Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Начало новой предвыборной кампании в Сербии


Ирина Лагунина: Тысячи жителей сербской столицы прошли в среду со свечами, зажженными в память об убитом ровно пять лет назад премьере-реформаторе Зоране Джинджиче. «Мы должны вернуть Сербию на путь европейской интеграции», - говорили люди в этой процессии. За пять лет после смерти этого блестящего сербского политика страна практически так и не продвинулась к вступлению в ЕС. Более того, именно отношение к Европейскому Союзу определило нынешний кризис сербской власти, причем кризис такой, что в стране фактически уже идет новая предвыборная компания, потому что нынешнее правительство развалилось. Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.



Айя Куге: Правительство Коштуницы продержалось у власти 10 месяцев – это самый недолговечный кабинет министров в истории современной Сербии. И создано оно было с трудом – для этого понадобилось 4 месяца тяжёлых переговоров.


Коштуница обосновал своё признание, что его кабинет больше не в состоянии работать, тем, что у партнёров по коалиции больше нет единой политики относительно важного вопроса, касающегося будущего страны. По его мнению, этот вопрос: борьба всеми средствами за сохранение Косово в составе Сербии, отказ признать, что Косово стало независимым. Однако на самом деле правительственный кризис только косвенным образом связан с независимостью Косово.


Демократическая партия президента Бориса Тадича выступает с тезисом, что косовскую проблему можно решить положительным образом для Сербии только посредством близких отношений с Европейским союзом. А для Воислава Коштуницы и его сторонников исключительным приоритетом является Косово, всё в стране должно быть подчинено этой цели.



Воислав Коштуница: У правительства не было единой воли ясно и громко сказать, что Сербия может продолжить путь к Европейскому союзу только вместе с Косово. Наши коалиционные партнёры не были готовы твёрдо продолжить политику, которую мы вели до сих пор. Эта политика основывалась на двух неприкосновенных принципах. Первый: Косово является частью Сербии, и второй: Сербия может вступить в ЕС только вместе с Косово.



Айя Куге: Президент Сербии Борис Тадич считает, что Коштуница, заручаясь поддержкой националистов, пытался выдвигать Евросоюзу невыполнимые требования – отменить признание независимости Косово – только для того, чтобы европейская интеграция страны стала невозможной.



Борис Тадич: Это для меня было ясным доказательством того, что правительство "сломалось" на замедлении процесса европейской интеграции. Я не хотел вести споры по этому вопросу, считая, что такая дискуссия ослабляет политические позиции Сербии, ставит под вопрос её экономическое развитие, необходимые стране иностранные инвестиции, ослабляет возможности защиты Косово и Метохии.



Айя Куге: Атмосфера в Сербии сложилась такая, что люди снова делятся на предателей и патриотов. Для сербских националистов каждый, кто не готов пожертвовать своим будущим и будущим своих детей ради Косово, считается изменником.


Помощник министра иностранных дел Сербии Милица Делевич.



Милица Делевич: Евросоюз и европейская интеграция - вначале они были практически единственным общим знаменателем правительства, но в конечном итоге именно эта тема стала причиной полного расхождения. Я принадлежу к тем, кто хочет видеть Сербию в составе Европейского союза, но я считаю, что наш путь к этой цели состоит не в догматическом повторении фразы: «У Сербии есть европейская перспектива». Наш путь состоит в том, что мы должны выбрать те ценности, которые делают европейское будущее страны возможным. Чтобы интегрироваться в Европу, мы должны, прежде всего, осудить такие понятия, как «предатель» и «иностранный наёмник», которые вновь появились у нас.



Айя Куге: Наблюдатели расходятся в мнении о том, останется ли в новой предвыборной кампании косовская тема главной, или она уже исчерпана, народ понял, что Косово для Сербии потеряно.


Белградский политический аналитик Джордже Вукадинович никогда не скрывал свою близость к консервативным кругам премьер-министра Воислава Котшуинцы. Он жалуется сейчас, что Сербия неприлично быстро забыла Косово.



Джордже Вукадинович: Чисто риторически Косово будет присутствовать в предвыборной кампании, и это самое большее, чего можно ожидать. Однако уже видно, что Сербия будет больше занята сама собой – это в последние недели доказывает, по меньшей мере, половина политических партий и, следственно, половина избирателей. Когда даже ничего не было еще известно про выборы, и тогда уже проявилась тенденция столкнуть вопрос Косово в сторону. Очень быстро, слишком быстро мы сняли с себя траурные одежды и теперь говорим о том, что нужно смотреть в будущее, жизнь продолжается, что надо найти лучшую стратегию, чтобы защищать интересы государства, сербов в Косово и всех граждан Сербии. Однако и в таких заявлениях стоило бы иметь больше чувства меры. Часть наших политиков поторопилась отказаться от Косово, и теперь снова пресно говорят о европейской интеграции. И всё это в момент, когда ЕС грубейшим образом попирает интересы Сербии и её граждан. Я не предлагаю сидеть в мышиной норе, грустить и сердиться на весь мир, но всё-таки нужна нормальная острая реакция государства. Мы на это не готовы, и ответственность за эту вялость несёт партия президента и её коалиционные партнёры.



Айя Куге: Да, кажется, что тема Косово постепенно начинает уходить из центра интересов сербской общественности, хотя со дня провозглашения независимости не прошёл еще и месяц. Эксперты считают, что именно от того, сумеют ли сербские демократы сделать главной темой в предвыборной кампании социальные и экономические вопросы, которые Сербия, несомненно, может решить только через сближение с Европейским союзом, зависит исход выборов. Социолог Милан Николич.



Милан Николич: ЕС – это долгосрочный интерес Сербии и большинства её граждан. Результаты недавнего опроса общественного мнения показали, что число сторонников вступления в Евросоюз возросло и составляет уже 79%. Большинство граждан хотят быть в ЕС. Одновременно многие из них чувствуют травму и недовольство политикой Евросоюза по отношению к Косово, чему не стоит удивляться. Половина опрошенных заявили, что очень несчастливы из-за такого поведения Европы. Но, несмотря на это, наша перспектива только в ЕС. И если кто-то в нашем руководстве заставляет нас оставаться в изоляции и таким образом вместо одного поражения выбрать два, то это плохая политика.



Айя Куге: Граждане Сербии выбирают Европу из-за практической пользы, рассчитывая на улучшение уровня жизни. Хотя пока рано прогнозировать исход парламентских выборов, но специалисты считают, что, вероятнее всего, повториться ситуация, которая была два месяца назад, когда на президентских выборах с небольшим перевесом победил проевропейский демократ Борис Тадич. Вот мнение сербского политолога Слободана Марковича.



Слободан Маркович: Граждане полностью отдают себе отчёт, какими могут быть последствия, у них реальные представления о будущем. А это, несомненно, в пользу демократического блока. Ведь люди понимают, что, в случае победы консервативного и националистического блока, в Сербии начнётся рецессия, иностранные инвестиции прекратятся и во многих аспектах повторится ситуация 90-тых годов.



Айя Куге: Для многих в Сербии самым важным считается экономический аспект будущего страны. Ведь политический кризис в такой бедной стране, как Сербия, тесно связан с экономическим кризисом. Те, кто взял кредиты, в лёгкой панике – процентные ставки по кредитам меняются не в их пользу. А цены на товары, особенно продовольственные, уже начали возрастать. Планировалось, что в 2008 году в Сербию будет инвестировано 4 миллиарда евро, но руководство признало, что теперь этого ожидать нереально. Западные инвесторы в массовом порядке замораживают свои планы, ожидая исход выборов. Многое зависит и от того, как скоро по окончании выборов удастся создать новый кабинет министров - нынешнее правительство в отставке, так называемое техническое правительство, имеет крайне ограниченные возможности действий.


Экономический эксперт Мирослав Прокопиевич считает, что важно бы было, чтобы теперь президент Сербии, - вместо правительства, - взял на себя ответственность и поскорее подписал соглашение о сближении с Европейским союзом.



Мирослав Прокопиевич: Последствия не подписания соглашения о стабилизации и ассоциации с Европейским союзом – это не просто отсутствие одного документа. Это вся ориентация страны. До тех пор, пока соглашение не будет подписано, будет считаться, что Сербия выбрала евро-атлантическую интеграцию, а совсем другой путь. А в такой ситуации и в такой стране увеличиваются политические и экономические риски, инвестиции уменьшаются, растёт инфляция, появляется нехватка товаров в магазинах. Практически страна катится вниз. И если Сербия бы осталась в этом статусе надолго, она действительно вернулась бы в бедность девяностых годов. Можно прогнозировать, что и во время правления технического правительства экономические показатели в определённом смысле будут снижаться, в первую очередь, биржевые показатели. Быстрее будет снижаться курс национальной валюты по отношению к евро. И эти негативные тенденции будут усиливаться соразмерно политической неизвестности. Тот факт, что антиевропейские партии в Сербии стали популярными, будет влиять на ситуацию.



Айя Куге: Выборы – это и шанс, и опасность для Сербии. Шанс сплотить демократический блок на основе желания граждан иметь перспективу лучшей жизни. И опасность, что из-за травмы от потери Косово может победить националистическая политика самоизоляции. Предстоящие выборы уже называют референдумом «за» или «против» Европы, историческими выборами.


Директор неправительственной организации «Балканский фонд за демократию» Иван Вейвода.



Иван Вейвода: Про все выборы, начиная с 2000 года, мы говорили, что они исторические. И нам все время кажется, что вот-вот, и мы сможем сказать, что следующие выборы уже не будут «историческими», что они будут «нормальными» - такими, что не будут ставить под вопрос наш европейский, евро-атлантический, нормальный демократический путь.



Айя Куге: Предвыборная кампания в Сербии уже началась. Проевропейские политики решают задачу: как примирить два противоположных чувства сербских избирателей – эмоциональную потребность проявить недовольство западной политикой по отношению к Сербии и рациональное желание вступить в Европейский союз.


XS
SM
MD
LG