Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чтобы провести реформы, необходимо два срока – опыт выборов в европейских странах


Ирина Лагунина: В минувшие выходные в разных государствах Европы прошли выборы разных уровней. Во Франции, где состоялись выборы в органы местного самоуправления, партия президента Николя Саркози понесла тяжелые потери, уступив ряд городских муниципалитетов оппозиционным социалистам – и это всего лишь через полгода после того, как Саркози достиг пика своей популярности. Испанские социалисты, наоборот, после 4-летнего пребывания у власти на парламентских выборах добились неожиданного успеха и обеспечили премьеру Сапатеро еще один срок во главе правительства. Есть ли закономерность, обуславливающая длительность пребывания у власти той или иной политической партии? Опыт Европы изучил Ефим Фиштейн.



Ефим Фиштейн: Когда испанские социалисты неожиданно и вопреки всем прогнозам победили на выборах 2004 года, многие справедливо увидели в этом реакцию избирателей на террористические взрывы на мадридских вокзалах. Но по прошествии четырех лет успех Хозе Сапатеро уже нельзя списать на прошлые страхи испанцев. Его партия даже улучшила свой результат, получив на пять мандатов в парламенте больше, чем в прошлый раз. На шесть мест больше теперь депутатов и у оппозиционной Народной партии, что мало для прихода к власти. Короче, в Испании социалисты снова возглавят правительство, хотя им и придется привлечь в коалицию одну из мелких националистических партий.


Время от времени такое случается: партия остается у власти два и даже три срока подряд. Из известных случаев такого рода характерна ситуация в Великобритании – там три срока правили консервативные кабинеты Маргарет Тэтчер и Джона Мейджера, а после них на такой же период в здание на Даунинг-стрит вселились кабинеты лейбористов Тони Блэра и Гордона Брауна. Обычно избиратели оказывают повторное доверие тем правящим партиям, которым удается успешно решить какие-то наболевшие проблемы страны – экономические, социальные, оборонные. Что же сыграло роль в обсуждаемом случае – в ситуации, когда Испания по показателю экономического роста с первых мест в Европе скатилась на последние? Нарастают и социальные проблемы, связанные с массовой иммиграцией, ширятся сепаратистские настроения в Каталонии и Стране Басков. Сторонники социалистов скажут: Сапатеро удалось сохранить стабильность в исключительно трудных условиях. Противники, скорее всего, сошлются на удачное стечение обстоятельств. Как видит причины победы социалистов писатель и философ Сесар Видаль, один из самых авторитетных мыслителей современной Испании?



Сесар Видаль: Мне думается, причина успеха в том, что Сапатеро удалось поглотить электорат крайне левых партий. Пользуясь поддержкой коммунистов и каталонских националистов из числа так называемых «левых республиканцев», ему удалось сколотить левый блок. В левой части спектра у социалистов практически не осталось конкурентов. Их избиратели отдали ему свои голоса. Это, однако же, обязывает его идти навстречу их требованиям, поэтому в ближайшие 4 года можно ожидать дальнейшего полевения социалистов.



Ефим Фиштейн: А какова роль личности самого лидера социалистов? Ведь традиция испаноязычных стран такова, что речистый вождь, народный трибун умеет увлечь за собой массы. Таким харизматическим лидером и блестящим оратором был и консервативный предшественник Сапатеро на посту премьер-министра – Хозе Мария Азнар. Как повлиял на исход выборов тот факт, что Сапатеро как оратор выиграл все телевизионные дуэли у своего противника – лидера Народной партии Мариано Рахоя?



Сесар Видаль: Я не думаю, что личность лидера сыграла в данном случае решающую роль, обеспечив победу на выборах. Скорее, на руку социалистам сыграла удача и расчет, оказавшийся точным. Сапатеро верно рассчитал, что может победить, только отняв голоса у крайне левых и каталонских националистов. Обратите внимание на то, что Народная партия выиграла выборы во всех провинциях Испании, но крупно проиграла в Каталонии. Именно комбинация двух факторов – почти полное исчезновение крайне левых и ослабление каталонских националистов – и обеспечила социалистам победу. Секрет успеха – не столько в выдающейся личности Сапатеро, сколько в точном политическом расчете.



Ефим Фиштейн: Острая борьба развернулась вокруг проблемы иммиграции. Социалисты предоставили законный статус многим нелегальным беженцам, особенно из Северной Африки, рассчитывая на то, что новые граждане отблагодарят их своими голосами. Даже песня, с которой они шли на выборы, была сложена одним из таких новых испанцев. Не это ли определило исход выборов?



Сесар Видаль: На мой взгляд, влияние этого фактора было совершенно незначительным, так как удельный и политический вес иммигрантов остается крайне малым, никаких властных рычагов в их распоряжении нет и серьезно помочь Сапатеро они не могли. Можно предположить, что эта проблема позволила Народной партии получить какие-то дополнительные голоса тех, кто обеспокоен массовым наплывом беженцев, но в целом значительного влияния на исход выборов я не вижу.



Ефим Фиштейн: Какого же развития событий можно в ближайшее время ожидать в Испании? Экономическая динамика страны постепенно сходит на нет – прирост ВВП уже упал с 4 до 2 процентов в год, из-за местного сепаратизма Испания оказалась единственной крупной страной Европейского Союза, отказавшейся признать независимость Косово, отношения с Соединенными Штатами остаются далеко не лучшими после одностороннего выхода из международной коалиции в Ираке. Испания – единственное западное государство, покровительствующее режиму Фиделя Кастро на Кубе. Куда поведет страну новый кабинет старого премьера?



Сесар Видаль: Мне кажется, что в ходе второго срока правления Сапатеро ему придется радикализировать свою риторику и практическую политику. С еще большей готовностью, чем раньше, он будет выполнять требования каталонских и баскских националистов. Будут приняты радикальные меры и в таких социальных сферах, как право на аборты и законодательное разрешение эвтаназии. Но центральное место в политической борьбе все же будет в предстоящие 4 года принадлежать экономике. Именно там Ахиллесова пята правительства Сапатеро. Народное хозяйство Испании хиреет, и если в будущем разразится экономический кризис, это будет прямым следствием политики Сапатеро.



Ефим Фиштейн: Консервативный мыслитель Сесар Видаль, судя по всему, от победы социалистов в Испании особой радости не испытывает. Что бы он сказал, если бы они находились у власти не четыре, а сорок лет подряд. А ведь и такие случаи имеют место в Европе. Рекорд, наверное, держит Швеция, где правым партиям удалось сменить социал-демократов у кормила власти лишь один раз за все послевоенное время – в середине 90-ых годов. На последних выборах консерваторы выиграли снова, но будет ли их правление долгим? Положение на шведской политической сцене описывает наш стокгольмский корреспондент Наталья Казимировская.



Наталья Казимировская: Вот уже больше года Швецией правит коалиционное правительство, созданное четырьмя право-центристскими партиям партиями: партией умеренных, народно-либеральной партией, партией христианских демократов и центристов. Этот правый альянс вырвал власть у социал-демократов, правивших страной в общей сложности 65 лет. Сказалось недовольство шведов и работой органов здравоохранения, и ситуацией в сфере образования, и выявленные факты злоупотреблений со стороны народных избранников – руководителей социал-демократической партии. Шведская модель социализма явно потребовала ремонта, и ремонтировать её избиратели доверили «правым». Правые осмелились впервые открыто заговорить о том, что счастливая статистика, утверждающая, что в Швеции один из самых низких в Европе процент безработицы, неверна, так как часть безработных здесь просто не учтена, она проходит по иной графе. Не работающие шведы «замаскированы» либо под досрочных пенсионеров – таких в Швеции довольно много, либо под учащихся разнообразных курсов – потеряв работу или не имея её изначально, гражданин Швеции может в течение многих лет повышать своё образование, получая за это денежное вознаграждение. Таким образом, количество безработных на самом деле, по приблизительным подсчётам, обнародованным перед выборами партией модератов, составило около 20 процентов трудоспособного населения страны. Правые пообещали победить безработицу, увеличить количество рабочих мест, снизить налоги как фирмам, так и работникам, а также улучшить работу органов правопорядка, здравоохранения, сферы образования.


Избиратели поверили обещаниям скорого и счастливого будущего, и в сентябре 2006 года Швеция сменила свою политическую ориентацию. И тут разразились скандалы.


Средства массовой информации буквально объявили охоту на новых лидеров и в первый же месяц, в момент формирования нового правительства, обнажили некоторые неприглядные страницы в биографии претендентов на министерские портфели. Тут и использование «чёрной» рабочей силы, и неуплата налогов. Несколько министров нового правительства были вынуждены, ещё и не приступив, по сути, к работе, отказаться от своих портфелей. А дальше шведский корабль начало кренить направо. Стали пытаться приватизировать предприятия, распродавать государственные компании, а также государственные доли в частных фирмах. На сегодняшний день в Швеции, действительно, значительно уменьшилась безработица. Но произошло это за счёт чрезвычайно непопулярных в народе действий нового правительства. Резкое сокращение по времени и значительное уменьшение суммы пособий по безработице, изменение системы больничных выплат, предусматривающий жёсткий контроль и требование больничных листов, и наконец, повышение в три раза суммы взносов в кассы по безработице. Профсоюзы воспринимают это шаг правительства, как обман, поскольку в предвыборных лозунгах не было ни намёка на подобные меры.


Трудно пока сказать, как будут разворачиваться события дальше. Прошло слишком мало времени с момента перемены власти. Оппозиция активно сопротивляется нововведениям. Думается, что если бы выборы проходили сегодня, правой коалиции было бы трудно устоять. Не исключено, что выборы 2010 года опять вернут к власти в Швеции привычную партию социал-демократов, как это произошло после короткого правления правых в 1991-1994 годах. Правда, тогда их «падение», во многом, было связано и с низкой мировой конъюнктурой. Но социал-демократы, вспоминая своё возвращение «во власть» 94 года, уже сейчас заявляют, что они подождут, а потом исправят все ошибки своих предшественников.



Ефим Фиштейн: В целом можно констатировать, что повсюду в мире наблюдается определенная тенденция – одного срока для проведения серьезных реформ или глубокой модернизации общества оказывается мало. Избиратели все чаще дают политическим партиям шанс остаться у власти и закончить начатое, если это позволяют обстоятельства. В кризисной ситуации, однако, их поведение радикально меняется – они отдают предпочтение тем, кто не скупиться на обещания немедленных перемен.


XS
SM
MD
LG