Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Военные кафедры останутся только в 67 российских вузах


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Андрей Шароградский: Российские высшие учебные заведения в этом году лишаются почти двух третей расположенных на их территориях военных кафедр. Приказ о ликвидации уже подписал премьер-министр Виктор Зубков. Место закрытых кафедр займут учебные центры, которые Минобороны намерено создать в крупнейших федеральных вузах страны. Военный эксперт Виктор Баранец уверен, что с помощью студентов решить вопрос офицерского состава в вооруженных силах невозможно.



Максим Ярошевский: О массовом сокращении кафедр в 2005 году говорил вице-премьер Сергей Иванов, тогда он добавил, что ликвидация начнется как раз в 2008-2009 году. Согласно плану Минобороны, военные кафедры останутся только в 67 вузах. При этом помещения, в которых велись занятия для будущих офицеров запаса, пустовать не станут. В крупнейших федеральных вузах планируется, по сути, возобновить работу кафедр, однако называться они будут «учебные военные центры». Если студент хочет получить образование в учебном военном центре, поступая на первый курс университета, он заключает договор - таково требование Минобороны. После окончания обучения в вузе он обязан еще три года отслужить в рядах вооруженных сил. При этом во время учебы он получает повышенную стипендию, в три раза превышающую стипендию обычного студента вуза.


По мнению военного эксперта Виктора Баранца, Минобороны, вынуждая студентов подписывать договор, преследует свои собственные цели.



Виктор Баранец: Теперь лейтенант, который отучился в вузе и не хочет служить, он обязан возместить государству деньги, а это деньги немалые. Потому что подготовка одного офицера в среднестатистическом вузе обходится примерно порядка 20-25 тысяч долларов. Не у каждого юного лейтенанта найдутся такие деньги, чтобы рассчитаться с Минобороны за то, что он не хочет быть офицером. Но это одна сторона вопроса. Так вот, эту на полухолостом ходу работающую военную машину как раз Министерство обороны намеревается компенсировать за счет офицеров, призванных из учебных военных центров. Я думаю, это проблему не решает. Это, в общем-то, пародию на эту серьезнейшую проблему. И надо все-таки заниматься не подготовкой так называемых этих «сырых» лейтенантов, а надо все-таки сосредотачивать главное внимание на подготовке настоящих офицеров в военных вузах и академиях.



Максим Ярошевский: Сокращение количества военных кафедр -вполне ожидаемый шаг от Министерства обороны России По сути, деньги, выделяемые на обучение будущего офицерского состава, затрачиваются огромные, однако высококвалифицированных лейтенантов, готовых к службе хотя бы сроком на один год, вооруженные силы не получают, считает Виктор Баранец.



Виктор Баранец: Посмотрите, пожалуйста, на личный состав кафедр, где работают люди. Ведь в сущности это обязательно списанные по здоровью или не способные продолжать службу офицеры, это люди невезучие, это люди, которые зачастую совершили разные преступления. Это люди, которые вообще не нашли себя в армии. Вы понимаете, на военную кафедру не посылают блистательных офицеров. Это люди бывают зачастую разведенные, у которых судьба не сложилась, служба не сложилась. На кафедрах учебные пособия мыши или крысы уже наполовину сгрызли. Техника ржавая или не работающая, она принадлежит чуть ли не к 40-м годам, как я в одном вузе пушку видел. В общем, это все смешно и нелепо, это все по-русски.



Максим Ярошевский: Непонятна судьба тех студентов, которые уже служат на военных кафедрах, но закончить обучение из-за их закрытия не успеют. Руководствуясь постановлением правительства, порядок завершения их обучения должен определить министр обороны. Он, в свою очередь, может отправить их служить уже после получения диплома на год рядовым. По мнению Виктора Баранца, проблема заключается не в самом факте закрытия такого количества военных кафедр по всей стране. Сложно себе представить, что факультативно можно сделать из студента офицера.



Виктор Баранец: Надо все-таки сосредотачивать главное внимание на подготовке настоящих офицеров в военных вузах и академиях, где у людей только по тактике по 400 часов, по строевой подготовке по 250 часов. То есть там готовятся настоящие профессионалы. У нас же выпускник военного вуза - это, получается, лейтенант, выращенный на общественных началах. Армия от этого ничего фактически не приобретает. Спрашивается, зачем нам придумывать эту систему, которая уже десятилетиями доказала, что она совершенно неработоспособна. Я просто удивляюсь на наше правительство, на Минобороны, которые хотят перехитрить жизнь. Ничего не получится. Сейчас просто государство не мытьем, так катаньем пытается как-то за счет вот этого студенческого резерва, на которого напялят погоны, компенсировать очень важную проблему: становой хребет армии они хотят компенсировать этими "сырыми" офицерами запаса. Я считаю, что это опасные игры, которые могут очень серьезно ударить по боеготовности государства и, естественно, нанести гигантский финансовый урон военной казне.



Максим Ярошевский: Такого мнения придерживается военный эксперт газеты "Комсомольская правда" Виктор Баранец. Член Союза Комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова не знает, кому именно выгоднее избавиться от военных кафедр - Министерству обороны, которое давно страдает от нехватки квалифицированного офицерского состава, или высшим учебным заведениям, которые могли за счет воинского обучения и последующего присвоения звания офицера запаса законно избавлять студентов от службы в вооруженных силах.



Валентина Мельникова: Это настолько специфическая проблема. Нужны такие специалисты - ну, пусть попробуют. Если Министерство обороны и наш президент способны военные академии перебрасывать бог знает в какую глухомань, если им военная наука не нужна, ну, так что же говорить про лейтенантов? Это все какие-то волюнтаристские истории такого странного порядка. Со всей этой бестолковщиной примиряет только одно: я знаю точно, что на военную кафедру, так же как и на призыв, нельзя по закону отправить ни одного человека. Потому что ни один молодой человек, доживший в России до 18 лет, не пригоден по здоровью к военной службе по призыву. А у них перед тем, как их должны зачислять на эту подготовку, их должны обследовать как рядовых.



Максим Ярошевский: Российские вооруженные силы который год страдают от нехватки квалифицированного офицерского состава. По разным данным, из 20 тысяч лейтенантов, которые должны проходить службу, недостает около 10-12 тысяч. Кому же важно избавиться от кафедр - непонятно.



Валентина Мельникова: Армия вообще не может быть заинтересована, у них лейтенантов нет вообще, младших офицеров там не хватает. И поэтому вот сейчас, с 1 января, они не будут призывать их больше, и что там будет, как там будет, кем они будут заполнять эти штатные единицы? Ну, может быть, там достаточно выпускников училищ офицерских? Да и вузам, в общем, все равно было. Какая-то странная комбинация, не все поддается логическому осмыслению. Решение закрыть военные кафедры и прекратить призыв офицеров запаса, выпускников военных кафедр, оно, вообще, логичное. А открытие этих странных центров… Не знаю. То ли не справляется военное образование, не может готовить достаточное количество офицеров, таких полноценных, то ли у них уровень недостаточный.


XS
SM
MD
LG