Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какой исход президентских праймериз в Америке удобнее нынешним обитателям Кремля?



Владимир Кара-Мурза: На прошедших президентских выборах в четырех штатах США кандидат в президенты от Демократической партии Хиллари Клинтон одержала победу в Техасе, Огайо и Род-Айленде, Барак Обама взял Вермонт. Среди республиканцев ожидаемую победу одержал 71-летний сенатор Джон Маккейн. В Огайо, Род-Айленде и Техасе Маккейн победил своего ближайшего соперника, бывшего губернатора Канзаса Майка Хаккаби с двукратным, а в Вермонте с пятикратным перевесом. Какой исход президентских праймериз в Америке удобнее нынешним обитателям Кремля? Об этом мы беседуем с Сергеем Роговым, директором Института США и Канады Российской Академии наук. Как вы оцениваете результаты прошедших праймериз?



Сергей Рогов: Результаты очень интересные, в первую очередь, что касается Демократической партии. Становится ясно, что исход первичных выборов определиться не скоро и, возможно, борьба между Хиллари Клинтон и Бараком Обама продлится вплоть до съезда Демократической партии. Это, конечно, играет на руку республиканцам.



Владимир Кара-Мурза: Ветеран отечественной американистики Валентин Зорин призывает делать скидку на предвыборную риторику.



Валентин Зорин: Считать, что существует какая-то сформулированная антироссийская программа у кандидатов, я бы не стал. Хотя надо констатировать два обстоятельства. Во-первых, предвыборная риторика – это еще не программа, во-вторых, то, что сказано, по сути тоже не является программой. Бросается в глаза, в частности, заявление Белого дома в связи с избранием Медведева о необходимости нормальных личных отношений между президентами и некорректными, мягко выражаясь, непримятыми в международной практике личными выпадами в адрес президента Путина со стороны и Маккейна и Клинтон, которая просто опустилась до личных выпадов, что не делает ей чести ни как политику, ни как даме.



Владимир Кара-Мурза: Каков, по-вашему, удельный весь антироссийской риторики в предвыборных дебатах и странно ли, что некоторые кандидаты не помнят на память фамилию нового российского президента?



Сергей Рогов: Россия занимает в этой предвыборной борьбе крайне небольшое место. Я думаю, 3% всей предвыборной риторики – это максимальная оценка характеристик, которые затрагивают Россию. В общем-то, как и любые президентские выборы в США, всегда борьба идет на любых президентских выборах по вопросам внутренней политики. И хотя казалось еще полгода назад, что на этот раз война в Ираке станет главным вопросом предвыборной кампании, но ухудшение экономической ситуации в США, признаки рецессии, экономического спада сделали кампанию более традиционной, именно внутренние вопросы вышли на первое место. Что касается внешней политики, то несомненно здесь доминирует война в Ираке, за ней следует Иран, и Россия, нравится нам это или нет, занимает в предвыборных дебатах очень небольшое место. Но когда затрагивается вопрос о России, здесь преобладают весьма негативные оценки.


И Валентин Сергеевич Зорин, у которого мне пришлось в свое время учиться, я был очень рад, в прошлую пятницу Институт праздновал сорокалетие, и Валентин Сергеевич, который вместе с Георгием Аркадьевичем Арбатовым был отцом-основателем, был на нашем празднике. В оценке Валентина Сергеевича, я думаю, акценты поставлены правильно. Но что тревожит, что, похоже, на американской политической арене вырабатывается некий консенсус и консенсус очень жесткий, негативный в отношении России. Здесь есть определенные различия. Наиболее жесткие высказывания принадлежат Маккейну. Он уже на протяжении нескольких лет призывает изгнать Россию из Большой восьмерки и в своей риторике по отношению к России подошел очень близко к тому, чтобы призвать перейти к сдерживанию России. Как вы знаете, стратегия сдерживания лежала в основе американской политики в отношении Советского Союза в годы холодной войны. Хиллари Клинтон приблизилась в своих оценках к Маккейну. Более осторожные и сдержанные оценки дает Обама. И эти оценки в основном связаны с теми событиями, которые происходят внутри России, но затрагивают так же и российскую внешнюю политику. И я не исключаю того, что в избирательной платформе и Республиканской партии, и Демократической партии, когда состоятся съезды их, соответственно, в августе и сентябре нынешнего года, тезис о сдерживании России может быть зафиксирован на бумаге. Это естественно не значит, и здесь Валентин Сергеевич опять же прав, что по предвыборным заявлениям и избирательным платформам можно давать оценку той действительной политике, которую будет осуществлять новая администрация. Но судя по всему, она может оказаться значительно более жесткой, чем политика нынешней администрации, администрации Буша-младшего.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Государственной думы Сергей Марков, директор Института политических исследований, бывший член Общественной палаты, анализирует источники антироссийских настроений американских политиков.



Сергей Марков: Это отдельный вопрос, почему Маккейн ненавидит все русское. Американские политологи проводят круглые столы на эту тему, пытаясь выяснить. Некоторые считают, потому что он очень старый и поэтому он ментально, мозгами остается в ситуации холодной войны. Совершенно искренне американские кандидаты не помнят фамилию Медведева. Конечно, Россия ассоциируется с медведем, но по-английски «медведь» не медведь, поэтому они это помнят. А Медведев – это звучит немножко непривычно для англоязычного уха. Мне все равно. Мои друзья являются консультантами по внешней политике и у Обамы, и у Хиллари Клинтон.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Александра.



Слушатель: Здравствуйте. Не знаю, почему, но мне почему-то кажется, что чернокожего Обаму вряд ли допустят к выборам, слишком темная у него биография. Да и к тому же он принял ислам. Похоже, госпожа Клинтон тоже не проходная. Быть женой бывшего президента, красиво улыбаться и махать ручкой на публике мало, чтобы стать хозяйкой Белого дома.



Владимир Кара-Мурза: Удивляло ли вас, что такая узкая скамейка запасных была в Демократической партии?



Сергей Рогов: Скамейка была достаточно длинная и в Демократической партии, и в Республиканской. Вообще нынешние президентские выборы в США обладают двумя очень важными особенностями. Прежде всего это первые президентские выборы в США после того, как стало ясно, что потерпела крах или, во всяком случае, оказалась в тупике модель однополярного мира, где США играют роль единственной сверхдержавы. Сегодня совершенно очевидно, что Америка завязла в Ираке очень серьезно и никаких признаков победы в Ираке нет, да и в Афганистане ситуация очень тяжелая. В мире происходят очень серьезные изменения. На прошлой неделе был опрос произведен службой Гэллапа, который показывает, что подавляющее большинство американцев считает, что в недалеком будущем Китай станет номер один, а 40% считают, что сейчас Китай обошел США. Это не так, но тем не менее, такие представления в Америке. Отсюда и настрой, требующий изменений. 75% выступают за новый курс, отличный от того, что проводила администрация Буша.


А второй момент – это демографические изменения в США, которые затрагивают все в большей степени американскую политическую элиту. Отсюда и такой необычный набор кандидатов в президенты. Посмотрите, в Республиканской партии одно время высоко котировался бывший мэр Нью-Йорка Джулиани – итальянец, католик. В Штатах за всю историю только один президент Кеннеди был католиком и ни разу итальянец не оказывался на посту хозяина Белого дома. Серьезные шансы были у мормона Ромни, мормонов считают сектантами. У демократов действительно впервые на пост кандидата в президенты претендует женщина и афроамериканец. Дело в том, что меняется демографический состав Америки и к середине нынешнего века белые станут меньшинством. Раньше в Америке, в американской нации было ядро белых англосаксов-протестантов, но они уже давно перестали быть большинством. Теперь реальной неизбежной является перспектива, когда Америка станет действительно нацией меньшинств, белые будут составлять по оценкам к середине века 46-48%, американцы, выходцы из Латинской Америки, до 40%, а может быть и больше, азиаты 13%, а черные американцы будут лишь четвертой по величине группой, где-то 10-11%. То есть это начало очень серьезных сдвигов.


И выборы 2008 года должны дать ответ на вопрос: надо ли вносить принципиальные изменения в стратегию США, учитывая банкротство политики Буша-младшего, либо продолжать дальше следовать этим путем. Я думаю, что, пожалуй, Обама может быть в силу возраста, в силу своего цвета кожи в наибольшей степени символизирует необходимость перехода к какой-то новой политике. Неслучайно главным лозунгом его кампании стало слово «ченч», слово «изменение». Маккейн, несмотря на весьма сложную историю личных отношений с Джорджем Бушем-младшим, который несколько часов назад официально поддержал его в качестве кандидата в президенты от Республиканской партии, но у Буша выхода не было, Маккейн фактически выступает за продолжение политики Буша и, в частности, за войну до победного конца, хоть сто лет ее продолжать в Ираке. Каким будет сделан выбор американскими избирателями в ноябре нынешнего года, сказать рано, поскольку за оставшееся время могут произойти очень серьезные события. А пока и в Демократической партии шансы Хиллари Клинтон и Барака Обамы примерно равны, чуть-чуть лидирует Обама по количеству делегатов. Но тот факт, что он не смог победить ни в одном крупном штате, конечно, бьет по его шансам на победу в ноябре.



Владимир Кара-Мурза: Николай Долгополов, заместитель главного редактора «Российской газеты», привык уважать обитателей Белого дома.



Николай Долгополов: Я в свое время брал интервью у человека по фамилии Буш, но не Буш-младший, а Буш-старший. И здесь я видел эволюцию этого человека. Это пришел человек четкий и очень хорошо подкованный в разведке, который все знал про разведку, который мало разбирался во внешней политике. Но прошло четыре года и этот человек стал здорово разбираться в политике. Хотел бы я то же самое сказать о его сыне. Если путает названия географические нынешний президент США, которого здорово натаскивают, то его последователи просто обязаны не знать фамилию Медведев. Но жизнь такова, что они эту фамилию будут обязаны зазубрить.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ивана.



Слушатель: Добрый вечер. Мне кажется, что изменение курса Америки связано в первую очередь не с демографией, а с тем, что Буш довольно сильно подпортил ее политику в области экономики и во всех отраслях, включая международную атмосферу.



Владимир Кара-Мурза: Можно ли подводить печальные итоги пребывания Джорджа Буша-младшего в Белом доме?



Сергей Рогов: Я пять минут назад именно об этом говорил, что потерпела провал стратегия консолидации, однополярного мира. Это очень серьезное поражение и поражение, в котором очень большую степень ответственности несет Джордж Буш. Это проявляется не только в беспросветной ситуации в Ираке, но США начинают утрачивать лидирующие позиции в мировой экономике, в мировых финансах. Я вовсе не хочу говорить о том, что Америка перестанет быть страной номер один в ближайшие годы, нет, но очень серьезно ослабли позиции доллара, сегодня почти на равных с Уолл-стрит соперничают финансовые центры Европы и Восточной Азии. Евро фактически превращается во вторую мировую валюту. У американцев огромный дефицит баланса, огромный дефицит федерального бюджета. И все больше и больше денег требует продолжение войны в Ираке. Все это заставляет делать трудный выбор. Привыкли жить американцы хорошо, понравилось им, что Буш сократил налоги. Но сейчас возникает ситуация такая, когда надо делать какой-то выбор, либо сокращать социальные программы, социальное обеспечение, медицинские программы, к которым американцы привыкли и отказываться не собираются, тем более не собирается отказываться поколение бэби-бумеров, которые выходят на пенсию, те, кто родился после Второй мировой войны, либо повышать налоги. Что делать дальше с Ираком? Выводить оттуда войска, к чему призывает Обама и в более осторожной форме Хиллари Клинтон. Это будет означать признание поражения более тяжелого, чем поражение Соединенных Штатов во Вьетнаме. И конечно, это еще больше подорвет влияние Америки в мире. Вести войну до победного конца? Победой не пахнет. Плюс еще профессиональная армия американская, которая прекрасно сражается на поле боя, хорошо обучена и оснащена для этого, она оказалась не способной вести длительную противопартизанскую войну. То есть действительно необходим пересмотр той политики, которая проводилась до сих пор. Но пересмотр будет очень тяжелым, очень болезненным. И далеко не все к такому повороту в Соединенных Штатах сегодня готовы.



Владимир Кара-Мурза: Елена Боннэр, вдова академика Сахарова, живущая ныне в Бостоне, не удивлена незнанием претендентами фамилии Дмитрия Медведева.



Елена Боннэр: Я совершенно равнодушно к Хиллари, но думаю, что необязательно ей до наших эрзац-выборов было знать, кого там Путин хочет на этот место. Пока Медведев был чиновником в правительстве, вообще Хиллари необязательно было знать его фамилию. Ну стал он преемником, для нас совершенно неизвестный широко человек, мало ли кто в администрации или в правительстве работает. Что весь мир должен знать? Наиболее серьезным человеком во взаимоотношениях с Россией является Маккейн. Уже один его опыт пребывания во Вьетнаме, шесть лет во вьетнамском, фактически советском плену, очень много дает.



Владимир Кара-Мурза: Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения, видит в предвыборной борьбе целевую установку на русофобию.



Александр Дугин: В Америке существует системная внешняя политика, не сильно зависящая от личности президента. Тем не менее, я думаю, что все три потенциальных президента США Маккейн, Клинтон и Обама являются по сути дела воинствующими русофобами, каждый со своей точки зрения. Маккейн был во вьетнамском плену, просто русских ненавидит, я думаю, что он добавит к общей отрицательной стратегии США личную ненависть. Хиллари нас презирает и всячески это подчеркивает. Обама недолюбливает, Афганистан он предложил бомбить. Иными словами, Джордж Буш был самым приличным из тех, которого можно себе представить. Представить, совсем ужасный президент, с которым придется иметь дело. В общем, не позавидуешь человеку, чью фамилию не могла вспомнить Хиллари Клинтон.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Мне так кажется, что предпочтительнее Кремлю такой президент, как Барак Обама, потому что он, даже я сейчас смотрел репортаж, депутат Драганов сказал: Барак Обама, примерно так, что он спортивного вида, энергичный, подходит в президенты. У меня складывается впечатление, что Хиллари Клинтон – женщина, Барак Обама - афроамериканец и Джон Маккейн, более умудренный опытом человек, искушенный политик и поддержка Буша. У меня такой вопрос к Сергею Рогову: повлияет ли политика Кремля, политика России на выбор американского народа?



Сергей Рогов: Для Дугина русофобы везде, я думаю, его аргументацию обсуждать несерьезно. Это вопрос веры, если ему так хочется верить, пусть он в это дело и верует. На самом деле при всей разнице между личностями кандидатов, претендующих на место следующего президента США, самое главное, как будет происходить взаимодействие между национальными интересами двух стран. Если возобладают общие интересы, скажем, борьба против терроризма, борьба против распространения оружия массового поражения, ряд других вопросов, где наши позиции и американские близки, то вполне возможно наладить сотрудничество. Если наоборот возобладают расхождения, сейчас их, к сожалению, возникло очень много, это такие вопросы, как размещение противоракетной обороны, расширение НАТО, признание независимости Косово - этот список можно продолжить. Но если именно эти вопросы выйдут на первый план, то отношения могут серьезно обостриться. Я думаю, что слушатель прав, когда говорит, что наиболее жесткую линию в отношении России, и он этого не скрывает, видимо, будет проводить Джон Маккейн. Связано это не только с его личным опытом пребывания во вьетнамском лагере для военнопленных, но это человек, который сложился как политик в годы холодной войны, когда Советский Союз был главным врагом Америки. И инерция холодной войны в подходе к России, как своего рода такому маленькому, но вредному Советскому Союзу, пусть без коммунистической идеологии, но все равно противника Америки, она у Маккейна очень здорово проявляется. Обама представляет совершенно другое поколение. Ему было чуть больше 20 лет, когда кончилась холодная война. На его взгляды оказывают влияние не реальности холодной войны, а реальности 21 века. И в его выступлениях по вопросам внешней политики, пожалуй, наиболее четко просматривается тезис о том, что Америке надо приспосабливаться к реальностям этого мира, мира многополярного. А в таком мире Америка не может всех ломать через коленку, в таком мире Америка должна идти на компромиссы, сотрудничать с другими центрами силы, в том числе и с Китаем, и с Россией. И здесь по целому ряду заявлений, если Обаму судить, будут существовать определенные возможности для того, чтобы вывести российско-американские отношения из кризиса. Но это, конечно, потребует усилий с обеих сторон. Я думаю, неслучайно тот факт, что Медведев весьма осторожно, но позитивно высказывается о необходимости развития отношений с Соединенными Штатами. Неслучайный тот факт, что сегодня президент Путин принял американского посла Билла Бенца, он должен возвращаться в Вашингтон, чтобы занять пост заместителя государственного секретаря. И весьма необычно, что президент принимает перед отъездом из страны посла Соединенных Штатов. Это тоже сигнал: может быть хватит заниматься пропагандисткой риторикой, нагнетать страсти и все-таки попытаться найти точки для соприкосновения.



Владимир Кара-Мурза: Александр Проханов, главный редактор газеты «Завтра», не доверяет американским политикам.



Александр Проханов: Если выиграет Маккейн с его антироссийской риторикой, это должно хотя бы отчасти мобилизовать в Кремле те прогосударственные силы, которые заинтересованы в укреплении страны, обороны. Поэтому Обама по-прежнему является наиболее перспективным для американцев кандидатом. Все-таки Хиллари, несмотря на то, что она иногда очаровательна, иногда умна, иногда агрессивна, на ней лежит след предшествующих правлений. Фамилия Медведева еще не на слуху, американские кандидаты заняты своей стратегией предвыборной, они все несколько оглохли, ошалели и поэтому они вполне могли забыть русское слово Медведев или медведь. Я думаю, что они скоро безошибочно будут повторять это слово.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Междуреченска от Владимира Александровича.



Слушатель: Здравствуйте. Самый лучший вариант для народа России, который стонет от политики Кремля, победа Маккейна. Он уже обещал изгнать Россию из «восьмерки», потом еще что-нибудь придумает. А гарантии его обещаний то, что он находился в кремлевском плену, когда освобождал Вьетнам от кремлевской империи зла.



Владимир Кара-Мурза: Елена Георгиевна сказала, что это все равно, что быть в советском плену. Какие-нибудь подробности есть его пребывания пятилетнего во Вьетнаме?



Сергей Рогов: Я не сторонник той точки зрения, что чем хуже, тем лучше. И я думаю, что возлагать надежды на возобновление холодной войны между Америкой и Россией для того, чтобы у нас произошли какие-то желаемые изменения - это очень опасная вещь. Холодная война, новая гонка вооружений, новая конфронтация - это обстановка, которая вряд ли способствует внутреннему демократическому развитию, экономическим реформам. Наоборот, это как раз благоприятное условие для того, чтобы воссоздать атмосферу осажденного лагеря. Собственно говоря, об этом и говорил Проханов. Я думаю, что, наверное, надо исходить из другого, что высшее руководство обеих стран должно четко представлять, по каким направлениям чрезвычайно важно взаимодействовать, а по каким мы можем спорить, не соглашаться, может быть даже иногда и публично ругаться. Но только если мы найдем общие приоритеты.


Возьмите Афганистан, сейчас там терпят поражение, весьма реально возникает угроза того, что движение «Талибан» и «Аль-Каида» восстановят контроль над страной. Фактически они контролируют две трети территории Афганистана и правительство Карзая - это даже не мэрия Кабула, настолько слабо его влияние. И натовские многие страны не хотят посылать войска в Афганистан. Американцы часть своих войск могут перебросить из Ирака в Афганистан. Но если действительно там вновь победят крайне экстремистские радикальные исламские силы, то волна дестабилизации захватит Центральную Азию и Северный Кавказ и для нас, для безопасности нашей страны угроза может возникнуть очень сильная, очень серьезная. А это значит, что надо нам задуматься, как взаимодействовать с американцами, с НАТО. Кстати, с Китаем и с Индией. Для них «Талибан» и «Аль-Каида» тоже враг. И если удастся наладить механизм такого взаимодействия, то может произойти изменение к лучшему в российско-американских отношениях. А атмосфера напряженности, атмосфера осажденного лагеря, мы знаем из нашей недавней истории, пользы никакой не приносила для внутренних реформ и для развития демократии у нас в стране.



Владимир Кара-Мурза: Сергей Ознобищев, директор Института стратегических оценок, отмечает второстепенное место внешнеполитических вопросов в предвыборных дебатах.



Сергей Ознобищев: Российских вектор американской политики так же находится под огнем критики в первую очередь демократов и не в последнюю очередь республиканцев. Но на фоне происходящей кампании ясно, что то, что интересует российских граждан, какие будут отношения между США и Россией, этот аспект задвинут на второй, на третий, а может быть на еще более дальний план. Хотя, поскольку внешняя политика стала необычно важным пунктом, практически приоритетным пунктом критики нынешней администрации Буша в связи с Ираком в первую очередь, то это предполагает, что и другие внешнеполитические аспекты тоже подвергаются более пристальному вниманию, чем это бывает в других президентских кампаниях.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Допустим Обама выигрывает у Клинтон. Вопрос: а кого он выберет себе вице-президентом, тоже чернокожего или нет?



Владимир Кара-Мурза: На каком этапе появляются вице-президенты?



Сергей Рогов: Кандидат в вице-президенты выдвигается, так же как и кандидат в президенты, на съезде партии. У демократов в августе, у республиканцев в сентябре. Нередко бывает, что кандидат, который обеспечил выдвижение свое в президенты, заранее объявляет, кого он хочет взять себе в пару в качестве кандидата в вице-президенты. Сейчас говорить о том, кто займет второе место в списках Демократической партии, очень сложно, поскольку неясно, кто займет первое место. Обычно в качестве кандидата вице-президента выбирается политический деятель, представляющий какой-то другой регион и несколько другие политические взгляды, с тем, чтобы создать как можно широкую предвыборную коалицию. Но скажем, если Обама будет выдвинут кандидатом в президенты, то можно заранее исключить, что с ним в паре пойдет другой американец афроамериканского происхождения, другой негр. Скорее всего молодому Обаме в качестве кандидата в вице-президенты потребуется более опытный старший товарищ, какой-нибудь деятель с серьезным военным опытом, а это очень важно, поскольку республиканцев будет представлять Маккейн, бывший профессиональный военный. Или же губернатор одного из штатов, например, южного штата или западного штата, который известен своими способностями в сфере экономики, то есть человек, который покажет, что команда демократов будет знать, как выйти из нынешнего экономического кризиса. На сегодня, комментируя с удовольствием результаты своей победы на первичных выборах в Огайо и Техасе, кстати, не стоит преувеличивать размеры победы, Хиллари Клинтон обошла и в том, и в другом штате Обаму всего лишь на 3-5%. И по количеству делегатов тот разрыв, то отставание, которое существовало между ее командой и командой Обамы, оно сократилось очень незначительно. Вообще отрыв этот довольно велик и Хиллари будет крайне трудно сократить на оставшихся первичных выборах. Ведь они прошли в 40 с лишним штатах уже. Так вот она упомянула сегодня вариант, при котором Обама может стать кандидатом в вице-президенты, если она станет кандидатом в президенты. Это может означать очень интересную команду, очень необычную команду. Женщина и негр - такого в американской истории не было. Но такая команда может быть весьма уязвимой, поскольку уж слишком необычен будет набор претендентов на пост президента и вице-президента.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер. Я не рассматриваю, не просматриваю возможностей, чтобы Барак Обама стал бы президентом. Это исключено. Второе: для нашей России или Маккейн будет или Хиллари Клинтон, разницы никакой, они будут поступать очень жестко. Но самое важное не в этом, кто будет президент США. Если бы мы в свое время за эти восемь лет путинских могли бы объединиться и с Белоруссией, и с Украиной, об этом не стоял вопрос, была бы великая держава. А теперь мы просто наблюдаем, что происходит там.



Владимир Кара-Мурза: Константин Боровой, бывший депутат Государственной думы, бывший главный редактор журнала Америка, пытается разобраться в хитросплетениях предвыборной борьбы.



Константин Боровой: Республиканцы заинтересованы в том, чтобы победил Обама. Потому что в этом случае Маккейну легче будет стать президентом. Мне кажется, что у Хиллари Клинтон больше шансов, если не будут вмешиваться силы, которые пытаются сместить равновесие в сторону Обамы в стане демократов.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора.



Слушатель: Добрый вечер. Вопрос гостю: не кажется ему, что ситуация с демократами в Америке несколько напоминает ситуацию с нашими в стране демократами, когда никто не хочет уступить лидерство. И есть ли культура разрешения конфликтов в США или штатные механизмы как в таком случае поступать, когда практически голоса будут равными?



Владимир Кара-Мурза: Не зашел ли слишком далеко раскол в демократическом лагере в США?



Сергей Рогов: Между нашими демократами и американской Демократической партией дистанция огромного размера. Демократическая партия США, впрочем, как Республиканская – это огромные очень широкие коалиции. И это обеспечивает устойчивость двухпартийной системы США. У нас же, как известно, у тех, кто выступает под демократическим флагом, база очень узкая и в последние годы она только сужалась, а не расширялась. В американских партиях существует сложившийся механизм улаживания внутренних механизмов. И как правило, после ожесточенной борьбы на праймериз в конечном счете партия на последнем этапе предвыборной борьбы объединяется вокруг президента. Были исключения. Скажем, Рейган в 76 году, когда попытался добиться выдвижения, не смог тогдашний президент Форд, на съезде Республиканской партии победил, но Рейган фактически не поддержал его на президентских выборах и победил мало кому известный демократ Джимми Картер. В свою очередь против него в 80 году очень активно вел кампанию Тэд Кеннеди. И вот эта борьба внутри Демократической партии помогла Рональду Рейгану победить на выборах 80 года.


Вот сейчас не совсем ясно, удастся ли и той, и другой партии объединить в кулак всех своих разобщенных сторонников. Дело в том, что у Маккейна крайне слабая поддержка в консервативном, право-консервативном ядре Республиканской партии, у протестантских фундаменталистов и так далее. И даже в Техасе он сегодня победил, причем ясно, что реальных соперников у него уже не было. И Техас, штат, где республиканцы последние два десятилетия побеждают с большим отрывом, в Техасе он набрал всего 51% голосов. Это значит многие консерваторы за него не пошли голосовать. Зато Маккейн популярен среди независимых избирателей. И поэтому Маккейн представляет опасную фигуру для демократов, поскольку он может перетянуть на свою сторону третью силу. Но Маккейну приходится вести кампанию так, чтобы удовлетворить республиканских консерваторов, а то вдруг они не пойдут за него голосовать в ноябре, и в тоже время привлечь независимых. У демократов же очень большой популярностью среди независимых пользуется Обама. Его победа на первичных выборах во многих штатах связана была с тем, что в этих штатах было разрешено принимать участие в праймериз независимым избирателям, и они как раз голосовали за Обаму, а не за Хиллари. И Хиллари, один из радиослушателей, задававший вопрос, видимо, ошибся, Хиллари для республиканцев более удобный противник. Потому что семейство Клинтонов республиканцы и вообще американские консерваторы ненавидят страстно. И если им надо объединиться, то лучшего способа, большей красной тряпки, чем фамилия Клинтон для них не существует. А для независимых избирателей как-то надоело за 20 с лишним лет, то Буши, то Клинтоны, то Буши, то Клинтоны – это старое. В этом плане, если все-таки Хиллари удастся добиться своего выдвижения в кандидаты президентом, то шансы Маккейна скорее возрастут, потому что тогда и консерваторы-республиканцы его поддержат, и независимые избиратели. И Обама, как показывают опросы, он выглядит лучше в борьбе с Маккейном, чем Хиллари Клинтон.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Гусь-Хрустального от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Сегодня опровергаются буквально все ваши прогнозы практически. Все будет делаться для того, чтобы Маккейн был президентом Соединенных Штатов. Вы поставили вопрос, что ждать Кремлю, я примерно отвечаю: надо ждать уже с сегодняшнего дня резкое обострение отношений, будут дикие нападки на руководство. Потому что по голосу, раньше была лояльная передача, а сегодня уже конкретно пошли антироссийские нотки.



Владимир Кара-Мурза: Когда будет следующий тур праймериз в США и по каким сценариям он может развиваться?



Сергей Рогов: Праймериз должны продолжаться вплоть до 7 июня. У демократов избрано 85% делегатов. И наиболее важными станут праймериз 22 апреля в Пенсильвании. Это последний крупный штат, еще Северная Каролина - это штаты, в которых больше ста делегатов на съезд Демократической партии будут избираться. И если Хиллари Клинтон победит в Пенсильвании, а пока по опросам она там серьезно лидирует, то демократам придется решать. Пусть у Обамы большее количество делегатов, но тот факт, что он не смог победить ни в одном из крупных штатов, делает его шансы в ноябре не очень убедительными. В свою очередь Хиллари Клинтон может попытаться добиться признания на съезде голосов делегатов от двух оштрафованных штатов.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG