Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

1883: коронация




Владимир Тольц: Мы в наших передачах говорим об очень разных сторонах российской истории. Но есть, пожалуй, тема, которой мы еще не касались. Это - дореволюционные, царские государственные праздники. - Про советские парады и официоз мы уже говорили… А как это делалось в Российской империи? Сегодня об этом и пойдет речь. Известно, что до революции в России больше внимания уделяли церковным праздникам, пышные государственные публичные церемонии не так часто происходили. Главным такого рода событием каждого царствования была коронация.



Ольга Эдельман: Мы выбрали для примера коронацию Александра III , тем более что происходила она в мае 1883 года, то есть можно даже говорить о приближении рода юбилея, 125 лет.



Высочайше утвержденное расписание дней празднеств, обеденных столов, поздравлений и парадов по случаю священного коронования их императорских величеств.


8 мая, воскресенье


Выезд из Петербурга и приезд в Петровский Дворец.


10 мая, вторник.


Торжественный въезд в Москву.


11 мая, среда.


Освящение Государственного Знамени


12,13,14, четверг, пятница и суббота


Говение их императорских величеств. Объявление о короновании. Перенесение Регалий из Оружейной Палаты в Тронную Залу.


15 мая, воскресенье.


Священное коронование. Обед в Грановитой Палате. Иллюминация.


16 мая, понедельник.


Поздравление от членов Св.Синода, высшего духовенства, дипломатического корпуса, Государственного Совета, Министров, Сената, Статс-Секретарей, Губернских предводителей дворянства с их ассистентами и знатного российского дворянства, депутатов Казачьих войск и Азиатских народов, председателей губернских земских управ и городских голов губернских городов.


Бал в Грановитой Палате.



Ольга Эдельман: Празднества на этом только начинались. Они длились еще до 28 мая, и только 29-го император со свитой отбыл в Петербург. Получается 3 недели ежедневных парадных мероприятий. Три дня, 16-18 мая, Александр III и Мария Федоровна принимали в Кремлевском дворце поздравления. Поздравляющие были распределены по дням в зависимости от их места в иерархии. 16 мая были высшие чиновники, послы, представители губерний и населения империи - азиатских народов и казаков, не охваченных земскими учреждениями; 17 мая - военные, придворные и гражданские чины первых 4 классов, те, кто имел право являться ко двору. На следующий день - придворные дамы, "дамы первых 6-ти классов и супруги и дочери потомственных дворян".



Владимир Тольц: Давайте, Оля, поясним, что дамы первых 6 классов - это жены чиновников соответствующих по Табели о рангах классов. Сами дамы в царской России не служили и чинов не имели. А иерархия, которую вы упомянули - в данном случае не столько государственно-чиновная, сколько символическая. Представители земств и азиатских народов символизировали венчание нового монарха со страной, поэтому-то они были выдвинуты в первые ряды, вместе с самой верхушкой элиты. (Отголоски этой традиции можно найти и советских квотах на окраинных репрезентантов в декоративном Верховном Совете, и в многонациональных композициях советских плакатов, и в порядке номеров на советских же праздничных концертах. Да и в более близких нам по времени композициях телеобщения президента с народом.) Ну, а возвращаясь к церемониям коронации, необходимо все же иметь в виду, что придворные, знатные дамы, оказавшиеся в череде приветствовавших императорскую чету после лепутаций казаков и самоедов, в регулярной, а не символически-коронационной, иерархии были, конечно, неизмеримо ближе к престолу и значимее для него.



Ольга Эдельман: Кончились поздравления - начались обеды. 19 мая - в Грановитой палате обед для духовенства и "первых 2-х классов Особ обоего пола", на следующий день - для губернских предводителей дворянства и тех самых персон, тех, кому полагалось явиться поздравлять в первый день, в том числе депутаты Казачьих войск и азиатских народов. Наконец, 21 мая, в день народного праздника, в Петровском дворце был дан обед волостным старшинам. Но это все днем. Вечером тоже была программа. 17 мая - бал у Московского генерал губернатора, 18 мая - праздничный спектакль в Большом театре, на следующий день бал московского дворянства, затем у германского посла.



21 мая, суббота.


Народный праздник. Обед для волостных старшин в Петровском дворце.


22 мая, воскресенье.


Поездка в Св. Троицкую Лавру.


23 мая, понедельник.


Празднование 200-летнего юбилея лейб-гвардии Преображенского и Семеновского полков. Бал.



Ольга Эдельман: На следующий день, 24 мая, вторник, был запланирован только обед для послов с супругами и высших чиновников. Потом один день был свободный. Отдыхали, наверное.



Владимир Тольц: Под занавес - знаковые мероприятия: освящение достроенного, наконец, Храма Христа Спасителя (26 мая был праздник Вознесения). Благодарственный обед московскому начальству. Парад. Заметьте, здесь военный парад не был главным зрелищем, как стало потом при советской власти. Он завершал коронационные торжества. В них, конечно, все время участвовали и дефилировали войска, но парад устроили только один.



26 мая, четверг.


Освящение Храма Христа Спасителя.


27 мая, пятница.


Обед для Московских: генерал-губернатора, предводителей дворянства, городского головы и председателя земской управы.


28 мая, суббота.


Парад.


29 мая, воскресенье.


Отъезд в С.-Петербург.



Ольга Эдельман: Знаете, я думаю, они с большим облегчением уехали в Петербург. Выдержать такую программу, да еще в роли главных действующих лиц - это, согласитесь, нелегко.



Владимир Тольц: Вот здесь, кстати, я бы хотел прояснить одну деталь. Сегодня наш гость - автор книг по истории костюма Раиса Кирсанова. Вот скажите, пожалуйста, Раиса Мордуховна, раз уж Оля употребила слово "нелегко". Насколько я понимаю, коронационные костюмы царя и царицы весили - ну, как, допустим, полное облачение спецназовца. Или не знаю уж, с чем лучше сравнить.



Раиса Кирсанова : Учитывая, что Александр Третий венчался в мундире, то его костюм не весил очень много. А вот императрице было сложнее, потому что она была в так называемом русском платье – бархатное верхнее одеяние с откидными рукавами, расшитое золотом. И вышивали это все обычно в Москве в Новодевичьем монастыре, хотя сами костюмы шились для всех дам в Петербурге. Женский наряд был довольно тяжелый и, кроме того, она была в корсете, что тоже очень непросто.



Ольга Эдельман: А драгоценности?



Раиса Кирсанова : Ну и драгоценности, которые полагались к этому. Знаете, это русское платье, идею русского платья первой выразила Екатерина Вторая, поскольку ей так хотелось показать национальный характер своего правления, а все знают, что она была все-таки немкой на русском престоле, что она создала для себя совершенно особенную моду. Когда все носили очень высокие прически, она носила низкую. И придумала себе это круглое платье без шлейфа, и наряд с откидными рукавами. Более старшие дамы одевались как царицы, а молодые норовили подчиниться французской моде. Уже при Николае Первом сначала на балах 1826 года появлялись дамы, одетые с такими кокошниками, как в память о событиях 12 года, и в таких нарядах с фатой и прочее. И наконец, в 1834 году в законодательном порядке, такое установление было для всех и дамы должны были одеваться в соответствии с тем, какое место у них при дворе. То есть фрейлины, придворные дамы большого двора, самой императрицы, они носили пунцовые платья с золотым шитьем. А вот, скажем, малые дворы, то есть великие княжны, у них платья были другого цвета. Покрой этих платьев не изменился до 17 года. Современники, когда появились они, называли офранцуженным сарафаном. Но от сарафана там мало что угадывается кроме продольной планки по всей длине нижнего платья с пуговицами, как на народных сарафанов. Если у дамы было платье красного цвета бархатное верхнее, то тогда пуговицы огромные рубиновые, либо изумрудные, если платье зеленое и так далее. Плюс к этому полагалась полная парюра для торжественных выходов. То есть туда входили и кольца, и браслеты, и какое-то колье, и застежка-аграф немыслимой цены и прочие разные украшения, и все они должны быть в тон общему наряду.



Ольга Эдельман: Документ, который только что звучал - это всего лишь расписание празднований. Как каждое из этих мероприятий выглядело? Все вместе было масштабным спектаклем, демонстрировавшем устройство монархии, одновременно и единение царя с народом - он милостив к подданным, подданные ликуют, - и незыблемость отчетливой социальной иерархии. Каждая категория подданных приписана к своему месту, их легко выстроить в процессию. И все это скреплено вековой традицией и благословением православной церкви - ведь коронация это миропомазание царя и царицы в древнем Успенском соборе Московского кремля. Именно поэтому для коронации из Петербурга приезжали в Москву.



Владимир Тольц: Представление это - коронация - при всей вроде бы традиционной незыблемости ритуала раз от разу видоизменялось в соответствии с текущим моментом. А главное - с тем, на каких сторонах образа самодержца намеревался сделать акцент новый император. Ну, давайте посмотрим поподробнее на отдельные фрагменты этого, красивого конечно, спектакля. Всю коронацию нам не успеть обсудить за время передачи. Возьмем начальные мероприятия - они выразительные. (Тем более, что благодаря вошедшим в обычай телевизионным трансляциям президентских инавгураций, тут нашим слушателям есть что ч чем сравнить…)



Ольга Эдельман: Тогда - торжественный въезд в Москву. При Александре III уже ездили по железной дороге, и вполне можно было бы высадиться в Москве на вокзале. Но по сложившейся в 18 веке традиции, - когда ездили на лошадях и дорога из Петербурга занимала никак не один день - при подъезде к старой столице государи останавливались на ночлег в Петровском дворце.



Владимир Тольц: Теперь, когда все пересели на самолеты, этот обычай, можно сказать, почти возродился - в виде торжественных встреч в аэропорту Шереметево. Даже то же самое Ленинградское шоссе.



Верховный Церемониймейстер имеет честь уведомить, что всем лицам, назначенным к участию в Торжественном въезде ИХ ВЕЛИЧЕСТВ в Москву, надлежит собраться в Петровском Дворце 10 сего мая к 12 часам дня.



Ольга Эдельман: Торжественный въезд их величеств в Москву был расписан и спланирован подробнейшим образом. Коронация, несомненно, была крупной головной болью для организаторов - придворного ведомства, Министерства императорского двора, церемониальной части, Министерства внутренних дел, московских властей. В Москву съезжалось огромное количество важных и почетных гостей. Все надо было планировать - где их поселить (члены императорской свиты, иностранные принцы и посланники, их свиты - одних селили в Кремлевском дворце, других в шикарных московских гостиницах - Славянском базаре, гостинице Кокорева, Метрополе, некоторые имели собственные дома или останавливались у кого-то). Расписание поездов, которыми приезжали иностранные принцы, одно выглядит как план небольшой победоносной войны. И вот торжественное шествие. Заранее составлены списки лиц свиты, каждому отведено и указано свое место в процессии: кто едет в карете, кто верхом, кто пешком, все распределены по каретам. Кто должен нести государственные регалии. Корону императора нес генерал-адъютант граф Гейден, корону императрицы - действительный тайный советник Титов, скипетр - граф Баранов, державу - граф Валуев, каждому назначалось по 2 ассистента. Ну и так далее.



Высочайше утвержденный церемониал торжественного въезда в первопрестольный град Москву их императорских величеств государя императора Александра Александровича самодержца всероссийского и государыни императрицы Марии Феодоровны.


1. В назначенный Его императорским величество день для торжественного въезда из Петровского дворца в Москву по данному в назначенный час сигналу девятью выстрелами из поставленных на Тайницкой башне орудий, начнется благовест от Большого Успенского Собора и все войска построятся на определенных им местах. В то же время соберутся в Петровском дворце особы и чины, долженствующие участвовать в церемониальном шествии. Когда все займут определенные им места и государь император изволит сесть на коня, а государыня императрица и их высочества изволят сесть в экипажи, по данному господином министром императорского двора чрез особо назначенного плац-адъютанта сигналу, произведены будут три выстрела от конной батареи против Петровского дворца, после которых процессия двинется следующим порядком:


1. Полицмейстер и 12 жандармов, по два в ряд, верхом.


2. Собственный его императорского величества конвой.


3. Лейб-эскадрон лейб-гвардии Казачьего полка и эскадрон 1-го лейб-Драгунского Московского его величества полка.


4. Депутаты Азиатских подвластных России народов, верхом, по два в ряд.


5. Депутаты Казачьих войск.


6. Знатное дворянство верхом, имея пред собою Московского уездного предводителя дворянства.



Ольга Эдельман: Дальше шли камер-фурьеры, лакеи, придворные арабы - по два в ряд пешком, несколько церемониймейстеров в открытых фаэтонах, с жезлами, чины двора в парадных золоченых каретах, гофмаршал и обер-гофмаршалы в открытых фаэтонах с жезлами. Сам Александр III двигался в середине процессии, его номер в списке выступающих был 21-й, за ним великие князья верхом, генерал-адъютанты и флигель-адъютанты, тоже верхом, императрица в парадной золотой карете, великие княгини в каретах, с эскортом казаков, шталмейстеров, пажей; эскадроны лейб-кирасир, фрейлины, эскадроны лейб-гусар и лейб-улан и т.д.


Мы рассказываем о коронации императора Алексадра III , грандиозном государственном торжестве, происходившем 125 лет назад. Три дня непосредственно перед коронацией, Александр и Мария Федоровна говели, а по городу объявляли о предстоящей коронации. Для этого был создан специальный отряд - генерал-адъютанты, церемониймейстеры, герольды, конные дивизионы гвардейских полков с литаврщиками и хорами трубачей, верховые лошади в богатых попонах. Сначала, 12 мая, они собрались в Кремле, кавалеристы выстроились.



Начальствующий генерал, пред срединой фронта, имея: пред собою двух сенатских секретарей, по обеим сторонам по одному генерал-адъютанту, по одному обер-церемониймейстеру, по одному герольду и под два церемониймейстера, а за собою четырех трубачей, с гербовыми трубами.


По приказанию начальствующего генерала, герольды поднимают жезлы и, по сему сигналу, присутствующие обнажают головы, трубачи трубят сбор, по окончании коего один из секретарей, не сходя с лошади, читает объявление ... По прочтении сего объявления Герольды раздают народу печатные экземпляры оного, а хоры трубачей играют народный гимн "Боже Царя храни". За сим процессия отправляется чрез Спасские ворота, на Красную площадь к монументу князя Пожарского и Минина



Ольга Эдельман: Там снова читали и раздавали объявление, потом процессия разделилась надвое и отправилась объезжать город, трубачи играли марши. В назначенных местах останавливались читать и раздавать объявления: у Варварских, Ильинских, Владимирских ворот, на площади Большого театра, у ворот Воскресенских, Троицких и Боровицких, у Рыбного рынка, на Болотной площади, у Калужских и Серпуховских ворот, у Краснохолмского моста. На второй день объезжали более удаленные части города, читали у Таганского рынка, у ворот Яузских, Покровских, Мясницких, Красных, на Воронцовом поле, у Каменного моста, у ворот Арбатских, Никитских, Тверских, Петровских, у Рождественского монастыря. Третий день - у Триумфальных ворот, у Каретного ряда, на Самотеке, у Сухаревой башни, на Разгуляе, на Немецком рынке, Смоленском рынке, на Кудринской площади.



Владимир Тольц: Я вижу, Оля, вас очень увлекают эти подробности.



Ольга Эдельман: А я вспоминаю любимые в детстве сказки. Ну, согласитесь - герольды, трубачи, церемониймейстер с жезлом, даже придворные арапы. Принцы на конях, принцессы в золотых каретах. Так и ждешь - то ли Кота в сапогах у Яузских ворот, а не то Мария Федоровна обронит хрустальную туфельку на лестнице Кремлевского дворца.



Владимир Тольц: Да, монархия сохраняла много архаичных персонажей и обычаев. Интересно, что сейчас, много лет после их смерти, они как бы гальванизируются и обретают если не новую жизнь, то некое новое шевеление…



Ольга Эдельман: А еще очень увлекательно: во что эти принцы, принцессы, придворные были одеты.



От Двора ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА объявляется: госпожам статс-дамам. камер-фрейлинам, гофмейстеринам, фрейлинам, господам придворным кавалерам и всем во Двору приезд имеющим.


ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО Высочайше повелеть соизволил: в воскресенье сего мая 15 числа быть священному коронованию, для чего всем вышеписанным обоего пола особам съезжаться в Кремлевский его императорского величества дворец по утру к 7 1/2 часом, дамам в русском платье, а кавалерам в парадной форме; кавалерам Ордена Св. Апостола Андрея Первозванного иметь на себе цепь сего ордена ...



От Двора ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА объявляется:


К имеющему быть 18 сего мая торжественному спектаклю в Большом театре по случаю Коронования ИХ ИМПЕРАТОРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВ, съезжаться в оный в 7 часов вечера и быть приглашенным кавалерам в полной парадной форме, а дамам в вырезных нарядных платьях. Все же прочие получившие билеты на места в театр, должны быть: имеющие мундиры в оных, а не имеющие таковых - в присвоенном им одеянии.



Ольга Эдельман: Сегодня гостья нашей передачи - специалист по истории костюма Раиса Кирсанова. Давайте поговорим о нарядах. Русское платье - дамский вариант придворного мундира, стилизованный под национальный костюм. В театре вот требуется "вырезное платье", а на народное гулянье на Ходынском поле "Дамам быть в коротких платьях, кавалерам военным в обыкновенной форме в мундирах, гражданским в праздничной". Как они выглядели, эти нарядные господа и дамы? И что значит - короткое платье, для той эпохи? Без шлейфа?



Раиса Кирсанова : Да, это платье, у которого нет шлейфа. Вырезные платья – это значит они были декольтированными. Если платье очень низко открыто, как полагалось в присутствии высочайших особ. Известен случай, как на трехсотлетии Дома Романовых прелестную барышню, одетую в самое модное платье от Поля Пуаре, не впустили в дворянское собрание, потому что не было открытым. Мода этого уже этого не требовала. А в то время, когда речь идет об Александре Третьем, это значит платье декольтированное и обязательно должны быть украшения. Потому что если на шее ничего не висит, то дама просто, можно сказать, обнажена, с голой шеей не появлялись.



Владимир Тольц: Уважаемые ученые дамы, я думаю, мы увлеклись визуальностью. Это конечно интересно, но известно ли что-нибудь о других так сказать аспектах празднеств. Например, что они ели, на всех этих парадных обедах?



Ольга Эдельман: Пожалуйста, сохранились меню. Оригинал по-французски. Ну вот например 20 мая: подрумяненный суп, пирожки, таймень в раковом соусе, седло барашка с гарниром, котлетки из цыплят с трюфелями, заливной страсбургский пирог с соусом провансаль, римский пунш, жареные фазаны и бекасы, салат, побеги спаржи под голландским и польским соусом, на десерт ананасы и мороженое а ля паризьен. Это видимо парадный обед. А вот завтрак, 10 мая, в Петровском дворце перед торжественным выходом в Москву: суп-крем из огурцов, пирожки, заливная стерлядь по-императорски, телячьи котлеты и цыплята под соусом сюпрэм - здесь еще и игра слов: supreme означает "высший". И бисквиты с фруктами на десерт.



Владимир Тольц: То есть меню с имперской символикой. Тонко. С пиршествами более-менее ясно. Еще мы не коснулись того, что давали в театре. Куда дам приглашали в вырезных платьях. Наверное, в честь коронации - оперу Глинки "Жизнь за царя".



Ольга Эдельман: Именно. Но была еще вторая часть, программа которой поразила мое воображение. Это балет "Ночь и День", постановка Мариуса Петипа, музыка Минкуса. Действующие лица. Ночь: Царица ночи, Вечерняя звезда, кометы, планеты, звездочки, папоротник, лебединые девы, русалки, дриады, Числобог, Двенадцать часов ночи и др. День: Царица дня, Утренняя звезда, Муха, Голубь, бабочки, царица пчел, гении дня, птицы, пчелы. Но это не все. Далее - "Племена России". Народные пляски: хоровод, крымские татары, сибирские шаманы, финляндцы, донские казаки, малороссы, поляки, грузины, великоруссы. И Апофеоз: Россия. Законодательство. Военное искусство. Изящные искусства. Наука. Воспитание. Ремесла. Земледелие и торговля. Пытаюсь себе представить такой балет.



Владимир Тольц: Ну, в первой части понятно - бабочки, звездочки, птички - это все балетные номера. А вот заключительный апофеоз, наверное, скорее был чем-то вроде живых картин, вряд ли у них плясали Законодательство, Воспитание и Военное искусство. В целом, конечно, напоминает сочетание детского утренника, концерта ансамбля Моисеева плюс нечто из кинофильма "Цирк". А еще праздничного концерта к Дню милиции советских времен. Но тогда публика была не избалована кино- и телевизионными зрелищами, все это должно было производить впечатление.



Ольга Эдельман: Я хочу снова обратиться к нашей гостье. Знаете, мы, готовясь к этой передаче, слегка поспорили. Мне кажется, что государственным торжествам нашего времени далеко до тех, царских, пышных церемоний. А Владимир Соломонович считает, что я принижаю современность, что помпе, достижимой в наши дни, самодержцы могли бы только завидовать. Сейчас, конечно, технические возможности много шире. Вопрос вкуса, конечно, что пышнее: черный (да хоть бы и белый) блестящий лимузин или золоченая карета. Но все же, кажется мне, по визуальной нарядности старые шествия были как-то богаче, ярче. Может, костюмы были более многоцветные?



Раиса Кирсанова : Разумеется, они были более многоцветные. Балетный спектакль – это был своего рода парад. И даже известен случай, когда Николай Первый вмешался в репетиционный процесс, когда балерины изображали амазонок с ружьями почему-то, с мушкетами, и он им показал, как надо пользоваться этими мушкетами. Конечно, красочность иная. Главное, что осознание важности другое. Сейчас публика так не реагирует и так себя не ведет на всех этих торжествах. Костюмы были действительно необыкновенными. Со шлейфом дама могла только ехать, она не могла волочить этот парадный шлейф по улице, это считалось крайне неприлично и, более того, считалось не просто дурным тоном, а указывало на род занятий дамы. Поэтому шлейф они подхватывали, если ей не полагался паж, например, и перевешивали его через руку, пройти, например, по двору, например, Соборной площади в Кремле. Было много всяческих подробностей, деталей, при которых зрелище становилось еще более красочным.



Владимир Тольц: Коронация Александра III была, конечно, апофеозом самодержавия. Но не будем забывать: Александр III оказался предпоследним русским самодержцем. Чем на самом деле была архаичная, феодальная пышность его коронации - демонстрацией незыблемости государственных устоев или декорацией, камуфляжем, скрывавшим надтреснутость, социальную напряженность? – это вопрос скорее риторический…


Ну и, заканчивая, стоит, наверное, вспомнить и еще один мелкий штрих. Разумеется, участники коронационных торжеств получали, специальные пропуска на все мероприятия (между прочим, Александр III вступал на престол после убийства Александра II террористами). Отдельный пропуск - участнику, отдельный - для проезда в экипаже. Так вот, за неимением лобового стекла, к которому нынче крепят пропуска, экипажный билет, плотную розовую картонку, требовалось прицепить к шляпе кучера. Иначе не пропустят.



  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG