Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Абхазии приветствовали решение России выйти из режима санкций против республики


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие официальный представитель президента Абхазии Кристиан Бжания.



Михаил Саленков: В Абхазии приветствовали решение России выйти из режима санкций против республики, однако не ждут немедленного признания независимости сразу после обращения в международные организации. Об этом мне рассказал официальный представитель президента Абхазии Кристиан Бжания.



Кристиан Бжания: По решению Российской Федерации о выходе из режима санкций против Абхазии, безусловно, это очень существенное решение, очень значительное решение, поскольку с момента введения санкций против Абхазии здесь это воспринимали как несправедливое решение и исходили прежде всего из того, что если были какие-либо проблемы в переговорном процессе, на политическом уровне, то население, гражданские лица не должны были от этого страдать. С 1996 года власти Абхазии добивались отмены режима санкций, однако это было безуспешным, к сожалению большому. Теперь же с их отменой самым серьезным образом меняется ситуация, что дает возможность для очень быстрого развития и экономики, соответственно, и социальной сферы. Это прежде всего отменит ограничения на основанные права граждан: право прежде всего на свободное перемещение. Вы наверняка помните, что в свое время Абхазия обращалась и к Организации объединенных наций с ходатайством о выдаче жителям Абхазии временных удостоверений личности ООН, для того чтобы не нарушались их права, однако этот вопрос не был тогда решен, он был отклонен.



Михаил Саленков: Кроме ограничений передвижения жителей Абхазии, какие были еще санкции, вернее, какие еще есть санкции?



Кристиан Бжания: Это прежде всего полная изоляция всех предприятий и участников бизнеса вне зависимости от юридических форм собственности, государственной, не государственной. Абсолютная изоляция от партнеров во внешнем мире. Это запрет на выезд из республики Абхазия мужчин в возрасте от 16 до 65 лет. Это закрытие всех коммуникационных каналов, в том числе воздушного, наземного транспорта. Это запрет на ввоз в Абхазию строительных материалов. То есть республика недавно перенесла катастрофическую по своим последствиям войну, она в руинах, и населению не дают возможность восстановить свое жилище, свою собственность. Это тяжелобольные, онкологические больные, инсулинозависимые больные, это дети, страдающие тяжелыми формами заболеваний, которым невозможно было завезти легально в Абхазию медицинские препараты. То есть эти ограничения касались в буквальном смысле всех сфер жизни человека. Сегодня, конечно же, мы самым положительным образом оцениваем решение правительства России.


А что касается реакции Грузии на это, то она была вполне ожидаема. Ничего удивительного в этом нет, просто у определенных политических кругов в Абхазии вызывает некую иронию постановка вопроса. То есть каким образом, они считают, если исходить с точки зрения Грузии, ее руководства политического, как они считают нас одновременно своими гражданами и в то же время пытаются на всех уровнях заблокировать права и свободы собственных граждан? То есть они требуют от международного сообщества, чтобы жителей Абхазии никуда не выпускали, ограничивают их контакты с внешним миром, то есть делают все для того, чтобы население Абхазии было изолировано. Тут логика, так сказать, входит в конфликт с позицией Грузии. Для нас существеннее гораздо то, что сегодня уже, со снятием хотя бы со стороны одного государства, в данном случае России, этих санкций серьезным образом к лучшему изменится положение гражданского населения в республике.



Михаил Саленков: Кристиан, скажите, а обращение в международные организации с просьбой признать Абхазию независимым государством – это логичное продолжение этой истории?



Кристиан Бжания: Безусловно. Просто при этом нужно помнить о том, что Абхазия неоднократно сразу после окончания войны по сегодняшний день уже обращалась с подобными призывами к международному сообществу. К сегодняшнему дню изменились серьезным образом международные отношения, вся система международных отношений в мире, и конечно же, прецедент Косова, безусловно, сподвиг руководство Абхазии к более решительным действиям, поскольку мы не приемлем доводы европейских государств, которые говорят, что Косово в данном случае уникально. Для нас это не является аргументом. Мы глубоко убеждены, у Абхазии, которая почти на протяжении века ведет свою борьбу за независимость от Грузии, есть гораздо больше, и существеннее, правовых, исторических и моральных аргументов в пользу признания своей независимости. Хотя, конечно же, мы понимаем, что наше нынешнее обращение, как и предыдущие, не вызовет сиюминутное изменение позиции стран Европы и Запада к абхазской проблематике. Но, как говорится, капля точит камень. Последние 15 лет, с момента окончания грузино-абхазской войны, мы все эти годы являемся де-факто независимым правовым государством.


XS
SM
MD
LG