Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Центральный дом актера хотят подселить чиновников


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марина Тимашева.



Алексей Кузнецов: Центральный дом актера подал иск в суд. Он просит признать незаконным распоряжение Росимущества о передаче здания в оперативное управление Россвязьохранкультуры. В преддверии судебного заседания актеры и режиссеры снова собрались в Доме, который они считают своим, который передан им в 1996 году в безвозмездное пользование сроком на 49 лет.



Марина Тимашева: Россвязьохранкультура намеревается разместить в здании Дома актера своих чиновников, а актеры с ними соседствовать не хотят. 14 января в Доме прошло большое собрание, народные артисты и режиссеры лучших театров Москвы требовали оставить их в покое и грозили забастовками, пикетами, митингами и неявкой на выборы. Уже 15 января в Дом актера пришло письмо, направленное премьер-министром Зубковым в Минэкономразвития и Министерство культуры. В письме содержалось требование "принять меры и доложить". Чуть позже, отвечая на вопросы журналистов в Челябинске, Дмитрий Медведев заверил - так, по крайней мере, его поняли, - что Дом актера не тронут. Но воз и ныне там. Никаких официальных бумаг Дом актера больше не получил и, по имеющейся информации, Россвязьохранкультура от своих претензий не отказывается. Дожидаясь судебного разбирательства по поданным ими искам, защитники Дома актера решили вновь напомнить о себе. Говорит Людмила Максакова...



Людмила Максакова: Это называется "брать измором", на это и рассчитана волокита, на то, что человеческая эмоция имеет границы. Нас хотят погрузить в эту бумажную страшную бюрократическую историю. Чиновник делает свое дело, а актер - свое. И значит, здесь начинается перетягивание каната, кто кого. Наши цели не совпадают, а вера в доброго царя потихоньку истощается, испещряется.



Марина Тимашева: Юлия Рутберг предложила выйти прямо на президента через совет по культуре. Николай Цискаридзе считает, что лучше пригласить президента в Дома актера.



Николай Цискаридзе: Мы можем перед ним станцевать, прочесть стишок - на стул я встану, пожалуйста. Пока у нас не дается отмашка самым главным человеком, ничего нигде не происходит. Пока в это здание не войдет президент нашей страны, ни один чиновник даже не почешется. А если наш президент захочет сюда прийти, поверьте мне, нам даже сделают ремонт в подъездах и еще покрасят стены.



Марина Тимашева: А теперь послушаем Юрия Васильева...



Юрий Васильев: Мы пойдем до конца. Мы можем больше темперамента дать, можем и еще больше, но мы пойдем до конца. Вот это должны знать. Это затишье. Мы находимся пока в правовом поле и хотим, чтобы это закончилось в правовом поле.



Владимир Этуш: И находимся еще в некотором недоумении: а что еще нужно сделать, если Медведев точно сказала - так-то, так-то и так-то? Что мы должны еще сделать? Взять за грудки Медведева: слушай, ты помнишь, что ты говорил, ты же президент?!



Марина Тимашева: Второй голос, который вы слышали, принадлежит Владимиру Этушу. Но итог подводит Маргарита Эскина...



Маргарита Эскина: Надо соблюдать юридические нормы и биться за то, чтобы они соблюдались. Мы за них бьемся. Мы подали иск в суд. Я думаю, что это правильно. Политический путь может быть дополнительным, но не основным.



Марина Тимашева: Суд назначен на 27 марта. Аккурат в Международный день театра.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG