Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Второй супервторник Америки. Кандидат от демократической партии на пост президента так и не определился


Ирина Лагунина: Во вторник на первичных выборах в США убедительную победу одержала сенатор Хиллари Клинтон. Она выиграла в трех из четырех штатов – Техасе, Огайо и Род-Айленде. Бывшая первая леди, которую последнее время убеждали снять свою кандидатуру, доказала, что ее рано списали со счетов. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Еще несколько дней назад сенатор Барак Обама казался несокрушимым победителем. В феврале он выиграл первичные выборы в 11 штатах подряд. В стране началась «обама-мания», как назвали ее журналисты. На его митингах выступали звезды шоу-бизнеса. Его поддержали видные деятели Демократической партии. Деньги потекли в его кассу рекой. Кандидат республиканцев сенатор Джон Маккейн решил не терять времени даром и атаковал Барака Обаму на своем излюбленном поле – национальная безопасность и война в Ираке. Обама обещает американцам вывести войска из Ирака. Но что если там после ухода американских войск опять сложится критическая ситуация? – спросили его на теледебатах. Сенатор ответил, что тогда войска придется вернуть.



Барак Обама: Если «Аль-Каида» начнет создавать базу в Ираке, мы должны будем действовать так, чтобы защитить нашу территорию и наши интересы за рубежом.



Владимир Абаринов: Наутро Маккейн прокомментировал эту фразу.



Джон Маккейн: У меня есть новость для сенатора Обамы: «Аль-Каида» уже в Ираке. Именно поэтому мы и воюем в Ираке и побеждаем в Ираке.



Владимир Абаринов: Но и Обама в долгу не остался.



Барак Обама: У меня есть новость для Джона Маккейна: никакой «Аль-Каиды» в Ираке не было, пока Джордж Буш и Джон Маккейн решили вторгнуться в Ирак.



Владимир Абаринов: Авторитетные политики Демократической партии уверовали в победу Обамы настолько, что стали уговаривать Хиллари Клинтон снять свою кандидатуру, не дожидаясь разгрома в Техасе и Огайо. Один из сторонников Обамы – сенатор Дик Дурбин.



Дик Дурбин: Мы наблюдали рекордную явку на праймериз Демократической партии, и есть ощущение, что Барак Обама захватил воображение миллионов избирателей по всей Америке. Это благо для партии и благо для страны. Мы ничего не получили даром. В настоящий момент мы впереди по числу избранных делегатов. Мы продолжаем напряженно работать. Я считаю, послание Барака Обамы встречает отклик. Народ жаждет перемен. Люди хотят видеть движение вперед. И тот факт, что он привлек на свою сторону молодых избирателей, которые никогда прежде не голосовали, независимых и даже республиканцев, говорит о том, что мы в состоянии создать коалицию не только чтобы победить в ноябре, но и чтобы управлять страной и решать проблемы в дальнейшем.



Владимир Абаринов: В том же ток-шоу однопартиец Дурбина сенатор Чак Шумер высказал противоположное мнение.



Чак Шумер: У нее есть опыт, у нее есть глубокое понимание того, как функционирует правительство, и она никогда не сдается. В этой кампании случаются отступления, взлеты и падения – Обама впереди, Клинтон позади, потом наоборот. Ясно одно: в этой кампании произойдет еще много непредвиденных поворотов и зигзагов, и я хотел бы сказать избирателям: не списывайте со счетов Хиллари Клинтон, потому что она боец, и я знаю это по собственному опыту. Барак – отличный кандидат, но Хиллари с ее опытом – лучший кандидат и лучший президент.



Владимир Абаринов: Опыт и знания стали главной козырной картой Хиллари Клинтон. Она разыграла эту карту в своей речи о внешней политике в Джордтаунском университете.



Хиллари Клинтон: Знаете, символ президентской власти, американский орел, держит в одной лапе пучок стрел, а в другой – оливковую ветвь. И то, и другое символизируют орудия, которые нам необходимы, чтобы наша демократия оставалась сильной, а наша страна находилась в безопасности; орудия, которыми президент должен уметь пользоваться не только ежедневно, но и когда в три часа утра вдруг зазвонит телефон в Белом Доме, потому что где-то в мире произошел непредвиденный кризис. Президент должен в считанные секунды принять решение, от которого будут зависеть жизнь и безопасность миллионов людей в этой стране и за ее пределами. Тому, чьим рабочим местом 20 января 2009 года станет Овальный кабинет, будут необходимы все орудия, имеющиеся в наличии, все ресурсы - и мудрость, как распорядиться ими.



Владимир Абаринов: Образ предрассветного звонка настолько понравился Хиллари, что ее команда использовала его в телевизионном ролике.



Три часа утра, ваши дети спокойно спят. Но в Белом Доме звонит телефон – что-то случилось в мире. Ваш голос решит, кто снимет трубку этого телефона. Будет ли это тот, Кто уже знаком с мировыми лидерами, знает вооруженные силы, тот, чья готовность руководить в этом опасном мире выдержала испытание. Три часа утра, ваши дети спокойно спят. Так кто же ответит на звонок?



Хиллари Клинтон: Я Хиллари Клинтон, и я одобряю это обращение.



Владимир Абаринов: Барак Обама просто не мог оставить без ответа этот выпад.



Барак Обама: Вот, кстати, раз уж мы заговорили о политике страха. Я хочу ответить на видеоролик, который запущен сегодня в эфир сенатором Клинтон. В этом ролике спрашивают: кто, по-вашему, должен ответить на звонок телефона в Белом Доме в три часа утра - звонок, сообщающий, что что-то происходит в мире? Мы видели нечто в этом роде и прежде – игру на страхах людей, попытки заполучить таким манером их голоса. Но на этот раз подобная тактика не сработает. Потому что вопрос состоит не в том, кто снимет трубку. Вопрос состоит в том, какое решение примет лицо, снявшее трубку. Сенатор Клинтон запамятовала, что у нее уже был такой момент, когда она сняла трубку красного телефона. Речь шла о решении вторгнуться в Ирак. И сенатор Клинтон сняла трубку и дала ошибочный ответ. И Джон Маккейн снял трубку и дал неверный ответ. И Джордж Буш снял трубку и дал ошибочный ответ. Я тогда встал и сказал, что эта война в Ираке обойдется нам в миллиарды долларов и тысячи человеческих жизней. Я сказал, что это уведет нас в сторону от реальной угрозы, с которой мы сталкиваемся, и что мы должны воевать с «Аль-Каидой» в Афганистане. Вот какую позицию я занял по поводу важнейшего внешнеполитического решения нашего поколения. И такую же позицию я продемонстрирую, когда я сниму трубу телефона в Белом Доме в три часа утра!



Владимир Абаринов: На этом избирательный комитет Обамы не остановился и сделал свой видеоклип.



Три часа утра, ваши дети спокойно спят. Но в Белом Доме звонит телефон – что-то случилось в мире. Ваш голос решит, кто снимет трубку этого телефона. Будет ли это тот, кто единственный имел мужество выступить против войны в Ираке с самого начала? Единственный, кто понимал, что реальная угроза для Америки – это «Аль-Каида», и исходит она из Афганистана, а не из Ирака? Тот, кто руководил действиями по обеспечению сохранности ядерных вооружений повсюду на планете? В этом опасном мире важны верные решения.



Барак Обама: Я Барак Обама, и я одобряю это обращение.



Владимир Абаринов: Но Джон Маккейн заявил, что наилучшим абонентом для тревожных звонков будет он.



Джон Маккейн: Я уверен, что мои знания, опыт и послужной список ясно демонстрируют, что если в Белом Доме в три часа утра зазвонит телефон, и трубку сниму я, то моя квалификация позволит мне принять наилучшее решение в момент кризиса, угрожающего нашей национальной безопасности. Я принимал участие в отражении всех крупнейших вызовов нашей безопасности, с которыми на протяжении последних 20 лет сталкивалась наша страна.



Владимир Абаринов: Сенатор Клинтон одержала во вторник принципиальную победу в крупных штатах. Для Хиллари было психологически важно переломить негативную тенденцию.


Такое упорное соперничество за партийную номинацию всерьез беспокоит вождей Демократической партии. Они считают, что эта борьба ослабляет обоих кандидатов. Велика вероятность, что до национального съезда демократов, который состоится в августе в Денвере, ни один из кандидатов не обеспечит себе явное преимущество. В этом случае вопрос будет решаться на съезде, причем решать его будут не делегаты, избранные избирателями, а так называемые суперделегаты – члены Конгресса, губернаторы и партийные функционеры. Лидерам партии очень хотелось бы избежать такого развития событий. Об этом обозреватель NBC Тим Рассерт говорит с Диком Дурбином.



Тим Рассерт: Сенатор Дурбин, что произойдет, если один кандидат, Клинтон или Обама, соберет большее число делегатов, выиграет и по штатам, и по голосам избирателей, а другой выиграет номинацию, потому что за него проголосует большинство суперделегатов? Что будет делать съезд?



Дик Дурбин: Возникнет серьезная проблема. Последнее слово остается за избирателями в ноябре. Делегаты должны сказать свое последнее слово на съезде в Денвере. Это делегаты, выражающие волю избирателей. Я, как и Чак, один из суперделегатов. Нас около 800 человек. Мы отдали этой партии бóльшую часть своей жизни. Давайте будем откровенны. Решающими должны быть голоса избранных делегатов. Я внимательно слушал Чака, и из того, что он сказал, можно сделать вывод о том, что стратегия Клинтон состоит сейчас в том, чтобы с помощью суперделегатов попытаться изменить результат голосования избранных делегатов. И это будет прискорбно. Это может расколоть нашу партию. Мы как суперделегаты должны проявить мудрость и здравомыслие с тем, чтобы партия осталась единой после Денвера.



Владимир Абаринов: В американском политическом лексиконе есть выражение «прокуренная комната». Оно означает закулисную сделку партийных боссов – когда-то они сговаривались за спиной рядовых членов партии, при этом отчаянно дымя сигарами. Демократы не хотят создавать впечатление, что партия вернулась к такой практике. Сенатор Чак Шумер.



Чак Шумер: В конечном счете, мы не должны доводить междоусобную битву до поражения на всеобщих выборах. Большинство сторонников Хиллари твердо стоят на ее стороне, большинство сторонников Барака тоже тверды в своем выборе. Но я думаю, большинство из нас чувствует, что победить на всеобщих выборах, не допустить еще четырех лет Буша-Маккейна – это первостепенная задача.



Владимир Абаринов: Получается, чтобы не доводить дело до раскола, партийные боссы должны договориться между собой – пусть не прокуренной, а в хорошо проветренной комнате.


XS
SM
MD
LG