Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Цикл Новые неформалы России – социальная защита населения


Ирина Лагунина: Мы продолжает цикл программ "Новые неформалы" о неполитических движениях граждан в России. Авторы исследования из фонда "Народная ассамблея" причисляют к ним не только людей, которые борются за свою собственность и жизненное пространство: автомобилистов, обманутых дольщиков, жителей общежитий и т.д. Новые неформалы занимаются социальной защитой и благотворительностью, тем самым выражая негласный протест власти, которая на эти проблемы внимания не обращает. Сегодня рассказ об организациях, помогающих детям-сиротам. У микрофона Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Всего в России существуют десятки тысяч различных неправительственных организаций, но большая их часть лишь на бумаге, считают исследователи из фонда «Народная ассамблея». «Новыми неформалами», то есть реально действующими неполитическими организациями граждан, могут по праву называться лишь около 200-230. И не всегда эти люди объединяются для того, чтобы отстаивать свои личные интересы, как, например, автомобилисты или обманутые дольщики. Говорит один из авторов исследования «Новые неформалы» Евгений Гонтмахер.



Евгений Гонтмахер: Очень, конечно, большая сфера, связанная с социальной защитой - это защита прав, например, детей-инвалидов. Родители этих детей объединяются в неформальные группы и защищают их права, потому что государство не делает все, что положено, даже, допустим, по этим детям. Мы сочли в том числе часть благотворительной деятельности, подходящей под наши критерии. Например, когда неформальные группы людей оказывают помощь, допустим, детским домам. Потому что детские дома государственные. Получается, что государство недорабатывает и оно не обеспечивает детей-сирот тем, чем должно обеспечить, а эти люди фактически восполняют своими деньгами, своим временем то, что не делает государство. Мы посчитали, что тоже в этом есть некая конфликтность. Хотя она не открытая, люди занимаются конкретным делом, едут в детские дома, помогают детям, они не выходят ни на какие акции, ни на площади, никуда, но тем не менее, это важный аспект.



Любовь Чижова: Если набрать в поисковой системе интернета словосочетание «помощь детям-сиротам», выскакивает масса ссылок на фонды и организации, занимающиеся этим непростым делом. Всегда ли это формы социального протеста? Попробуем разобраться. Сегодня говорим о фонде помощи детям и сиротам «Здесь и сейчас», карельской организации «Равновесие» и московских «Мурзиках». Руководитель фонда «Здесь и сейчас» Татьяна Тульчинская говорит, что занимается благотворительностью лет двадцать. Она стала волонтером сразу после школы. По специальности Татьяна политолог, политтехнолог. По ее словам, люди, которые ее окружают и помогают детям в рамках деятельности фонда – это представители среднего класса, у большинства высшее образование. Продолжает Татьяна Тульчинская.



Татьяна Тульчинская: По-разному собираем. Помогают компании коммерческие разные, некоторые на коммерческой основе, некоторые разово. Потому что мы участвуем в проектах, в том числе такой популярный проект «Благотворительность вместо сувениров», когда крупные компании свой сувенирный фонд новогодний отдают на какие-то благотворительные дела. Есть постоянные партнеры, есть постоянные доноры частные лица, в том числе которые понемногу отчисляют. У меня, например, есть человек, который регулярно присылает на счет раз в месяц по триста рублей. А бывают люди, которые достаточно существенную сумму приносят.



Любовь Чижова: Почему лично вы начали этим делом заниматься - помощью детям-сиротам? И расскажите, пожалуйста, если можно, подробнее о ваших добровольных помощниках.



Татьяна Тульчинская: Если я не занимаюсь этим, я чувствую себя не очень комфортно. Это естественный абсолютно выбор. Просто мне в этой ситуации интересно, я вижу, какую пользу я могу принести. У меня нет никаких высоких целей, никаких высоких идеалов абсолютно. Может быть это немножко разочаровывающе звучит, но тем не менее. Кроме всего прочего, у меня это получается. Я считаю, что каждый должен заниматься именно тем, что у него получается.



Любовь Чижова: А кто вы по образованию?



Татьяна Тульчинская: Я по образованию историк и политолог, я заканчивала исторический факультет МГУ, я кандидат политических наук. Я чуть-чуть занимаюсь аналитикой, я не занимаюсь прикладными технологиями просто соображений природной брезгливости, мне это не очень как - то. Но я скорее ученый, у меня научная деятельность, и это тоже очень помогает, кстати говоря, потому что наша благотворительность основана на благих порывах. Мы только сейчас пришли к теме того, что этим надо заниматься профессионально, и менеджмент некоммерческих проектов – это вполне реальная вещь.



Любовь Чижова: Люди, которые вас окружают, кто они?



Татьяна Тульчинская: Это самое большое везенье в моей жизни. Меня окружают самые разные люди, их много, и они разные. Абсолютно полный спектр.



Любовь Чижова: Совсем другая история у организации из Карелии «Равновесие». Ее руководитель Александр Гезалов вырос и воспитывался в детском доме, поэтому, выучившись на актера и социального работника, решил сам помогать детям-сиротам. Занимается он этим с 1999 года, но в отличие от Татьяны Тульчинской, опирается не на помощь бизнесменов, а на прихожан местной церкви.



Александр Гезалов: Изучив, что почти ничего не изменилось с 80 годов, я принял решение, что нужно просто идти вперед. Допустим, сегодня я встал в 8 утра, пошел на наш склад и посмотрел, что необходимо по заявке одного учреждения, то бишь у нас проходит акция «Сухая попа», я загрузил памперсы для детей-отказников больницы, где лежат отказные дети, отвез, приспособления для подогрева сразу нескольких бутылочек, пообщался с персоналом, выяснил запросы и нужды на ближайшее, передал крема, все, что необходимо для того, чтобы дети-отказники были обогреты. Потом поехал в детский дом 2 с добровольцами, там у нас идет программа поддержки детей младшего возраста, то есть это рисование.



Любовь Чижова: Где вы берете деньги, кто вам помогает?



Александр Гезалов: Государство не помогает нам фактически совсем, будем говорить прямо. В связи с тем, что два года назад был принят закон о спонсорстве, когда убрали ту надбавку, которая могла бы помогать спонсору получить какое-то послабление налоговое, привело к тому, что на сегодняшний день спонсоров фактически ушли от нас, отвернулись. Нам помощь большую оказывает Русская православная церковь.



Любовь Чижова: Деньги от обычных людей к вам поступают?



Александр Гезалов: Деньги от обычных людей нам не поступают.



Любовь Чижова: Кто люди, которые вас окружают, какова их мотивация, почему они помогают сиротам?



Александр Гезалов: Это чаще всего люди Русской православной церкви, которые принадлежат центру попечения при храме великомученицы Екатерины. Люди возраста от 20 лет и до 40-50, люди, имеющие различное образование – медицинское, культурное, спортивное и так далее, около 50 у нас. Они не за средства и не за деньги идут к детям, а понимая, что помогая им, они помогают Богу. Поэтому мне кажется, что вопрос мотивации, вера мотивации здесь очень важен.



Любовь Чижова: И еще одна благотворительная организация, помогающая детям-сиротам, «Мурзики». Ее руководитель доктор Герман Пятов говорит, что когда они только начинали, цель была одна – помочь детям. Сейчас он с полной уверенностью утверждает, что работа в «Мурзиках» – это форма социального протеста.



Герман Пятов: Я изначально, когда начиналось, я, наверное, не думал, что это форма гражданского протеста. На сегодняшний день, видя, что происходит в стране и вокруг и, несмотря на то, что идет приток капитала, жизнь становится лучше, жить становится веселее, ситуация с социальным сиротством, с латентным социальным сиротством, с беспризорными, с безнадзорными существенно не меняется. То есть денег выделяется больше, воруется больше, качество жизни этих сирот существенно не меняется. Поэтому в данный момент, я думаю, как для меня, так и для нескольких тысяч человек, которые поддерживают нашу команду, в том числе которые активно участвуют и в поездках в детские дома, это около 250 человек, действительно форма оппозиции внутренней существующему режиму. Не потому, что мы политическая оппозиция, мы просто не согласны с тем, что происходит, мы пытаемся сделать лучше. Я лично врач и по образованию и по профессии, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник достаточно крупного российского медицинского центра. Остальные «Мурзики», очень разнообразный состав - от студентов до пенсионеров, от бухгалтеров до дизайнеров, от учителей до архитекторов, водителей-дальнобойщиков, газелисты, милиционеры, экономисты. Практически благодаря этому мы не платим денег привлеченным специалистам, обходимся добровольцами.



Любовь Чижова: Как вам удается совмещать благотворительность и вашу непосредственную профессиональную деятельность? Вы не подумывали уйти с работы, чтобы полностью?



Герман Пятов: Неоднократно подумывал. Но вы знаете, не созрел морально, очень тяжело. Всю жизнь занимался медициной и как-то так... Может быть когда на пенсию пойду, тогда уйду.



Любовь Чижова: Как к вам люди попадают?



Герман Пятов: Люди приходят через сайт «Мурзик.ру». Мы не держим человека, который бы отвечал на телефонные звонки, не тратим деньги на зарплату такому человеку. У нас работает одна девочка Ксения, она занимается бухгалтерией, администрирует и так далее. Люди пишут на сайт письма: хочу в команду, хочу помочь.



Любовь Чижова: Герман, по какому принципу вы оказываете помощь детским домам – это деньги, это необходимые вещи? Вам говорят, что нужно привезти или сами привозите?



Герман Пятов: Мы знаем, во-первых, что нужно. Иногда даже директор не может сформулировать, что нужно. Потому что в принципе 9 лет и охват все областей, соседствующих с Москвой, 10 областей и 80 детских домов, 6 тысяч детей, поэтому знаем, что хотят дети, что хочет администрация. И когда нам вешают на уши лапшу, мы сразу понимаем, потому что мы знаем истинное положение вещей. Когда вешают лапшу, будут говорить: вы знаете, нам нужна какая-нибудь супершикарная одежда для детей – это значит ее продадут. Или допустим, супернавороченный ремонт, деньги спишут с бюджета, а вы сделаете ремонт, они по вашему ремонту отчитаются, а деньги пойдут на строительство виллы, домика личного или покупки квартиры для администрации детского дома. Это сколько угодно, там такие сидят мастера. Я считаю главным – это трудовое воспитание детей, чтобы они, выходя из детского дома, не становились иждивенцами, тунеядцами и алкоголиками, а становились успешными гражданами. Поэтому человек должен владеть ремеслами, навыками трудовыми, чтобы выбрать профессию. Могу сказать приблизительно, что в России зарегистрировано общественных некоммерческих благотворительных организаций около 760 тысяч, сколько из них реально существует или зарегистрировались, потом благополучно умерли, трудно сказать, потому что колоссальный объем. Но сколько из них реально занимаются делами - может быть несколько сотен на всю Россию, которые действительно не воруют и делают что-то полезное. Эта проблема нас всех достала. Просто количество злоупотреблений и мошенничества в сфере благотворительности просто все разумные пределы превосходит в России - это какое-то извращение просто. Я не знаю, с некрофилией сравнил бы. Люди некоторые думают, что благотворительность - это кормушка для всех желающих. На самом деле гораздо проще в России бизнесом заниматься, если на то пошло, человек хочет денег добыть, чем каким-то таким ничтожным способом. Вторая проблема благотворительности - это некомпетентные люди, которые не нашли какого-то применения себе, не могут себя нигде реализовать, и они считают, что сфера общественной деятельности - это для убогих нравственно, которые не могут ничего сделать, ни богу свечка, ни черту кочерга, можно заняться благотворительностью. Это, конечно, глупость полнейшая. Потому что благотворительность требует колоссальных энергетических ресурсов, воли. Потому что надо постоянно бороться с воровством в администрации детских домов, со злоупотреблениями, нарушениями прав детей. Мы в генпрокуратуру даже обращались, там было жестокое обращение с детьми, нарушаются их права. Надо постоянно с администрацией ухо востро держать, надо общаться с людьми адекватно, колоссальный объем обращений и люди бывают разные. Но у нас потребности сотрудничать с организациями не возникает, потому что мы очень самодостаточны.



Любовь Чижова: Авторы исследования «Новые неформалы» прогнозируют, что если социальная политика в России останется прежней, организаций граждан, отстаивающих свои и чужие права, станет гораздо больше.


XS
SM
MD
LG