером выступал Геннадий Гамза бывший первый секретарь обкома КПРФ. Разумеется эти превращения не могли добавить им славы, что и сказалось на итоговом результате «Справедливой России»- 5,5 процентов голосов.



Александр Кынев: Я думаю, что Амурская область, абсолютно согласен с комментариями из региона. Только я добавил бы то, что 62%, полученные «Единой России» в регионе, у меня вызывают большие вопросы, учитывая то жесточайшее давление, которое там происходило. Я думаю, что если бы все было корректно, у них было бы существенно меньше. То есть там давили через колено.


Что касается непрохождения эсеров, я думаю, это цена того самого давления на коммунистов, когда именно вокруг коммунистов сконцентрировался протестный электорат. Если бы не было травли коммунистов, я думаю, что эсеры прошли, им не хватило буквально процента с копейками.



Михаил Соколов: Ну что ж давайте еще один регион. Калмыкия - экзотика. Я, честно говоря, там не был и с большим интересом послушаю Валерия Бадмаева.



Валерий Бадмаев: Выборы в народный Хурал Калмыкии завершились со следующими результатами: «Единая Россия» 55%, КПРФ 22,5%, Аграрии 8%, остальные три партии набрали менее 5% голосов. Подобный результат можно расценивать как поражение главы республики Илюмжинова. Так как у коммунистической оппозиции в парламенте будет как минимум семь депутатов, а раньше было всего три.


В ходе голосования зафиксированы грубейшие нарушения закона. Например, 1 марта в запрещенное для агитации время на республиканском телевидении демонстрировали сюжеты с агитацией за «Единую Россию». Юристы КПРФ обратились в суд, но суд оставил их жалобу без движения.


В районе на некоторые избирательные участки не допустили наблюдателей-коммунистов, представители местной власти при этом подсказывали избирателям, за кого им надо голосовать. В поселке Малые Дербеты наблюдателями-коммунистами были задержаны два гражданина, проголосовавшие и за себя, и за своих родственников, уехавших на заработки. Бюллетени этим лицам выдавали члены избиркома. Наблюдатели уверены, что подобных фактов было гораздо больше. Об этих и других нарушениях закона поставлена в известность прокуратура Калмыкии.


Кроме того, в судах Калмыкии и России находятся два иска. Один с требованием признать незаконным самороспуск народного Хурала, а второй признать незаконным назначение выборов калмыцкого парламента. Оба иска инициировал юрист-правозащитник Борис Анжаев.



Михаил Соколов: Ну что ж, это новости из Калмыкии, и я попрошу Александра Кынева прокомментировать. Насколько я помню, там было главное событие до выборов, до роспуска Хурала – это конфликт Кирсана Илюмжинова, главы республики и мэра Элисты Радия Бурулова.



Александр Кынев: Я думаю, как раз этот конфликт сказался на сильном успехе коммунистов. Потому что в Калмыкии по сравнению с думскими выборами падение составило около 18%, то есть было почти 73, а стало 55.



Михаил Тульский: Это «Единая Россия».



Александр Кынев: Да, результат «Единой России» очень сильно снизился, при этом коммунисты скакнули в два раза - с 11 до 22. Я думаю, это цена раскола в региональной элите. Эсерам тоже не хватило, они получили 5%, но я думаю, что это просто…



Михаил Тульский: Зато аграриям хватило.



Александр Кынев: Да, здесь прошла Аграрная партия. Но, кстати, Аграрная партия в случае с Калмыкией может восприниматься как такое отделение региональной партии власти, то есть это фонд сторонников Илюмжинова, наверное, в том Хурале, который там избран. Но в целом с точки зрения общих тенденций, на мой взгляд, такое падение - это, конечно, удар по репутации Илюмжинова и его умению контролировать ситуацию в регионе. Все-таки 20% падения за одну партии. В случае с коммунистами здесь тоже в список было привлечено целый ряд избирателей типа Николая Ачирова, и были раскол, были обвинения в том, что продают брэнд, тем не менее, мы видим, что успех 22%.



Михаил Соколов: Ну что ж, Саха-Якутия. Здесь «Единая Россия» потеряла 12%, получив 52% голосов. Из Якутска сообщает Сергей Суранов.



Сергей Суранов: В 11 часов дня по якутскому времени председатель Центризбиркома республики Анатолий Кривошапкин огласил предварительные результаты голосования на выборах депутатов Госсобрания Якутии-Саха.


Почти 75,5% избирателей приняло участие в голосовании, это на несколько процентов больше, чем на думских выборах в декабре. Я и дальше буду сравнивать результаты мартовских выборов с декабрьскими.


Безусловный лидер «Единая Россия». За ее список голосовало больше 52-х процентов избирателей. Однако, рискну предположить, что это заметно меньше расчетных показателей партийных руководителей. Ведь на думских выборах в декабре прошлого года «Единая Россия» в Якутии-Саха набрала на 12% голосов избирателей больше. Как видите, до думского эталона результативности – я имею в виду конституционное большинство – очень далеко. Так что по крупным вопросам «единороссам» в якутском парламенте придется волей-неволей идти на союз с другими силами.


Следом идут коммунисты – у них почти 16% голосов. В декабре коммунисты в Якутии не набрали и 10%. О том, что сегодня они победители было видно даже по внешнему виду руководителя регионального отделения КПРФ Виктора Губарева, который заявил мне следующее.



Виктор Губарев: Считаю результат удовлетворительным для партии.



Сергей Суранов: Как вы считаете, сколько мест реально вы получите?



Виктор Губарев: 6 по партийному списку и одно место – по одномандатному округу.



Сергей Суранов: Это хороший результат?



Виктор Губарев: Нет, почему, мог быть и лучше, конечно. Протестный электорат ведь намного больше.



Сергей Суранов: «Справедливая Россия», которая публично декларировала намерение встать вровень с «Единой Россией», набрала только 14,5% - это всего на 1,5% больше, чем в декабре. Рост минимальный.


Триумфаторами выборов в Госсобрание Якутии-Саха я бы назвал региональное отделение Аграрной партии России. За ее список проголосовало больше 8% якутян – в декабре их было меньше 2-х процентов. Аграрии замыкают четверку партий, которые разделят между собой 35 мест в Госсобрании.


Пятый партийный список - ЛДПР - пока набирает 6,5% голосов избирателей и если после обработки всех бюллетеней партия не наберет 7-ми процентов, то она не будет представлена в якутском парламенте. Замечу, что ЛДПР в декабре на думских выборах набрала 6,3% голосов избирателей в Якутии-Саха. Движения практически никакого.


Добавлю, что пока обработано только 89% бюллетеней.


Это статистика по результатам голосования по партийным спискам. Еще 35 депутатов жители Якутии-Саха избирали по одномандатным округам. Но их бюллетени обработаны только наполовину, так что говорить что-то определенное пока рано.


Председатель республиканского Центризбиркома Анатолий Кривошапкин на пресс-конференции оценил выборы как нормальные. По его словам, серьезных нарушений не было, хотя жалоб и претензий поступило несколько десятков.



Анатолий Кривошапкин: Сомневаться можно во всем, особенно когда такой накал борьбы. И поэтому нужно спокойно это воспринимать, а не гадать, что кто-то что-то делает. Могу сказать, что в целом избирательная кампания прошла в рамках закона. Серьезных нарушений, которые бы привели к нарушению результатов выборов, у нас нет. Ну, и как обычно, вы сами это знаете, проигравшая сторона будет в суды обращаться. Но это нормально. Так и должно быть.



Сергей Суранов: Центризбирком Якутии-Саха планирует опубликовать официальные результаты 12 марта.



Михаил Соколов: ЛДПР здесь не прошла. Михаил тульский, ваше мнение, что там произошло, тем более «Справедливую Россию» снимали с выборов?



Михаил Тульский: Да, кстати, интересная ситуация, что не только из 10 регионов в половине не прошла «Справедливая Россия», но и ЛДПР почти в половине не прошла. То есть во всяком случае, много регионов, в которых ЛДПР не смогла преодолеть барьер.


А «Справедливая», там было два фактора. Во-первых, список возглавила Корнилова, которая довольно известный местный одномандатник. Она побеждала в Госдуму в 95 году и заняла второе место в 99-м, соответственно 24 и 29%. А одномандатный округ – это вся Якутия. То есть она имели почти четверть избирателей такого потенциального рейтинга. Поэтому то, что они набрали 15% - это теоретически могло бы быть и больше, хотя это самый лучший результат эсеров по всем регионам. И на этот результат работала не только личность Корниловой. Потом она, кстати, не участвовала в 2003 и в 2007, потому что уступала место Федоту Тумусову. Он более богатый человек, тоже популярный.



Михаил Соколов: Теперь в думе заседает.



Михаил Тульский: Да. Видимо, даже Корнилова чуть популярнее его. Так вот, собственно за счет ее личности, а также за счет того, что их снимали с выборов, причем было несколько исков, целая масса судебных заседаний. Это, конечно же, прибавляло скандальности и концентрировало протестный электорат.


Два региона - это Ярославская область и Якутия, где у нас было общественное внимание приковано к «Справедливой России», больше на нее внимания никто особого не обращал. Я бы, кстати, про Ярославскую добавил, что из-за того, что ее сняли, там рекордное количество недействительных бюллетеней - 8% недействительных бюллетеней на выборах в региональный парламент в Ярославской области.



Михаил Соколов: Еще были выборы в Алтайском крае, очень интересные, кстати говоря. Там снимали аграриев. «Единая Россия» получила немного сравнительно –53, то есть много, но немного. А 19,6% у коммунистов и 16% у ЛДПР. Александр, как вы это объясните?



Александр Кынев: Я думаю, что частично голоса, которые не были получены Аграрной партией, список которой сняли, они ушли как раз коммунистам, они ушли в том числе к ЛДПР. Там, кстати, достаточно деятельная организация, вполне энергичная, там очень вполне инициативные лидеры.


Что касается эсеров, эсеры здесь хотя прошли, но получили на процент меньше, чем было в 2007 году. То есть это как раз говорит об общем тренде снижения. И коммунисты выступили очень хорошо. Кстати, Зюганов в ходе кампании приезжал. «Единая Россия» получила чуть-чуть ниже.


Параллельно очень интересная была кампания по в одномандатных округах. Здесь у нас нет возможности говорить в случае с Алтайским краем.



Михаил Соколов: Ну что ж давайте посмотрим какой-нибудь регион. Например, Ульяновская область. Репортаж Сергея Гогина.



Сергей Гогин: Состоялись выборы в законодательное собрание Ульяновской области и здесь предварительные результаты такие: на выборах по партийным спискам большинство у «Единой России» - 66,5% голосов, у КПРФ 16, у ЛДПР 7, у «Справедливой России» около 8%. Список единороссов возглавлял губернатор области Сергей Морозов. «Единая Россия» провела своих людей в 14 из 15 одномандатных округов. Только в одном победил кандидат от «Справедливой России» Алексей Куренный. Таким образом, региональный парламент более чем на две трети будет состоять из единороссов.


На выборы 2 марта пришло 62% ульяновцев, имеющих право голоса. В школах и детсадах работники получали задание составлять списки родителей для того, чтобы обзвонить их накануне выборов. Воспитательницу детсада № 17 застали за этим занятием даже в день голосования непосредственно на участке. У пациентов больничных стационаров отбирали паспорта, не отпускали на выходные домой, чтобы они дружно голосовали по месту госпитализации. В приказном порядке загоняли на выборы студентов, как, например, на участке в общежитии педагогического университета.


На горячую линию «Прозрачные выборы» поступил звонок о том, что активисты «Единой России» ходят по квартирам и призывают пойти на выборы всей семьей и проголосовать за Дмитрия Медведева и за «Единую Россию» на выборах в заксобрание.



Михаил Соколов: Александр Кынев, типичная картина с нарушениями?



Александр Кынев: Я думаю, что достаточно типичная картина. Здесь за последние годы сформировался достаточно авторитарный региональный режим. И хочу напомнить, что здесь до выборов не был допущен один из потенциальных списков-фаворитов - это список партии «Мир и единство», который возглавляет Олег Горячев, депутат уходящего созыва законодательного собрания области, сын бывшего губернатора Юрия Горячева, который в регионе до сих пор многими любим. То есть хочу напомнить, что четыре года назад эти политики, Олег Горячев и его соратники возглавляли список блок «Народ за Фролыча» и этот блок выступил очень успешно в регионе.



Михаил Тульский: Фролыч - это и был Юрий Фролович.



Александр Кынев: Горячев, да, чтобы было понятно нашим слушателям.



Михаил Соколов: Поскольку мы скачем галопом, я думаю, что мы немножко о Ростовской области скажем. Григорий Бочкарев подводит итоги.



Григорий Бочкарев: На выборах в Законодательное собрание Ростовской области лидирует партия «Единая Россия», которая набирает около 72 процентов голосов избирателей, за ней идут КПРФ – почти 16 процентов, ЛДПР – меньше шести, и «Справедливая Россия» — чуть больше 5 процентов. По одномандатным округам все 25 мест получают единороссы. Такие цифры озвучил председатель региональной избирательной комиссии Сергей Юсов. Он же сообщил, что это пока предварительные данные, окончательные результаты будут известны не ранее 5 марта.


Напомним, 2 марта выборы в донской парламент впервые проходили по смешанной мажоритарно-пропорциональной системе.


По словам председателя Сергея Юсова, если за два дня ничего кардинально не изменится, а предпосылок к этому нет никаких, то в Законодательное собрание области проходят 2 партии — «Единая Россия» и КПРФ.


Первыми начали протестовать против таких результатов представители региональной организации «Справедливой России». Уже через 4 часа после закрытия избирательных участков они встретились с журналистами.


Вот что сказал первый номер партийного списка на региональных выборах, депутат Государственной Думы Михаил Емельянов:



Михаил Емельянов: Особых сюрпризов не было. Собственно, как всегда, где-то не пускали наблюдателей, где-то не выдают протоколы, где-то не хотят считать так, как надо, где-то вбросы зафиксированы.



Григорий Бочкарев: Руководитель областной партийной организации Евгений Черепахин был более категоричен:



Евгений Черепахин: Михаил Васильевич у нас известный демократ и очень лояльный человек. Но на самом деле то, что происходило, конечно, ни в какие рамки не лезет. По одной простой причине: в районе города Ростова в разных участковых комиссиях в 25 комиссиях грубейшие нарушения, по которым составлены акты, составлены жалобы, которые люди, надо отдать должное председателям комиссии, наконец коммунисты подключились, тоже несколько актов мы подписали.



Григорий Бочкарев: Единственное, что пока точно не известно широкой общественности, так это то, кто станет спикер донского Законодательного собрания. Как говорят эксперты, «кандидатура ещё окончательно не согласованна…»



Михаил Соколов: Вот ситуация в Ростове. Здесь удивительно не то, что прошли коммунисты и не прошла «Справедливая Россия», список Жириновского, ЛДПР провалился с господином Луговым, Александр?



Михаил Тульский: Я думаю, что касается Ростовской области, этот регион давно относится к регионам жестко управляемого избирательного процесса. И в уходящем заксобрании оппозиция была представлена одним человеком, единственным коммунистом. Так что по сравнению с тем, что было, наличие пяти коммунистов - это рост представительства оппозиции в региональном парламенте.



Михаил Соколов: Фракция фактически.



Александр Кынев: То есть в этом смысле Ростовская область регион, где все жестко под контролем. Я, например, когда меня спрашивали про прогноз про Ростовскую область, я не мог его дать, потому что эти регионы - Ростов, Ингушетия, Башкортостан, все зависит от того, как решат в региональной организации.



Михаил Соколов: Давайте мы про Башкортостан еще успеем сказать немножко. Артур Асафьев из Уфы.



Артур Асафьев: В Башкирии вновь достигнут рекордный показатель явки избирателей на только что прошедших выборах. Как сообщил сегодня республиканский Центризбирком, на голосование пришли 90,06 процента избирателей региона.


Одновременно с выборами Президента Российской Федерации в республике вчера в воскресенье избирали депутатов республиканского парламента и ряда муниципальных Советов в наиболее крупных городах.


Выборы в Государственное собрание республики впервые проводились по смешанной системе – 60 депутатов избирались по одномандатным округам и еще 60 – по партийным спискам. Поэтому региональные отделения политических партий, участвовавшие в избирательной кампании, в первую очередь были озабочены прохождением своих кандидатов в местный парламент.


По оглашенным сегодня вечером республиканским Центризбиркомом предварительным данным пока в Государственное собрание проходит лишь партия «Единая Россия» - ее список набрал почти 86 процентов голосов избирателей. Немного не дотягивают до проходного, 7-процентного барьера коммунисты – у их списка 6, 75 процентов. Впрочем, по республиканскому кодексу о выборах однопартийным парламент быть не может и, стало быть, список КПРФ будет допущен к распределению мандатов. Партия «Справедливая Россия» набрала 3,9 процента, а либерал-демократы – чуть более 2 процентов голосов.


Примерно такой же расклад наблюдается и по результатам голосования за кандидатов на должность Президента Российской Федерации. Так, Дмитрий Медведев по предварительным данным получил в Башкирии 88 процентов голосов избирателей, Геннадий Зюганов – 7,93 процента, Владимир Жириновский – 2,87 процента и Андрей Богданов – всего 0,6 процента голосов.


О результатах выборов в республиканский парламент по одномандатным округам, а также об итогах выборов муниципальные Советы ряда крупнейших городов пока ничего не известно.


По сообщениям штабов оппозиционных политических партий, их наблюдатели зафиксировали в день голосования многочисленные нарушения избирательного законодательства. Так в штабе партии «Патриоты России» корреспонденту Радио Свобода рассказали, что ими был отмечен вброс бюллетеней на участке, расположенном в школе № 100 в Советском районе Уфы. Приехавшая милиция, по словам наблюдателей отпустила злоумышленника. Целый ряд случаев вброса бюллетеней был отмечен и представителями партии «Справедливая Россия». На одном из таких на участков, расположенном в Давлекановском районе республики, «справедливороссы» и коммунисты сумели добиться отстранения от должности председателя участковой комиссии.


Многочисленные случаи удаления наблюдателей с избирательных участков, неоднократного голосования избирателей, неправильного заполнения протоколов об итогах подсчета голосов, невыдачи таких протоколов наблюдателям и факты других нарушений избирательного законодательства зафиксированы волонтерами общественной организации «Голос».


Анализируя характер нарушений, независимые эксперты в Башкирии отмечают, что в республике, как впрочем, и по всей стране происходит полное разложение выборов как государственного института. Не прослеживается каких-либо новых черных технологий. Нужно называть вещи своими именами - речь идет просто о явочной отмене многих, как ключевых, так и второстепенных положений избирательного законодательства как органами власти, так и самими избирательными комиссиями.


Между тем, официальные представители республиканской Центральной избирательной комиссии, прокуратуры и министерства внутренних дел по Республике Башкортостан заявляют, что нарушений избирательного законодательства ими не отмечено.



Михаил Соколов: Михаил Тульский комментирует башкирские избирательные технологии.



Михаил Тульский: Я категорически не согласен с фразой, что на выборы пришли 90%. Башкирия известна, как и Татарстан, как и республики Северного Кавказа, широко прославилась тем, что там может никто не придти на выборы, но явка все равно будет 90 или 99. Там рисуют результаты, которые не имеют отношения к тому, приходят люди или нет, голосуют они за эту партию, за этого кандидата или нет. То есть там просто откровенно спускаются заранее нужные результаты, которые будут вписаны в протокол. Самое интересное, что эти результаты зачастую вносятся даже без подсчета бюллетеней. И почему мы всегда видим в Башкирии сначала, в этот раз, например, было 96% за Медведева, потом опустилось до 88. А потому что самыми первыми отчитываются участки, которые не считают бюллетени, а сразу записывают цифру в протокол и отправляют этот протокол в территориальную комиссию.



Михаил Соколов: Я хочу продолжить тему. В Ингушетии были выборы или был массовый бойкот? Потому что оппозиция утверждает, что там была меньше 10% явка, когда они считали людей, а написано там опять 90.



Михаил Тульский: Это там запросто может быть.



Александр Кынев: Что касается Ингушетии, я бы комментировать не стал. По поводу Башкортостана я бы хотел интересную деталь отметить. Башкирия показала смелость - это регион, где «Единая Россия» без Путина и даже без Муртазы Рахимова в списке получила больше процентов, чем список с Путиным в декабре прошлого года. Это смело.



Михаил Соколов: Да, мы забыли Ивановскую область, там «Единая Россия» получила 55%, там было распущено досрочно законодательное собрание, КПРФ 22 и Аграрная партия 7,6.



Михаил Тульский: И там эсеры чуть ли не 10.



Михаил Соколов: Да нет, эсеры 5% в Иваново, не прошли.



Михаил Тульский: 10.



Михаил Соколов: У меня неправильные данные. И что Иваново? Это все-таки люди Меня победили, он же распускал фактически законодательное собрание.



Александр Кынев: Мне кажется, что я бы обратил внимание на три региона – Иваново, Ростов и Ульяновск. Там процент, полученный «Единой Россией» вчера, похож почти с разницей до десяти долей процента на результат «Единой России» в декабре. Когда в одном регионе совпадает процентный результат через несколько месяцев -это может быть случайность. Но когда в нескольких регионах процент совпадает - это очень похоже на подгонку результатов заведомо определенного задания. Поэтому у меня, честно говоря, 60 и 60 вызывает некоторые вопросы.


А что касается прохождения эсеров, там одна из сильных организаций и действительно была затратная кампания, насколько, я знаю и предприниматели были в списке, связанные с текстильной промышленностью. ЛДПР получила чуть ниже, чем было осенью, а коммунисты получили прирост. Это прирост оправданный для Ивановской области.



Михаил Тульский: А если говорить про ту же Ростовскую, про которую мы мало сказали - это тоже область массовых фальсификаций. Она прославилась в 97 году тем, что там порядка 15% бюллетеней было фальсифицировано на губернаторских выборах. И тогда Иванченко, депутат бывший от КПРФ, судился с Чубом, очень много публиковались протоколы, причем не несколько протоколов, а десятки протоколов, где было видно, что довольно заметные, до 20% фальсификаций.



Михаил Соколов: Как раз нам пишут по пейджеру: «Выборы президента, как и выборы в Госдуму, наверняка фальсифицированы. Не верю, что Медведев набрал от 60 до 70, был впрос и так далее». Мы кое о чем тут и говорим. «О чем тут говорить, если за Зюганова проголосовало меньше, чем за Богданова. Это был бы важный результат». Когда создаст масонские ложи во всех регионах, тогда и посмотрим. «Верят ли гости Соколова в объективность подведения итогов выборов различными уровнями избирательных кампаний? Если да, почему всерьез обсуждают итоги этих выборов?».



Михаил Тульский: Я бы сказал, что где-то они и объективны. Если мы возьмем ту же Москву, то у нас есть участки, где за Медведева 50-60, а есть, например, район Зябликово, где 93 в целом, а я вижу участки, где 97 явка и 97 за Медведева. Это не Чечня – это, к сожалению, Москва.



Александр Кынев: Я бы сказал так, что страна у нас разная и когда, если вы обратили внимание, когда мы говорили про регионы, мы дифференцировали оценки. То есть есть те регионы, где результаты в большей степени вызывают доверие, есть те, где меньше. Это уже есть некие электоральные традиции страны, мы их понимаем. Хотя несомненно, что ситуация в целом становится более неблагополучной, чем раньше.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG