Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Станет ли арест Максима Резника консолидирующим фактором для оппозиции в Петербурге


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие петербургский политический комментатор и журналист, заместитель главного редактора газеты «Дело» Дмитрий Травин.



Андрей Шарый : О последствиях ареста Максима Резника для демократических сил Петербурге я беседовал с известным петербургским политическим комментатором и журналистом, заместителем главного редактора газеты «Дело» Дмитрием Травиным.


Вся вот эта неприятная ситуация вокруг ареста Максима Резника может стать каким-то таким консолидирующим фактором в Петербурге для оппозиции? Сможет она объединить петербургских оппозиционеров?



Дмитрий Травин : Боюсь, что это вообще вопрос не очень актуальный, поскольку демократическая оппозиция в Петербурге, в общем, как и в целом по России, сегодня очень слабая. Уже и объединять-то почти некого. «Яблоко» с СПС, вообще-то, в Петербурге раньше жило неплохо. Здесь не было таких противоречий, как на уровне, скажем, Явлинский-Чубайс. Поэтому теоретически, конечно, они могут еще более сплотиться. Но это настолько слабые силы, что это практического значения уже не имеет.



Андрей Шарый : Понятна вам логика, по которой был арестован Резник? Это указание другим не лезть, вообще, в политику или просто он слишком беспокойная фигура в Петербурге для того, чтобы его арестовали, как вы считаете?



Дмитрий Травин : Конечно, по большому счету, логика непонятна. Предположить такого никто не мог. Единственное, что можно сказать, что это укладывается в общую линию, связанную и с делом ЮКОСа, и делом Европейского университета, некоторыми другими делами. Логика здесь может быть следующая. Власть не хочет хватать всех подряд или закрывать все подряд, но после таких вещей многие будут бояться. Люди будут чувствовать, что в принципе им всегда могут устроить провокацию, даже если они не сделали чего-то такого особо страшного.



Андрей Шарый : По каким причинам, на ваш взгляд, питерское «Яблоко» ведет себя так достаточно отдельно в структуре этой партии? Есть какие-то специальные причины, по которым, вот вы сказали, у них установились приятельские отношения с СПС, а на уровне федеральных советов эти партии никак не могут договориться? Речь идет просто о личных отношениях людей, или там есть какие-то идеологические различия?



Дмитрий Травин : Центральные проблемы в значительной степени связаны с тем, что Явлинский остался по своим взглядам еще в далеком прошлом. В Петербурге некоторое время назад сменились поколения в руководстве «Яблоко». Резник – довольно молодой человек. Резник решает проблемы сегодняшние, а не вчерашние или позавчерашние. СПС в Петербурге невероятно слабый. В общем, вообще, какой-то своей линии «Союз правых сил» в Питере иметь не может. Если обновились поколения, и если нет каких-то ярко выраженных линий вчерашнего дня, объединяться легче в противостоянии сегодняшним властям.



Андрей Шарый : А вот это обновленческая линия поведения внутри петербургского «Яблока» она, на ваш взгляд, может привести к какому-то коренному обновлению этой партии или к возникновению, может быть, какой-нибудь новой, сколько-нибудь заметной группировке хотя бы на городском уровне?



Дмитрий Травин : Похоже, что шанс устроить серьезный переворот в «Яблоке» очень невелик, особенно после того, как Резник не может теперь «Яблоко» переворачивать. Может быть, в дальнейшем в перспективе через какое-то время что-то изменится. Во всяком случае, мне кажется, этот арест Резника очень важен в том смысле, что теперь в Петербурге фактически определился более или менее известный демократический лидер. Арест в этом смысле сыграл на пользу Максиму Резнику.



Андрей Шарый : А кто у него там соперники – какой-нибудь Сергей Гуляев или кто-то еще?



Дмитрий Травин : Да, в какой-то момент явно выделился Гуляев, когда он на первом «Марше несогласных» ровно год назад пострадал, выступал с речами, залезал на думскую башню и так далее. Потом он ушел в национализм. Это, конечно, резко подорвало его авторитет среди демократов. «Союз правых сил» вроде держится особняком, но поскольку в нем нет никаких лидеров (сейчас лидером прислан Леонид Гозман из Москвы), то СПС, в общем, тоже посматривает на более сильные фигуры. Есть демократы старой волны, которые авторитетны, но которые сегодня уже не занимаются политикой. Есть еще «яблочники» старой волны, которые, правда, быстро теряют свой авторитет. Арест наиболее энергичного живого Максима Резника делает его фактически лидером всей этой ситуации.


XS
SM
MD
LG