Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Профессор МГИМО Андрей Зубов о решении Украины отметить годовощину Конотопской битвы


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие историк, профессор МГИМО Андрей Зубов.



Андрей Шарый: Конотопская битва, несмотря на ее знаковое значение победы над московским войском, не сыграла большой роли ни в становлении украинской государственности, ни в развитии самосознания украинского народа, считает известный московский историк, профессор МГИМО Андрей Зубов. Победитель, гетман Выговский, вскоре был отстранен казацкими полковниками от власти и бежал из страны.



Андрей Зубов: Битва при Конотопе, на мой взгляд, совсем неудачно выбранная дата. Хотя, безусловно, это было, может быть, самое громкое поражение московской армии среди всех событий на Украине середины XVII века, но тем не менее она не имела никаких поворотных моментов в истории Украины. Битва завершилась, действительно, гибелью авангарда московской армии, которую возглавляли Пожарский и Львов, два князя, погибло там около 5 тысяч человек, но основная армия боярина Трубецкого при этом не пострадала, она отступила в Путивль. А дальше все очень быстро поменялось, как раз наоборот, вся Восточная Украина была возмущена этим действием Ивана Выговского. После этого очень быстро стали один за другим полковники казачьи переходить на сторону Юрия Хмельницкого, сына Богдана Хмельницкого, который в середине сентября стал гетманом. А Выговского полковники заставили отдать бунчук и передали его человеку, который был лоялен Москве. Результат Конотопской битвы был стратегически ликвидирован буквально в течение одного-двух месяцев.



Андрей Шарый: Скажите, действительно ли борьба внутриполитических кланов на Украине, казачьих воевод была кровавой, и Украина колебалась между Польшей, Москвой, стремлением к собственной независимости? Сколько вектором там было?



Андрей Зубов: Простой казачий народ и большинство полковников Восточной Украины были за союз с Москвой и за подданство московскому царю. Во-первых, потому что это был царь православный, во-вторых, Алексей Михайлович был мягкий царь, в отличие, скажем, от Ивана Грозного или Ивана Третьего. Но с одним условием - это сохранение автономии, вольности, законов, то есть ни в коем случае не инкорпорация Украины в состав Московского царства, а некая, если говорить современным политологическим языком, широкая автономия в составе Московского царства. С другой стороны, верхушка казачья (и в первую очередь ее интересы выражал как раз гетман Иван Выговский, который, кстати, сам казаком не был, а был польским шляхтичем) предпочитала Польшу, потому что в Польше не было абсолютной монархии, Польша была такой республикой шляхетской, и этим высокопоставленным казачьим начальникам обещали сенаторские посты, они предпочитали Польшу России, боясь власти царя. Кроме того, они постоянно вступали в союз с ханом против Москвы, и это тоже отталкивало от руководства казачьи массы, для которых хан был всегда мусульманский, поганый.



Андрей Шарый: А были какие-то сильные сепаратистские тенденции для того, чтобы получило независимость государственную это образование?



Андрей Зубов: Вопрос о независимости тогда вообще не стоял. Вопрос стоял лишь об автономном статусе, причем о широкой автономии или в составе Польши, или в составе Московского государства. Украина была на самом деле достаточно слабым тогда образованием.



Андрей Шарый: Понятно, что любой народ выбирает те праздники, которые он хочет. И Россия тут теперь празднует победу над поляками 1612 года, и Польша довольно нервно к этому относится. С точки зрения исторической науки корректно провозглашение новых таких праздников, связанных с победами национального оружия над тем или другим соседним государством?



Андрей Зубов: Речь должна идти не о победе над другим государством, а в первую очередь датах, которые были поворотными моментами в истории самого народа. События 1612 года – это был поворотный момент не в отношениях с поляками, ничего там не изменилось на самом деле, а был поворотный момент в возрождении Русского государства, которое пришло практически в полный упадок во время Смутного времени. Поэтому это оправданная дата, которая, кстати говоря, издревле отмечалась и русской церковью, и русским обществом. Совершенно другое дело битва при Конотопе, которая не повернула события на Украине, не привела ее к независимости, не привела ее к национальному возрождению. В этом смысле я бы рекомендовал, если уж Украина ищет историческую дату, которая действительно поворотна для истории Украины, именно Украины, а не Украины с Россией, то это дата давно забытая, но тем не менее очень славная в истории как раз Украины, это победа Ольгерда Гедиминовича в 1363 году у Синих Вод. Именно тогда, разгромив Орду, литовский князь фактически восстановил после 120 лет владычества татаро-монгол свободу православной западной части Руси, то есть нынешней Украины и Белоруссии, и тем самым положил начало складыванию своеобразной западнорусской культуры, которая потом стала культурой украинцев. Но как раз эта дата была совершенно непопулярна ни в царской России, потому что она говорила об отделении, культурной инаковости Украины от Великороссии, ни тем более в Советской России.



Андрей Шарый: Ну, может быть, там еще смысл в том, что тут все-таки речь идет о гетманах, а в той битве у Синих Вод, о которой вы говорите, там же литовский князь. Зачем он нужен украинцам?



Андрей Зубов: Литовский князь был литовским князем, но большинством полков командовали русские князья с Украины, то есть командовали те же киевские, переяславльские князья, путивльские князья. То есть фактически литовское войско было небольшое, основная часть была русского войска. И если это повернуть правильно, то это действительно важная дата. А здесь, вы понимаете, гетман, который через два месяца после этого перестал быть гетманом, причем по настоянию самих же украинцев. В общем, действительно здесь только одно важно, в Путивле, что это борьба Украины с Россией и победа над Москвой.


XS
SM
MD
LG