Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Открытое письмо деятелей культуры в защиту Максима Резника


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Кирилл Кобрин : Ситуация вокруг петербургского отделения партии "Яблоко" и его руководителе Максиме Резнике, который находится под стражей. Его обвиняют в нападении и оскорблении сотрудников милиции. В защиту Резника выступили уже известные общественные деятели и правозащитники. И вот сегодня обнародовано письмо в его поддержку, подписанное крупнейшими российскими деятелями культуры, среди которых председатель петербургского отделения ПЕН-клуба Константин Азадовский, режиссер Алексей Герман, поэт Александр Кушнер, литератор Самуил Лурье, бард Александр Городницкий, истори Яков Гордин. Подписал письмо и писатель Борис Стругацкий, с которым побеседовала наш корреспондент в Петербурге Татьяна Вольсткая.



Татьяна Вольтская: Борис Натанович, в последнее время арест уже у довольно многих людей вызывает возмущение, по крайней мере, некоторой части общества. Почему вы подписали именно письмо в защиту Максима Резника?



Борис Стругацкий: Вы знаете, если честно, то только потому, что ко мне обратились с таким предложением. Я вообще говоря, готов заступиться за любого человека, который несправедливо пострадал. Вот обратились насчет Резника, я и защищаю Резника в силу своих слабых возможностей. Потому что история омерзительная, я бы даже сказал, страшноватая. Хорошо бы, если бы все-таки как-то удалось этот произвол прекратить и остановить. Не знаю, что получится, но уверен, что-нибудь выйдет.



Татьяна Вольтская: Эта страшноватая история видится вам отдельно взятой или стоящей в неком ряду?



Борис Стругацкий: Она, безусловно, стоит в ряду. Идет наступление на оппозиционные силы. В данном случае ситуация особенно серьезна, потому что Резник все-таки представитель партии, хорошо известной партии, популярной среди определенной части электората партии. Это уже дело явно политическое, явно! Если можно было говорить о каких-то отдельных мало существенных инцидентах, то сейчас уже речь заходит о некоей системе. Это особенно неприятно и страшно. Но, вообще, приличные люди обеспокоены.



Татьяна Вольтская: Вот Медведев только что обмолвился о необходимости свободы.



Борис Стругацкий: Да, нет, все, что говорит Медведев, прекрасно. И я готов подписаться под каждым произнесенным им словом. Но, во-первых, у нас еще пока не Медведев, а Путин, а, во-вторых, слова - это одно, а дело - другое. Мы видели и неоднократно, как слова с делами расходятся.



Татьяна Вольтская: Может ли интеллектуальное сообщество как-то противостоять тенденции, о которой вы говорите?



Борис Стругацкий: Противостоять оно может. Насколько эффективно будет это противостояние - это вопрос совсем другой. Я подписываю протесты, но я на 99 процентов уверен, что ничем эта идея с подписанием не кончится. И все будет сделано так, как было заранее начальством рассчитано. Если заранее начальством было рассчитано Резника, в частности, и "Яблоко" вообще ущучить, значит, они будут ущучены. И никакие протесты не помогут. К сожалению, ощущение у меня такое. Это действительно событие выдающееся. Эти непрерывные таскания в милицию людей, которые всего-навсего хотят выразить протест и выражают его вполне демократично, тихо, без хулиганства.... Ну, вот Машу Гайдар взяли в милицию потащили. Это же свинство. За что? Что она сделала непозволительного? И таких примеров можно привести сколько угодно. В последнее время их становится все больше и больше.



Татьяна Вольтская: Писателям-фантастам свойственно предсказывать будущее. Каким оно видится вам?



Борис Стругацкий: Я ничего хорошего, к сожалению, впереди не вижу. В последнее время происходит процесс огосударствления всего и вся. Этот процесс развивается и чем дальше, тем круче. Оттепель кончилась. Все начинается сначала. Все это мы уже видели.



Татьяна Вольтская: Если все так безнадежно, зачем же протестовать?



Борис Стругацкий: Есть человек-холоп, есть человек-раб, и есть человек вольный. Вольный человек не может не протестовать, не выступать, не требовать изменений, не может слепо и тупо подчиняться. Эти люди всегда были и всегда будут.




XS
SM
MD
LG