Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Прекрасная еврейка» - в книге, изданной Древлехранилищем





Марина Тимашева: Накануне 8 марта в руках у нашего книжного рецензента Ильи Смирнова новое историко-феминистское издание. Антонина Кононова, Ольга Минкина, Дмитрий Фельдман, «Прекрасная еврейка», а выпущена книга не каким-нибудь легкомысленным учреждением, как можно подумать по одёжке, то есть по обложке, а серьезнейшим научным издательством «Древлехранилище», если кто не знает – это издательство Российского Государственного архива древних актов.




Илья Смирнов: Прежде всего, хотелось бы передать всем радиослушательницам самые искренние исторические поздравления с наступающим старым добрым Женским днём. Меня трудно заподозрить в национал – консерватизме, но чем дальше, тем становится милее этот немодный праздник, а модные альтернативы почему-то не вдохновляют. Как сказал бы поручик Ржевский из анекдота, что-то ваш день святого Валентина ассасуется с такими словами как «шопинг», «маркетинг» и вообще «продукт плейсмент». Ну, а после того, как наши учёные теологи установили, что 8 марта – не просто женский день, а заговор «еврейских лидеров Интернационала»


http://www.pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=579 , тут уж сам Бог велел отнестись к этому празднику с удвоенным вниманием. Вот и подарок подоспел – совсем маленькая, особенно если сравнивать с обычными для «Древлехранилища» капитальными научными томами, но изящно и живописно оформленная книжка. Это сборник научных статей и документов «Прекрасная еврейка» (эти слова в кавычках как цитата из источника) в России ХУ11 – Х1Х веков: образы и реальность», авторы – Антонина Юрьевна Кононова, Ольга Юрьевна Минкина и Дмитрий Захарович Фельдман, с которым мы, кстати, уже знакомы, его монография несколько лет тому назад была представлена в одном из выпусков «Поверх барьеров». http://www.svoboda.org/programs/OTB/2005/OBT.032405.asp Объединяет материалы сборника образ героини. Как написано в предисловии, «саморепрезентация еврейских женщин, поведение которых резко противоречило нормам, принятым в еврейском обществе России» и «восприятие этих нестандартных личностей их еврейским и христианским окружением» (6). Перед нами истории женщин, которые пытались строить свою жизнь именно как самостоятельные личности, вопреки установкам средневековой религиозной морали. Иудаизм в этом плане ничем в лучшую сторону не отличался. Вот фрагмент источника, как и откуда свет высокой «духовности» доходил до женщин в 40-х годах 19 века. «Женщина из народа, умевшая читать по-еврейски, была ещё большой редкостью… Грамотейки находились не во всех… местечках. В этом случае приходилось искать мужчину, который залезал в пустую бочку в женском отделении синагоги и из этого укрытия, окруженный женщинами, читал им вслух молитвы» (88).


А первая история, совершенно потрясающая, из эпохи намного более ранней. В 1634 году во время войны с Речью Посполитой город Борзна был взят русскими войсками и многие его жители попали в плен, в том числе девушка Малка, она же Меланья, оказавшаяся в холопстве у сына боярского Ивана Клеменова. Потом заключили мир. Отец Малки и с его подачи знатный пан Адам Казановский стали требовать пленницу обратно. Но выяснилось, что она уже вышла замуж за своего хозяина и родила ребенка. Закрутилось дело, и бывшая Малка, ныне Меланья Клеменова даже оказалась под следствием, но таки добилась разрешения «свободно жить там, где она сама захочет». Она осталась с мужем, приняв, естественно, христианство. Ну, пока это военно – полевой роман с элементами «Венецианского купца». А чудеса начинаются дальше. Мы как-то уже обсуждали (и осуждали) ксенофобию в допетровской Руси. Но есть такое смягчающее обстоятельство – ксенофобия эта, как правило, не носила расистского характера. Все претензии к человеку снимались с принятием им государственной религии, более того – были предусмотрены разнообразные льготы и пособия для тех, кто из «бусурманской» веры переходил в «православную крестьянскую». Но мы же с вами знаем, как легко добиться положенных льгот.


«Скажите, я имею право… - Имеете! Да, но могу ли я… - Не можете!»


И Меланья начинает бомбардировать инстанции челобитными о предоставлении ей всего, что предписано государевым указом. Потом, войдя во вкус и освоив юриспруденцию, становится адвокатом на общественных началах и для своего мужа. А ее Иван – не какой-то богатый помещик, а самая что ни на есть служилая мелкота, всё время в походах, то против Литвы, то против набегов из Крыма, чины и награды достаются другим, а ему в основном ранения, и поместьице – дальше читаем меланьину челобитную царю Алексею Михайловичу - поместьице без крестьян, заросшее лесом, «и то, государь, у мужа моего отнято и отдано… казакам в раздачу. А опричь, государь, того поместейца, за мужем моим нет нигде ни одной четверти… чем мужу моему Ивану и мне бедной… с детишками прокормиться» (44). И обратила-таки высочайшее внимание! За Иваном признали его боевые заслуги, воевода выдал свидетельство, что:


«В прошлом… (1644) году был бой государевым людем с татары в Белогородцком уезде… И в том бою рыленин Ивашко Карпов сын Клеменов государю служил, бился явственно», убил троих противников и сам был ранен, «тят саблею по шее да застрелен из лука в левую руку» (54), и признав это, выдали ему через Разрядный приказ за службу, что положено: жалованье за ранения, прибавку к окладу, освобождение от налогов и прочее.


Вот такие не женские качества проявила в борьбе за права простого служилого человека героиня книги, «из Рылска иноземка новокрещеная жидовка Моланьица».


А дальше ещё более удивительная история из эпохи Николая Первого, как трактирная служанка Лия поверх всех барьеров не только религиозных, но и сословных, классовых, вышла замуж сначала за кавалерийского капитана, а потом развелась с ним и стала женой… Ну, даже и не выговоришь, кого. Одного из прославленных российских флотоводцев. Не буду пересказывать этот авантюрный сюжет, чтобы не лишать читателей удовольствия.


Лучше пожелаю дорогим женщинам, чтобы впредь никакие предрассудки никаких непогрешимых учений не мешали им жить, учиться, работать, создавать семью так, как они сами считают нужным.


XS
SM
MD
LG