Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем вызвано нежелание журналистов, видеть в своих рядах столь почетного члена, как Рамзан Кадыров?



Владимир Кара-Мурза: Менее суток пробыл президент Чечни Рамзан Кадыров членом Союза журналистов России. Сегодня после серии протестов секретарь этого профессионального союза исключил его из своих рядов. Чем вызвано нежелание журналистов видеть в своих рядах Рамзана Кадырова? Об этом беседует с секретарем Союза Михаилом Федотовым. Напомните позицию Союза, с какой формулировкой вы исключили Рамзана Кадырова.



Михаил Федотов: Мы не исключали Рамзана Кадырова. Прежде всего потому, что мы его не принимали. Его принимал Союз журналистов Чеченской республики - это было их решение, мы никогда не вмешиваемся в подобные решения региональных организаций. Но просто в данном случае был грубо нарушен устав Союза журналистов России. Потому что в уставе Союза журналистов России в пункте 4.1 черным по белому написано, что членами союза могут быть лица, которые профессионально работают в средствах массовой информации или занимаются научно-исследовательской или преподавательской деятельностью в сфере журналистики. Насколько я понимаю, глава Чеченской республики этим не занимается, у него совершенно другие функции. Кроме того, я как сопредседатель Большого жюри Союза журналистов, который призван следить за соблюдением Кодекса профессиональной этики российского журналиста, хочу отметить, что в нашем кодексе черным по белому написано, что журналист полагает несовместимым свой профессиональный статус с занятием государственных должностей. Здесь совершенно очевидная вещь, нельзя было принимать главу субъекта федерации в состав Союза журналистов. Это просто бестактность, на мой взгляд, абсолютная. Причем в неловкое положение были поставлены все, и Союз журналистов, и сам Кадыров. Нельзя так делать.



Владимир Кара-Мурза: Александр Минкин, обозреватель газеты «Московский комсомолец», возмущен членством Кадырова в творческих союзах.



Александр Минкин: Рамзан Кадыров академик, Рамзан Кадыров герой России. И сейчас, когда достаточно было одного моего заявления, чтобы он перестал быть членом Союза журналистов, можно сказать в ту же минуту. Вопрос у меня такой: почему герои России не вышли на улицу, хотя бы 10-15 человек бы вышли и сказали: мы откажемся от звания героев, если он будет героем. Вполне возможно, что кадыровская Чечня причастна к убийству Политковской. Там пропадают люди, там творятся беззакония. Они не могут подарить яхту или особняк в Ницце, у нет денег таких, чтобы такие подарки делать. Тогда они за наш счет дарят членский билет Союза журналистов. То, что это вызвало такую резкую отповедь и даже секретариат должен был собраться сегодня в 11 и принять решение «нет» – это покажет людям, что протест возможен.



Владимир Кара-Мурза: Мы знаем Александр Минкин, Дмитрий Муратов, кто еще из членов вашего Союза выразил свой протест?



Михаил Федотов: Я знаю, что руководители газеты «Московский корреспондент» выразили такой протест. Я посмотрел по электронной почте, по интернету, там очень много в связи с этим всяких выступлений. Понимаете, какая штука. Дело ведь заключается в том, что Союз журналистов - это профессиональная, творческая и не политическая организация. Но здесь как бы совершенно не то место, где надо разбираться с тем, хороший глава субъекта федерации или плохой глава субъекта федерации. Это не наши вопросы. И не надо сюда чиновников вмешивать. Здесь все смешивается, здесь смешиваются все жанры. Это неправильно.



Владимир Кара-Мурза: Другой обозреватель «Московского комсомольца» Вадим Речкалов опровергает единодушную реакцию коллег.



Вадим Речкалов: Прошла информация в прессе, что я одним из первых откликнулся на призыв выйти из Союза журналистов в знак протеста, что там принят Рамзан Кадыров. Это неправда. Эта манера говорить не от своего имени, ею очень многие грешат и это не дело. Видимо, у чеченского отделения Союза журналистов были какие-то практические резоны для того, чтобы выдвинуть Рамзана членом Союза журналистов. Моральное право выступать против принятия Рамзана Кадырова в Союз журналистов имеют только те журналисты, которые непосредственно работают на Кавказе. Что сейчас получается в оконцовке: Рамзана опозорили. Чеченский союз журналистов, конечно, сделал глупость. Сейчас его исключили господин Яковенко и секретариат. В результате получилось так, что есть номинальная ссора между профессиональным сообществом журналистов и Рамзаном Кадыровым.



Владимир Кара-Мурза: К нашему разговору подключился Олег Панфилов, директор Центра экстремальной журналистики.



Олег Панфилов: Я сегодня утром, когда разговаривал с Михаилом Александровичем, мы говорили только о том, что есть реакция журналистов. Я думаю, что это очень хорошее начинание, очень хорошее явление. То есть проявление солидарной точки зрения по поводу этого факта. Сегодня днем, когда я приехал на работу, я получил письмо от своего приятеля, французского журналиста, который намеревался ехать в Чечню, делать там репортажи. Ему отказали в аккредитации для того, чтобы он поехал в Чечню. И мне кажется, что помимо всех аргументов, которые приводит журналист или просто люди, этой ситуацией обеспокоенные, мы забыли об одной простой вещи: Чечня до сих пор закрыта для журналистов. И поэтому быть членом Союза журналистов человеку, который руководит страной, закрытой для журналистов - это, по крайней мере, абсурд. Вот это все, что я хотел сказать.



Михаил Федотов: Вы знаете, я могу лишь сказать только то, что Союз журналистов должен сохранять свою целостность и цельность именно как профессиональная организация. Потому что если мы будем включать в Союз журналистов в качестве свадебных генералов глав субъектов федерации, министров, мэров и так далее, это не украсит Союз журналистов - это будет размывание границ Союза журналистов и это в конечном итоге приведет просто к тому, что Союз журналистов перестанет выполнять свои функции. Здесь ясно надо сказать, что Союз журналистов - это профессиональная, творческая, неполитическая организация. Если власти нападают на журналиста, то Союз журналистов должен этого журналиста защищать. Если власти занимаются вопросами, связанными, предположим, с экологией, с выборами - это уже работа журналистов, которые являются членами Союза, это их профессиональная работа освещать эту тематику, выступать на эту тему, но это не функция Союза журналистов. Союз журналистов это организация, которая должна защищать журналистов. И не дай бог, защищать глав субъектов федераций.



Владимир Кара-Мурза: Политолог Руслан Мартагов, бывший консультант центра «Антитеррор», считает, что его земляки перестарались.



Руслан Мартагов: У наших республиканских чиновников есть такая привычка постоянно лизать. Видно, усердие было не по уму, вот они не рассчитали. Я думаю, что Союз журналистов поступил очень правильно. Если бы в свое время так поступили герои России и главы регионов, то многих бед бы пришлось избежать и стране, и Северному Кавказу, и Чечне, и самому Кадырову.



Владимир Кара-Мурза: Какую обстановку создал Рамзан Кадыров в своей республике для работы независимой прессы?



Олег Панфилов: Независимой прессы почти нет в Чечне. Есть две газеты, которые формально являются независимыми - старейшая газета в республике «Грозненский рабочий» и «Голос Чеченской республики», я не уверен, выходит ли она сейчас. Некоторое время назад прекратила выпуск газета «Чеченское общество», одна из лучших независимых газет, лучших из трех. Никакой другой независимой журналистики в Чечне нет. Существует точно так же, как во многих субъектах федерации государственное телевидение, государственная пропаганда. Сейчас, говорят, получше стало с интернетом и в Грозном можно найти 20-30 пунктов, где можно пользоваться интернетом, но это последние два-три года и этого довольно мало. И я полагаю, что все-таки информационный голод в Чечне существует. Не знаю, связывать ли это с инициативой членства Рамзана Кадырова. Я согласен с Русланом Мартаговым, это абсолютно номенклатурная инициатива, никакого отношения к журналистике не имущая абсолютно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Александра.



Слушатель: Здравствуйте. При Николае Втором еще до Распутина опирался один аферист из Франции, который называл себя доктором Филиппом, экстрасенсом-мистиком. Так вот Николай Второй приказал врачам этому самому доктору Филиппу присвоить звание доктора. Врачи поинтересовались: а где диплом этого господина? Диплома не было, зато была справка из лионской префектуры, что он является подмастерьем колбасника. Кончилось тем, что звание доктора ему присвоили по линии военного министерства приказом министра. Ну а если серьезно, то Рамзан Кадыров все-таки заслужил членский билет отличным пиаром мирного строительства Чечни, которого нет.



Владимир Кара-Мурза: Привлекло это событие внимание к работе вашего Союза. Мы знаем, что пытались изъять нелицензионное оборудование на прошлой неделе. Чем эта история закончилось?



Михаил Федотов: Пока ничем не закончилось. Потому что мы начали приводить в порядок наши документы, связанные с лицензиями на программное обеспечение наших компьютеров. Как обычно, это же Россия, у нас такое отношение к бумажкам довольно наплевательское, а это зря. Сейчас находим все эти документы, представляем их, предъявляем. Так что работа идет. Нам говорят: принесите документ на этот компьютер. Мы приносим. Так что понимаем, что это проверка, она продиктована совершенно определенными интересами.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к гостям Владимира. Россию сейчас захлестнул вал пошлости. Пугачев и группа «На-На» – это дворяне. Кадыров – это журналист. Рушайло – это герой России, а Жириновский - это гений юридических наук. Кому и зачем это все нужно?



Владимир Кара-Мурза: Падает ли престиж профессии журналиста? Потому что по недавним опросам социологическим школьники знают только журналистов Андрея Малахова и Ксению Собчак.



Олег Панфилов: В этой ситуации, я полагаю, что винить власть тут особо не в чем. Газеты читают читатели, а телевизор смотрят телезрители и радио слушают радиослушатели. От того, как себя поведут читатели, зрители и слушатели, от того и будет такая пресса, радио и телевидение. Слава богу, если опять вспоминать сегодняшнюю историю, у части журналистов, по крайней мере, появилось желание сказать «нет», если сравнивать, по крайней мере, с последними годами, когда большинство журналистов все-таки молчит, молчит по поводу разных событий. Вот что-то случилось и журналисты наконец сказали «нет». Я очень надеюсь, что точно так же будут говорить читатели, радиослушатели и телезрители, которые скажут: нет, не хотим смотреть больше первый и второй канал, не хотим читать «Комсомольскую правду», к примеру, и не будем ее покупать. В общем позиция совершенно обычная. Поскольку читают, поскольку покупают, то что ж жаловаться. Читатели, слушатели и телезрители – это потребители, для которых работают журналисты.



Владимир Кара-Мурза: Помимо прихода в ваш Союз высших политических деятелей наблюдается и обратный процесс. Прошел слух, что бывший журналист, наш коллега, глава ВГТРК Олег Добродеев может возглавить администрацию нового президента. Как вы к этому относитесь?



Михаил Федотов: Я этот слух не слышал. Но вообще Олег Борисович может возглавить все, что угодно, он высокий профессионал. Я не знаю его качеств в качестве такого администратора сугубо бюрократической работы, но в качестве администратора в сфере телевидения и радиовещания он, конечно, супер-профессионал - это безусловно. Единственное, что меня печалит применительно к Олегу Борисовичу Добродееву - это то, что она на дух не принимает идею общественного телевидения. И мне очень жаль, потому что для нашей страны, я абсолютно в этом убежден, общественное телевидение могло бы стать той точкой, от которой пойдут очень важные импульсы формирования гражданского общества и вычеловечивание страны.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Вы знаете, то, что сейчас было рассказано - это наша обычная российская практика. Вспомните «Малую землю» Брежнева, вспомните Шолохова. Простите, у него были «негры», у одного из этих «негров» была кличка Слон. Громадное количество кандидатских и докторских диссертаций пишется для начальства. Так было, так есть и, к несчастью, так, наверное, будет.



Владимир Кара-Мурза: Почему Союз журналистов становится привлекательным для VIP-персон?



Олег Панфилов: Я на этот вопрос вряд ли смогу ответить. Я полагаю, что некие традиции советские сохраняются не только в обществе, везде. Мне на этот вопрос очень трудно ответить, я не принимаю в Союзе журналистов каких-либо решений. Но полагаю, что многие представители номенклатуры российской по той же самой советской традиции хотят быть членами Союза писателей, заслуженными работниками культуры. Вообще безобразие с вольным определением таланта номенклатурного возрождается. Были попытки лет 15 назад прекратить это безобразие, не раздавать направо и налево звания народных и заслуженных артистов. К сожалению, эта традиция опять возрождается. И как-то я написал статью, назвал ее «Награждается красными революционными шароварами», посчитал, сколько президент Путин наградил журналистов орденами и медалями – это тысячи. Тысячи журналистов получили государственные награды. Попробуйте спросить любого европейского журналиста, он схватится за голову, потому что любой европейский журналист считает, что определять его работу должен читатель, покупая газету, или телезритель, включая телевизор, но никак не государственный чиновник, а тем более какая-то железка, которая висит на груди.



Владимир Кара-Мурза: Недавно мы посвящали передачу тайному награждению целой группы околокремлевских журналистов с государственных каналов. Как вы оцениваете тенденцию превращения журналистов в обслуживающий персонал действующего режима?



Михаил Федотов: Вы знаете, я не могу эту оценить положительно. Я хотел бы напомнить, что во времена Ельцина тоже появлялись время от времени указы о награждении журналистов. Я, например, помню указ о награждении Андрея Бабицкого. Я не представлю себе, чтобы сегодня мог появиться такой указ. Я вспоминаю указы о награждении других независимых журналистов. То есть журналистов, которые не обслуживали власть, которые обслуживали общество и получали за это благодарность от власти. Мне кажется, что вот подобные отношения являются нормальными. А когда журналист обслуживает власть, он перестает быть журналистом. Это, извините, азы журналистской профессии.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Я на «Эхо Москвы» слушал выступление Павла Гусева, не знаю, является ли он членом Союза журналистов.



Владимир Кара-Мурза: Он секретарь московского союза.



Слушатель: Ганапольский его спрашивает: как вы относитесь к тому, что Михаила Михайловича Касьянова не пропустили через ЦИК, он не собрал подписей? На что Павел Гусев говорит: я полностью согласен с такой позицией ЦИКа, с таким подсчетом голосов, потому что в противном случае он получил бы примерно три часа прямого эфира, чего допускать никак не нельзя. Вот Александр Минкин по поводу Кадырова вышел, потом зашел в Союз журналистов, почему бы Александру Минкину не выйти из Союза журналистов из-за такой позиции главного редактора «Московского комсомольца»? Вопрос риторический, конечно.



Владимир Кара-Мурза: Напомню, что Павел Гусев еще член Общественной палаты. Как вы оцениваете сотрудничество ваших коллег с Общественной палатой?



Олег Панфилов: Во-первых, напомню, что Павел Гусев является председателем Союза журналистов Москвы. Ну и конечно, хотя Союз журналистов Москвы входит в Союз журналистов России, я не могу сказать, что это довольно хорошие отношения. Что касается Общественной палаты, иногда видны какие-то проблески порядочности, особенно когда Николай Сванидзе пытается заняться судьбой Наташи Морарь. Иногда бывают какие-то интересные попытки что-то изменить. Но в целом я к Общественной палате отношусь никак, потому что созданная что-то вроде пародии на гражданское общество, на создание какой-то организации, которую называют НПО, но существующая на государственный бюджет.



Владимир Кара-Мурза: Генеральный секретарь Союза журналистов Игорь Яковенко так объяснил позицию Союза.



Игорь Яковенко: Рамзан Кадыров не является журналистом – и это главная причина, почему секретариат Союза журналистов России отменил решение Союза журналистов Чеченской республики о приеме его в Союз журналистов, поскольку это решение противоречит уставу. Рамзан Кадыров является человеком с очень плохой репутацией в журналистской среде. Это человек, который очень много сделал для того, чтобы Чечня перестала быть территорией, где свобода слова в принципе возможна. Известна его вполне определенная история отношений со знаменитой убитой журналисткой Анной Политковской. И подобного рода попытки, так я бы сказал, торговать членским билетом Союза журналистов России – это девальвация билета и дискредитация самого Союза.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Алима Абдурамановича, радиослушателя из Калининградской области.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Господа, вы что, издеваетесь над народом или просто смеетесь над профессиональными журналистами? Или вы хотите память об Анне Политковской втоптать в грязь? Какой Рамзан журналист? Он вор и предатель.



Владимир Кара-Мурза: Это вы, судя по всему, через нашу радиостанцию обращаетесь к руководству Чечни. С кем из чеченских журналистов поддерживаете связь и каковы их условия работы в нынешней республике?



Олег Панфилов: Это вопрос довольно сложный. Есть некое количество чеченских журналистов, которые стараются нам помогать, присылают информацию, привозят отснятое видео или отснятые не сейчас, но находящиеся в архивах. Недавно нам привезли кассету с места гибели Рамзана Межидова, оператора ТВЦ, которого убили в октябре 99 года. Привезли кассету с места его гибели, по всей видимости, где-то она хранилась, дошла до нас. Я не буду называть имена этих журналистов, чтобы не создавать для них какие-то условия. Скажу, что многие чеченские журналисты стараются работать не для российских средств массовой информации. Другая часть журналистов чеченских давно уехала и живет в европейских странах, кто-то работает на Радио Свобода в Праге в Северокавказской службе, живут в Бельгии. Мне только недавно звонил чеченец из Бельгии, который интересовался журналом, который мы издаем, это «Чеченское общество сегодня», журнал, который печатается в Москве, распространяется в Чечне и среди чеченцев России. И часть тиража печатается в Праге для тех чеченцев, которые живут в европейских странах. Мы стали получать письма от читателей и какое-то странное совпадение - сразу подряд несколько писем от читателей-чеченцев, которые сидят в тюрьмах и которые нуждаются именно в такой информации, которую они нашли в нашем журнале. Это говорит о том, что источников информации становится, по всей видимости, все меньше и меньше, что они обращают внимание на наш журнал, который выходит всего 999 экземпляров. Так что, повторяю, со свободой слова и с разнообразием средств массовой информации в Чечне очень большие проблемы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Юрия Николаевича.



Слушатель: Добрый вечер. Я сначала небольшое предисловие, потом вопрос. Для того, чтобы стать хорошим профессиональным журналистом, надо, по крайней мере, иметь высшее филологическое образование, прекрасно владеть словом, быть независимым и неангажированным человеком. Мне кажется, что у Рамзана Кадырова таких качеств нет. Скажите, какое образование он имеет, что он закончил? Или он может, умеет только быть преданным Путину?



Владимир Кара-Мурза: По-моему, у него разряд по классической борьбе. Предусмотрены какие-нибудь ограничения с точки зрения образования для вступления в Союз журналистов?



Михаил Федотов: Нет, конечно, никаких ограничений для вступления в Союз журналистов не предусмотрено. Я, например, не имеют журналистского образования, закончил юридический факультет. Точно так же многие мои коллеги закончили различные учебные заведения. Но все они занимаются своей профессиональной деятельностью именно в сфере массовой информации. Я повторяю, то, что в Кодексе профессиональной этики журналиста написано, что его профессиональный статус, профессиональный статус журналиста несовместим с заниманием должностей в органах государственной власти. Поэтому это категорически недопустимо, когда глава республики, министр, губернатор, вице-губернатор и так далее являются членами Союза журналистов. Это профанация.



Владимир Кара-Мурза: Я думаю, что недостаток образования не помешал Рамзану Кадырову стать академиком Академии естественных наук. Слушаем вопрос от радиослушателя Николая из города Гусь-Хрустальный.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Вы понимаете, то, что сейчас произошло – это будет колоссальный казус. Во имя того, что пережила Чечня и эти бедные люди, ведь не сразу Кадыров себя на этот пост и это звание, это же народ - это демократия. В данный момент несоблюдение юридических тонкостей. Его не надо было действующим делать журналистом, а нужно было сделать почетным членом. Если так произошло, вообще предлагаю вариант, потому что выход надо искать какой-то. Союз журналистов Чечни должен выйти из Союза журналистов России и обратиться ко всем республиканским союзам журналистов организовать Союз журналистов патриотов России.



Владимир Кара-Мурза: Доверяете ли вы цифрам, показанным Чечней на прошедших парламентских и президентских выборах?



Олег Панфилов: 96% - это смешно. Я хочу сказать о другом. То, что предвыборная кампания и по всей России была довольно своеобразной, о Чечне тут говорить нечего. Эта цифра говорит не о предвыборной кампании, а как говорил товарищ Сталин, эти результаты были правильно подсчитаны. Я когда-то написал несколько книг о работе журналистов на первой чеченской войне и в период между первой и второй. Погибло в чеченских войнах 32 журналиста, но почти никто не знает о том, что среди них 16 чеченцев. Я бы сказал, что 14 чеченцев по национальности, еще двое журналистов русские, но уроженцы Чечни. В России о них почти никто не помнит. И меня, честно говоря, не то, что обрадовало, скорее всего разочаровало то, что Рамзан Кадыров в прошлом году вдруг решил поставить мемориальный камень, открыть мемориальный комплекс памяти чеченских журналистов. Я получил от него приглашение приехать на открытие этого мемориала. Я, конечно, отказался, не стал даже объяснять, точнее, сказал его помощникам, что я не поеду на открытие этого мемориала. Еще и потому, что Рамзан Кадыров открывал этот мемориальный камень скорее всего для того, чтобы показаться таким хорошим президентом. Он совершенно забыл о том, что на территории Чечни до сих пор числятся пропавшими без вести еще 7 журналистов, они пропали, стали пропадать, начиная с января 95 года. То есть существует некое такое номенклатурное отношение к журналистике, когда нужно сделать красиво и поставить мемориальный камень, с другой стороны, держать в узде чеченскую прессу и быть большим начальником и радоваться только тогда, когда этого большого начальника хвалят и любят.



Владимир Кара-Мурза: Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности, невысокого мнения о Рамзане Кадырове.



Алексей Симонов: Кадыров заслужил, с моей точки зрения, весьма трагическую репутацию, репутацию человека абсолютно большевистского сознания. Поэтому несовместимо пребывание в союзе любых людей, которые так или иначе причастны к подавлению журналистики, к уничтожению журналистики, к убийствам, к давлению на общество такой силы, которая превращает общество в систему послушных людей, которые готовы, в частности, принять Кадырова в Союз журналистов. Поэтому он вполне может отделиться и в отдельно взятый чеченский Союз журналистов может быть принят, кто угодно, начиная от Кадырова, включая покойного Дудаева и кого-нибудь еще в качестве почетного памятного члена этого союза. Еще Ахмата Кадырова примут в Союз журналистов.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ивана.



Слушатель: Добрый вечер. Поскольку у вас тут есть журналисты, в том числе вы, Владимир, я просто не в курсе. У меня такое ощущение, что журналистское поле давным-давно выпахано, перепахано, зачищено и так далее. И вдруг такой протест. Просветите, пожалуйста.



Владимир Кара-Мурза: Во-первых, давайте напомним в какой субординации находится чеченское отделение Союза журналистов к секретариату Союза журналистов?



Михаил Федотов: Это очень просто. У Союза журналистов есть региональные организации практически во всех субъектах федерации, где-то эти правила оформлены более четко, где-то менее четко. Это вещь непринципиальная. И это такое же отношение, как отношение любой общероссийской организации с ее региональными отделениями. Это достаточно рутинный вопрос.



Владимир Кара-Мурза: Просто ли я к тому, что согласовывает ли руководство республики или вы с руководством республики утверждение руководителей чеченского отделения Союза журналистов?



Михаил Федотов: Каждый Союз журналистов самостоятельно решает вопрос о приеме своих членов. Другое дело, что исключение из Союза журналистов может иметь место только по решению Большого жюри Союза журналистов или региональной коллегии Большого жюри. В Чечне, насколько я знаю, нет региональной коллегии Большого жюри. И сегодня мы с Михаилом Ненашевым, который так же как я является сопредседателем Большого жюри Союза журналистов России, сделали специальное заявление, в котором объяснили наше отношение к данному вопросу. И мы, на мой взгляд, достаточно четко сказали, что членский билет Союза журналистов – это не предмет, который может быть подарком, это не сувенир. Я понимаю, почему руководители Союза журналистов Чеченской республики хотели как-то отблагодарить Рамзана Кадырова. Действительно, я знаю, Рамзан Кадыров многое сделал для того, чтобы Союз журналистов Чеченской республики встал на ноги. В 2004 году, когда он только создавался, там было вообще 4 человека. Сейчас здесь 250 членов – это уже какая-то организация, которая становится на ноги. Хорошо, что она становится на ноги, это можно только приветствовать. Спасибо, что республиканские власти помогают. Но это же не повод для того, чтобы дарить главе субъекта федерации членский билет Союза журналистов. С таким успехом можно подарить ему паспорт или свидетельство о браке. Это просто абсолютно неадекватно. Я лично считаю, что таким решением региональная организация Союза журналистов просто поставила в неудобное положение и себя, и главу республики, и Союз журналистов России.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Олега.



Слушатель: Здравствуйте. Ясно совершенно, что Кадыров никакой не журналист. Я бы хотел поставить в более широкий аспект это желание стать членом Союза журналистов. У меня знакомый в свое время защитил кандидатскую диссертацию по физике, а потом выполнил важную работу по химии и в принципе мог получить вторую степень. Он решил посоветоваться с друзьями. Они сказали: да брось, на тебя будут показывать как на человека, коллекционирующего кандидатские степени. А наша власть, посмотрите, Абрамович покупает, если не ошибаюсь, четвертую яхту, ему строят, она будет второй в мире, господину Прохорову надо на отдых захватить не просто несколько хороших девочек, а на неделю 29. И вот теперь еще Кадыров. Вам не кажется, что это стремление получить, оно связано с тем, что вся наша власть состоит из абсолютно пустых людей?



Владимир Кара-Мурза: Ожидаете ли вы наплыва олигархов в творческие союзы?



Олег Панфилов: Я бы хотел ожидать другого. Я бы хотел ожидать, чтобы реакция журналистов по поводу нынешней истории была бы такой же. А вообще я бы желал, чтобы она была еще более широкой и чтобы нам не было стыдно за то, что французские журналисты выходят на улицы Парижа и требуют свободы слова для российских журналистов, а российские журналисты в основном делятся своими впечатлениями в блогосфере и практически не делают ничего для того, чтобы защитить свои права или выразить протест, подобный тому, что делали Саша Минкин и Митя Муратов. Вообще на самом деле это меня удивило. Потому что я, наверное, как и многие, полагал, что российская журналистика загнана настолько глубоко возрождением пропаганды, цензурой, подавлением. Оказалось, что нет. Я все-таки надеюсь, что российская журналистика начнет наконец искать не только возможность заработать, но и быть совестливой и честной.



Владимир Кара-Мурза: Независимый журналист-международник Борис Туманов видит прямые аналогии с временами застоя.



Борис Туманов: С этим награждением Кадырова и тут же исключением из членов Союза журналистов, я думаю, что это действительно неуклюжая имитация, как, впрочем, и все, что у нас сегодня делается, имитация советских времен со всеми этими ткачихами, славословиями вождю и так далее. Мне кажется, все это расцвело в эпоху Брежнева, во времена застоя, когда Леонид Ильич коллекционировал награды, как ребенок игрушки. Насколько мне помнится, он коллекционировал так же и титулы. По-моему, он был почетным членом Союза журналистов, других союзов. Слава богу, я уверен абсолютно, что это не станет поветрием, по крайней мере, того, что касается нашей профессии и нашего с вами профессионального союза. Потому что люди нашлись достаточно смелые, чтобы быстро это местное лизоблюдство разоблачить.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Одинцова от Светланы Васильевны.



Слушательница: Здравствуйте, господа. Вы знаете, я хочу вот что сказать, есть хорошая русская пословица: каков поп, таков и приход. Ведь ту организацию журналистскую в Чечне утверждал, наверное, центральный совет, значит вопрос, кого они утвердили. Я весьма благодарна Минкину и тем, кто его поддержал, что они сумели проявить такую принципиальность и сказали за нас, за всех, за журналистов «нет» этому безобразию. Мне кажется, я хочу задать вопрос, что происшедшее должно нас подвигнуть к мысли, что давайте вообще разберемся, что такое журналистика. Ведь когда закрывали радио «Резонанс», когда травили журналистов «Свободной России» радио, никто ничего не говорил. Кто сегодня журналисты – пиарщики, юристы, политики? Мне кажется, пора определиться с профессией.



Владимир Кара-Мурза: Намерены ли вы разослать циркуляр в регионы о недопустимости принятия их глав в ваш союз?



Михаил Федотов: В нашем заявлении, которое мы подписали вместе с Михаилом Федоровичем Ненашевым, как сопредседатели Большого жюри Союза журналистов, мы как раз это и написали, что мы считаем недопустимым, чтобы подобное включение представителей власти в состав Союза журналистов стало практикой. Это недопустимая практика, она противоречит и уставу Союза, и Кодексу профессиональной этики, и самой миссии Союза журналистов как общественной организации – это абсолютно недопустимо. Но я хочу понять причину, почему такое стало возможным. Мне кажется, что здесь проявляется то, о чем говорилось несколько раз - лизоблюдство и потеря чувства меры, потеря чувства собственного достоинства. Мне это очень обидно все наблюдать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. С другой стороны, вроде бы все логично. По-моему, он кандидат наук, я, правда, не помню, каких. И назначил его таким другой кандидат, как мы знаем, Владимир Путин, кандидат тех самых экономических наук, которые, помнится, были сначала американскими. И вообще это уровень такой хамства. Тут дело не в законах, а давайте как-то посмотрим на себя со стороны и какие ценности мы исповедуем.



Владимир Кара-Мурза: Повредит ли этот инцидент отношению чеченских властей с местной прессой?



Олег Панфилов: С местной прессой вряд ли. Потому что местная пресса не имеет большого влияния на то, что происходит в Чечне. Традиционно влияние информационное оказывает центральное телевидение прежде всего, как и везде в России. Поэтому нет, я не думаю, что там испортятся какие-то отношения. Я думаю, свой окрик получит министр, который вручал удостоверение члена Союза журналистов. Все остальное, я думаю, пройдет точно так же. Хотя мало кто знает, что в Чечне Рамзан Кадыров проводит назначения довольно сурово. Он недавно поменял реактора университета и из-за этого очень много людей недовольны тем, что происходит в университете. Поменяет министра, ничего не изменится, потому что атмосфера в Чечне такая.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.



Слушатель: Здравствуйте. Конечно, во всем виновата гипертрофированная функция государства. У меня вопрос к Федотову: не кажется ли вам, что в том, что Кадыров не закончил школу, что он безграмотен, во многом виноваты журналисты, за исключением Бабицкого и его единомышленников?



Владимир Кара-Мурза: Виноваты ли журналисты, боровшиеся с войной, в Чечне в том, что выросло целое поколение, не знающее грамоты.



Михаил Федотов: Я думаю, что в этом виноваты не журналисты, а те, кто развязывал эту войну и те, кто подбрасывал поленья в этот костер.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Вячеслава.



Слушатель: Добрый вечер. Я думаю, может быть сегодня расценено, если бы Кадыров и правда стал членом Союза журналистов, не прошло бы и года, он здесь подмял бы все. В свое время был ученый так называемый, который благословил науку – Сталин. Если помните, Лысенко. Вы молодцы, что Кадырову сделали от ворот поворот.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, продемонстрировал этот конфликт и поведение некоторых членов вашего Союза все-таки журналистскую солидарность?



Михаил Федотов: Да, безусловно. Эта ситуация продемонстрировала, что в журналистской среде есть, сохранились представления о том, что нравственно и что безнравственно, что можно делать и что нельзя делать. Можно с властями идти на сотрудничество в организации, например, учебных семинаров, в организации домов прессы на местах. В организации встреч с ветеранами журналистики - это возможно. А есть вещи, которые делать нельзя ни при каких условиях. В данном случае мы имели дело именно с такой ситуацией, когда местный Союз журналистов сделал то, чего делать нельзя, потому что это противоречит уставу Союза.



Владимир Кара-Мурза: Последние примеры солидарности даже общественных деятелей в случае с Алексаняном, с Максимом Резником или с этим казусом с Рамзаном Кадыровым, какие качества журналистского сообщества они проявляют?



Олег Панфилов: Прежде всего это отношение к самой профессии. К сожалению, солидарность в России, солидарность журналистов сопровождается еще и выяснением личных отношений. Вот это и мешает, это и не позволяет акциям протеста, акциям солидарности стать массовыми, в отличие от того, как я говорил, делают европейские журналисты. Если бы российские журналисты все-таки в проявлениях своего отношения к профессионализму, профессии, солидарности имели в виду только профессию, а не личные качества журналистов, то я думаю, что можно было бы многое изменить. Хорошо, если бы так и было.



Владимир Кара-Мурза: Включите вы последний инцидент в ваш мониторинг общей ситуации в Чечне?



Олег Панфилов: Включить мы его не включим, потому что на самом деле это такой казус. Ни к каким нарушениям прав товарища Рамзана Кадырова не имеет. В качестве симпатичной истории это, конечно, будет записано не только у нас на наших сайтах и в наших изданиях, я полагаю, что мы еще долго будем вспоминать, как мы отстояли очень сильно подмоченную репутацию российской журналистки.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG