Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лидер "Обороны" Олег Козловский демобилизован из армии


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.



Михаил Саленков: Лидер молодежного движения "Оборона", активист коалиции "Другая Россия" Олег Козловский накануне был демобилизован и вернулся из рядов Вооруженных сил домой. Оппозиционер уверен, что его направление в ряды российской армии напрямую связано с выборами и состоявшимся в понедельник в Москве "маршем несогласных". Сегодня Олег Козловский намерен отнести свои документы, подтверждающие его перевод в запас по состоянию здоровья, в Измайловский военкомат. В планах у лидера "Обороны" - привлечение к ответственности комиссара, по чьему приказу его послали служить, и продолжение борьбы в движении "Оборона".



Максим Ярошевский: Олег Козловский вчера в начале четвертого уже находился в автомобиле и направлялся из Рязани, где изначально должен был пройти воинскую службу, в Москву, домой. Решение о демобилизации приняли вчера, сразу же после этого оппозиционер выехал в столицу. По пути он не отказался ответить на несколько моих вопросов.


Скажи, пожалуйста, отношение к тебе, каково было в течение этого времени?



Олег Козловский: Со стороны военных, со стороны медиков нормальное было отношение. Конечно, некоторых из них, не всех, но некоторых явно накручивали, то есть они опасались, что я убегу, они опасались, что будут либо мои сторонники, соратники, либо журналисты ко мне как-то проникать, проявлять внимание. Они очень этого опасались. На мой взгляд, здесь все шито белыми нитками. Связано это было с тем, что, видимо, очень сильно достал кого-то в Федеральной службе безопасности, потому что, когда меня в армию забирали в декабре, сами военные мне говорили или я слышал это из их разговоров, что сотрудники ФСБ на начальных этапах участвовали во всем, начиная от того момента, как меня взяли около моего дома, и заканчивая тем моментом, когда меня уже привезли в Рязань. Они сопровождали меня на всех перемещениях. Они разговаривали с соответствующими военными, чтобы были приняты нужные им решения. Здесь, в общем, даже не очень-то скрывались. Эпизод, когда меня рано утром подняли где-то часа в четыре-пять и срочно повезли в Рязань, практически ничего не объясняли, точнее, объясняли, но все врали, лишний раз подтвердил, потому что они, видимо, опасались, что я либо сбегу, либо каким-то образом окажусь на "марше несогласных". Любыми путями старались от меня избавиться. Они, видимо, считают, что уже большой опасности от меня нет и можно, таким образом, скандал не продлевать и меня освободили буквально через 12 часов после того, как "марш несогласных" прошел.



Максим Ярошевский: Почему все-таки тебя демобилизовали? Это связано с твоим здоровьем или все-таки приказ сверху?



Олег Козловский: Здесь, я думаю, несколько факторов нашлись. Во-первых, они, видимо, посчитали, что тот скандал, который был поднят, кампания в мою поддержку и публикации в прессе, и обращения, что от них вред сейчас, наверное, больше, чем от моего присутствия на свободе. Кроме того, есть и ряд просто юридических процедур, медицинских процедур и других, которые при всем желании все-таки им трудно совсем не выполнять. То есть, если есть решение медиков о том, что не могу я служить, они могут его долго оспаривать, они его оспаривали, они меня направляли на повторное освидетельствование, но совсем его игнорировать не получается. Потому что каждый военный, который принимает решение, он понимает, что, возможно, ему придется за это нести ответственность. То есть сейчас, по сути, юридическая ответственность лежит на военкоме, который принял решение меня призвать. Наверное, сейчас ему не очень хорошо живется, он ожидает, что ответственность он понесет.



Максим Ярошевский: Но держали в связи с чем? В связи с "маршем несогласных" и выборами или как ты считаешь?



Олег Козловский: Формально в связи с тем, что я проходил воинскую службу и в связи с тем, что я проходил различные освидетельствования, обследования и так далее. Реально я думаю, что да, было привязано именно к выборам и к "маршу несогласных".



Максим Ярошевский: Каковы планы? Я знаю, что представители обороны говорят о том, что вы намерены добиваться привлечения к ответственности комиссара измайловского военкомата. Действительно это так?



Олег Козловский: Вряд ли реально на данный момент привлечь к ответственности тех, кто это все придумывал, затевал, так сказать, заказчиков этой всей истории из ФСБ либо из каких-то других служб. Но те, кто непосредственно выполнял незаконный призыв, мы сделаем все, чтобы они были к ответственности привлечены.



Максим Ярошевский: Каковы планы ближайшие?



Олег Козловский: Я собираюсь и дальше продолжать свою деятельность, свою борьбу. Потому что та история, которая со мной произошла, она меня не разубедила, а наоборот, только убедила в том, что я был прав. Произвол, беззаконие, с которыми мы боремся, к сожалению, сейчас в нашей стране правят.



Максим Ярошевский: 20 декабря при выходе из собственного дома Олега Козловского встретил участковый милиционер и проводил молодого человека в Измайловский военкомат Москвы. Там он прошел медкомиссию, где его признали негодным к прохождению воинской службы. Тем не менее, спустя некоторое время, лидера движения "Оборона" посчитали вполне годным для несения службы, несмотря на то, что он закончил воинскую кафедру в МГУ, и подал документы для получения звания офицер запаса. Молодого человека вызвали на сборный пункт в Кожухово. После этого на некоторое время Олега Козловского потеряли и его родители, и его соратники по движению. Нашли его позже в Рязанской области, куда молодого человека вывезли в одну из авиационных частей. Четвертого марта оппозиционера все же демобилизовали, и он смог без каких-либо препятствий отправиться домой.


XS
SM
MD
LG