Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Украина отметит 350-летие поражения русского войска с государственным размахом


Поворот рек в истории. Поражение русского авангарда в июне 1659 можно трактовать и как блистательную победу

Поворот рек в истории. Поражение русского авангарда в июне 1659 можно трактовать и как блистательную победу

Президент Украины Виктор Ющенко своим указом распорядился широко отметить 350-летие победы казацких войск над русским авангардом в битве под Конотопом. Историки двух стран расходятся в оценке значимости этого сражения.


Правительство Украины и администрация Сумской области должны в ближайшее время решить вопрос о строительстве мемориального комплекса на месте т.н. Конотопской битвы в селе Шаповаловка. К предстоящей круглой дате выпустят документальный фильм, юбилейную монету и почтовую марку. Победу запорожского войска под предводительством гетмана Ивана Выговского также ознаменовать переименованием улиц и площадей городов. Все эти мероприятия, как подчеркивается в президентском указе, призваны «восстановить национальную память и историческую правду» о событиях середины XVII века.


В ходе русско-польской войны 29 июня 1659 года под Конотопом произошло сражение русских войск и коалиционных сил в составе украинских казаков, польского отряда Андрея Потоцкого и крымского войска Мехмета IV Гирея.


Историк Виктор Горобец называет сражение одним из самых приметных в истории своей страны: «Раньше мы хорошо знали о битве под Желтыми водами, под Корсунем, под Пылевцами, Берестечкой. Конотопская битва была табуированной темой. Силы были примерно равны, но благодаря умелым действиям Выговского и крымского хана, и из-за оплошностей воеводы российской армии Семена Пожарского последний потерпел весьма ощутимое поражение».


После смерти сторонника объединения с Москвой Богдана Хмельницкого в запорожском казачьем войске произошел раскол. Часть его соратников по-прежнему ориентировалась на Русь, другие хотели возврата под управление Речи Посполитой. В результате внутренней борьбы гетманом стал сторонник сближения с Польшей Иван Выговский. Москва направила против него свои войска после того, как гетман подписал договор с Речью Посполитой о возвращении Украины в ее состав. По словам Виктора Горобца, в советской историографии Конотопская битва искаженно подавалась как сражение русских войск с крымскими татарами, в которой на стороне последних принимал участие «изменник» Выговский.


Историк призывает не рассматривать годовщину Конотопа в контексте нынешних напряженных отношений между Москвой и Киевом. Подтверждая свое взвешенное отношение к истории, украинские власти планируют в будущем году отметить и 300-летие русско-шведской битвы под Полтавой.


Известный московский специалист по этому периоду профессор МГИМО Андрей Зубов удивлен выбором украинских властей. По его мнению, Конотопская битва не сыграла никакой роли ни в становлении украинской государственности, ни в развитии самосознания украинского народа. Ее номинальный победитель гетман Выговский вскоре был отстранен казацкими полковниками от власти и бежал из страны: «Битва завершилась гибелью авангарда московской армии, которую возглавляли Пожарский и Львов. Там погибло 5 тысяч человек, но основная армия боярина Трубецкого при этом не пострадала, она отступила в Путивль. А дальше все очень быстро поменялось. Вся Восточная Украина была возмущена этим действием Ивана Выговского, казачьи полковники после этого стали быстро переходить на сторону Юрия Хмельницкого, сына Богдана Хмельницкого, который в середине сентября [1659] стал гетманом. Выговского полковники заставили отдать бунчук (символ гетманской власти – РС) и передали его человеку, который был лоялен Москве. Результат Конотопской битвы был ликвидирован в течение одного-двух месяцев».


По мнению г-на Зубова, стремление казаков под российскую корону имело под собой прагматическую основу: «Алексей Михайлович [Романов] был царь православный и мягкий, в отличие, скажем, от Ивана Грозного. Но [присоединяться] с одним условием – c сохранением автономии, вольностей, законов, то есть ни в коем случае не инкорпорация Украины в состав Московского царства, если говорить современным политологическим языком, широкая автономия в его составе. А вот казачья верхушка (в первую очередь ее интересы выражал как раз гетман Выговский, который сам казаком не был, а был польским шляхтичем), предпочитал Польшу, потому что там не было абсолютной монархии, Польша была шляхетской республикой; высокопоставленным казачьим начальникам обещали сенаторские посты, и они предпочитали Польшу России, боясь власти царя. Кроме того, они постоянно вступали в союз против Москвы с ханом, и это тоже отталкивало от руководства казачьи массы, для которых хан был всегда мусульманским, поганым».


XS
SM
MD
LG