Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Взгляд кандидатов на пост президента США на проблемы расширения НАТО


Ирина Лагунина: Что изменится во внешней политике США с приходом в Белый Дом нового президента? На этот вопрос попытался ответить один из влиятельных американских мозговых центров – Совет по внешней политике. Он пригласил на дискуссию советников по международным делам каждого из трех кандидатов. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Кандидаты на пост президента успели уже многое сказать на темы международной политики. Дискуссия, состоявшаяся на днях, имела целью подробное изложение их взглядов в этой области. Каждый из трех кандидатов был представлен советником. Этот человек в случае избрания его шефа президентом почти наверняка займет высокий пост в новой администрации.


В начале апреля в Бухаресте состоит саммит НАТО. В повестке дня бухарестского саммита – рассмотрение вопроса о том, как Македония, Хорватия и Албания выполняют План действий для вступления в НАТО, а также обсуждение более отдаленных перспектив присоединения к Североатлантическому Союзу Украины и Грузии. Естественно, что тема саммита стала основной в ходе дискуссии советников кандидатов на пост президента США.


Первой свое видение перспектив расширения НАТО изложила Сьюзен Райс, советник Барака Обамы. Она карьерный дипломат, в администрации Билла Клинтона занимала должность заместителя госсекретаря по делам Африки, а в последние годы работала в Институте Брукингса.



Сьюзен Райс: Позвольте мне начать с того, что, с точки зрения сенатора Обамы, расширение НАТО отвечает нашим интересам, и что процесс должен продолжаться по мере готовности стран соответствовать требованиям, которые предъявляются к члену НАТО. Таким образом, что касается первых трех стран, дожидающихся своей очереди, то там есть моменты, которые требуют решения в рамках НАТО – особенно это касается чувствительного для Греции вопроса о названии Македонии.


Присоединение этих стран не только соответствует нашим интересам, но и будет способствовать укреплению Европы и нашей общей способности отвечать на растущее давление, которое оказывает на своих соседей Россия. Так что в отношении этих трех стран мы хотели бы найти возможность двигаться вперед.


Что касается Украины и Грузии, то они, конечно, находятся на более ранней стадии. Существуют некоторые сложные проблемы, которые необходимо разрешить. Сенатор Обама приветствовал то, что они готовы принять и исполнить план действий для вступления в НАТО. И мы хотим работать с нашими партнерами в разумном темпе с тем, чтобы принять во внимание все сложные моменты.



Владимир Абаринов: На тот же вопрос отвечает Рэнди Шёнеманн – советник кандидата республиканцев Джона Маккейна. Шенеманн имеет богатый послужной список в области внешней политики. Он занимался этими вопросами в Сенате, Пентагоне и ряде неправительственных организаций.



Рэнди Шенеманн: Сенатор Маккейн высказывался в пользу расширения НАТО еще в 1994 году, задолго до того, как такую же позицию заняла администрация Клинтона. Он твердо верит в ценность Североатлантического союза и приема в него новых членов. Одним из крупнейших успехов НАТО после окончания «холодной войны» стало ее расширение – сначала за счет приема Польши, Венгрии и Чехии, а затем семи государств вильнюсского этапа.


По поводу Албании, Хорватии и Македонии сенатор Маккейн высказывался ясно: он поддерживает их вступление. Они готовы к членству.


Относительно Украины и Грузии сенатор Маккейн тоже заявлял, что нужно уважать их стремление к сближению с союзом. Он полагает, что давно назрела необходимость принять для них план действий, который еще означает не полное членство и не гарантию приема, но признание их стремления вступить в союз. В случае с Украиной имели место, как известно, некоторые перипетии в руководстве страны, но в случае Грузии, которая недавно провела референдум, народ в подавляющем большинстве высказался за сближение с НАТО и в конечном счете за вступление в НАТО.


Теперь о России. Не думаю, что позиция сенатора Маккейна для многих составляет секрет. Он любит повторять, что посмотрел в глаза Путину и увидел в них буквы К, Г и Б. Теперь в России новый лидер, избранный президентом Медведев. Интересно, что он остается главой Газпрома и недавно урезал на 50 процентов поставки газа Украине. Сенатор Маккейн считает это серьезной проблемой, и мы не можем делать вид, что проблемы не существует.


По вопросу о приеме в НАТО Грузии и Украины. Главное возражение против реализации плана действий в этом направлении состоит в том, как отреагирует на это Россия. Сенатор Маккейн заявлял многим европейским лидерам, что НАТО имеет свои принципы, и один из самых важных гласит, что государства, не состоящие в союзе, не пользуются правом вето при решении вопроса о приеме новых членов. Это не значит, что мы игнорируем озабоченность России. Но если бы мы предоставили русским право вето, мы не смогли бы принять в НАТО ни Латвию, ни Литву, ни Эстонию. Если мы фактически предоставим русским право вето в отношении членства Украины и Грузии, мы оставим эти страны в стрегической серой зоне, и это лишь ободрит сторонников жесткой линии, которые, как представляется, преобладают в российском руководстве. И это будет ужасной ошибкой.



Владимир Абаринов: И наконец, внешнеполитический советник Хиллари Клинтон Мара Рудман. Она тоже работала в Белом Доме при Билле Клинтоне и в комитете по международным делам нижней палаты Конгресса.



Мара Рудман: Сенатор Клинтон тоже всегда была твердым поборником расширения, в том числе за счет вступления Македонии, Хорватии и Албании. Она ожидает оценки, насколько эти страны соответствуют условиям, которым они должны соответствовать, и очень надеется, что на встрече в Бухаресте эта оценка окажется положительной, и мы сможем двигаться вперед.


В отношении Украины и Грузии следующим шагом должно быть принятие конкретных планов действий. Думаю, администрация Буша не предприняла всех необходимых дипломатических усилий с тем, чтобы продвинуть вопрос как в отношении трех стран первой очереди, так и в смысле подготовительного этапа для Грузии и Украины.


Что касается отношений с Россией, думаю, существует озабоченность тем, как администрация Буша в начальный период своего пребывания у власти вела дела с президентом Путиным. Но есть также ощущение, что необходимо поддерживать баланс: с одной стороны, мы должны быть очень жесткими с Путиным и его преемником с тем, чтобы не позволить им определять, к примеру, кто вступает в НАТО, а кто нет, но с другой стороны – признавать, что это страна, с которой нам необходимо взаимодействовать на самых разных направлениях.


Думаю, за последние семь лет мы выдвигали слишком много ультиматумов, которые не пошли на пользу ни нам, ни остальному миру. Нам нужно найти способы достигать наших целей при решении различных проблем и в то же время не отталкивать от себя наших друзей и союзников.



Владимир Абаринов: С вопросом расширения НАТО тесно связан другой – о размещении элементов системы противоракетной обороны в Чехии и Польше. Советник Барака Обамы Сьюзен Райс считает, что при решении этой проблемы американской дипломатией были допущены серьезные ошибки, и намерена эти ошибки исправить.



Сьюзен Райс: По мнению сенатора Обамы, администрация Буша усложнила себе задачу при решении этого важного вопроса тем, что не провела заблаговременные и детальные консультации с нашими союзниками в НАТО и вообще в Европе и не вступила в диалог с Россией, прежде чем двигаться вперед. Он поддерживает развертывание системы противоракетной обороны в тех пределах, в каких она может быть эффективной, и в том случае, если эта эффективность будет подтверждена, а на сегодняшний день это не так; кроме того, расходы должны соответствовать целям развертывания.


Как известно, противоракетная оборона защищает нас лишь от потенциального ограниченного применения ракетно-ядерного оружия. Но наиболее вероятная угроза для нас – это нападение с использованием неконвенциональных средств, которые возможно ввезти в страну морем в грузовых контейнерах. Система ПРО, разумеется, не в состоянии предотвратить эту угрозу.


Пока система будет отработана до степени необходимой эффективности, у нас есть время, чтобы смягчить трения в отношениях с нашими европейскими партнерами, вызванные неуклюжей дипломатией администрации Буша. Сенатор Обама будет готов изучить вместе с русскими пути развертывания системы ПРО в Европе, которые допускают сотрудничество в той мере, в какой это вообще возможно. Но Россия не будет иметь права вето по вопросу о противоракетной обороне в Европе.



Владимир Абаринов: Как относится советник Барака Обамы к российской идее совместного использования радиолокационной станции на территории Азербайджана?



Сьюзен Райс: Насколько я понимаю, вопрос изучался, хотя и запоздало, и, возможно, все еще изучается на каком-то уровне. И я полагаю, что это не решает проблему. Но это имеет смысл, поскольку снижает накал российских возражений, а мы тем временем должны делать то, что необходимо. В том виде, в каком они предлагают это нам, предложение может оказаться неосуществимым, но дискуссии и изучение такой возможности сами по себе полезны.



Владимир Абаринов: Рэнди Шёнеманн, советник Джона Маккейна, уверен, что ошибки, если они и были, не столь уж значительны.



Рэнди Шенеманн: Да, это очень любезно со стороны России предлагать нам использовать объекты на территории другого суверенного государства. Когда-то она действительно была частью Советского Союза. Но я думаю, в Кремле есть люди, кто так и не примирился с тем, что президент Путин назвал крупнейшей трагедией 20-го столетия – с распадом Советского Союза.


В отношении противоракетной обороны я был рад услышать слова Сьюзен о том, что Россия не получит права вето, поскольку она не должна иметь права вето. Это размещение элементов системы на территории суверенных Польши и Чехии. И я не думаю, что дипломатия создала такие уж острые трения. Вместе с тем, возможно, до некоторой степени правы те европейские страны, оторые утверждают, что консультации с НАТО должны были быть более широкими.



Владимир Абаринов: Советник Хиллари Клинтон Мара Рудман подчеркнула необходимость сбалансированного подхода к отношениям с Россией.



Мара Рудман: Я согласна с тем, что противоракетную оборону следует внедрять в той мере, в какой она этого заслуживает, и оценивать ее следует именно с точки зрения ее эффективности.


Я думаю, Рэнди, вы подходите к вопросу несколько легковесно, хотя я и ценю ваше признание того факта, что мы, возможно, наломали дров своей дипломатией в Европе – полагаю, в том числе в Польше и Чехии. Думаю, мы также создали проблемы в отношениях лидеров этих стран с собственным населением. Так что я считаю, нам предстоит много дипломатической работы по расчистке этих завалов.



Владимир Абаринов: Внешнеполитическая повестка дня США, конечно, не исчерпывается этими двумя вопросами. Но в отношениях с Россией именно они, судя по всему, будут играть определяющую роль.


XS
SM
MD
LG