Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выставка « История и культура еврейского народа»



Марина Тимашева: В Петербурге, в Российском этнографическом музее проходит выставка "История и культура еврейского народа". Она станет частью экспозиции и получит статус "музея в музее". Говорит Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: На экране – огромная карта Российской Империи. В ней открывается маленькое окошечко и оттуда выглядывает любопытный детский глаз – кудрявая девочка, очаровательное еврейское дитя. Потом через всю карту плавно пролетают шагаловские молодожены, пробегает коза, окошко ширится, мелькают кадры из жизни захолустных еврейских местечек. Вот мальчики в школе водят пальцами по книге, а старый смешной ребе кипятится из-за чего-то. Один мальчишка вообще сладко заснул. Вот степенные бородатые мужчины идут в синагогу, здороваются у крыльца, поднимаются наверх. Вот девушка ведет по тропинке козу. Ей помогает девчушка. Наверное, младшая сестра. Коза убегает, ее ловят. А вот и свадьба – жених и невеста стоят под балдахином. Им дают напиток в стакане. Сначала пьет жених, потом невеста осторожно подносит стакан к губам под густой белой фатой. И, конечно, музыканты. Музыканты играют все время.



(Звучит музыка)



Вообще-то это игровой фильм, но создавался он в 20-е годы явно на богатой, пышной документальной фактуре. Наверное, тогда существовал еще на Васильевском острове первый Музей еврейской цивилизации. Он открылся в 1916 году, а закрыли его в 29-м. Коллекция разлетелась по музеям Советского Союза, многое осело в Этнографическом музее, а заложил коллекцию первый исследователь еврейской культуры, этнограф и драматург Эс. Анский. Это псевдоним фольклориста Шарля Раппопорта, организовавшего в 1911-16 годах первые этнографические экспедиции в губернии черты оседлости - Подольскую, Волынскую и Киевскую. О возрождении Музея еврейской культуры в Петербурге говорят уже несколько лет, но понятно, что целое здание получить трудно, гораздо легче сделать музей в музее. Тем более, что еврейские коллекции Этнографического музея очень богаты – в них более двух с половиной тысяч предметов. Это и ритуальная утварь, и костюмы, и предметы домашней обстановки, и амулеты, обереги, и уникальные деревянные и матерчатые футляры для хранения Торы, украшенные серебряными коронами и, конечно, фотографии. Часть этого богатства теперь выставлена на втором этаже музея. Научный сотрудник Ксения Орехова объясняет смысл и назначение предметов, а заодно и национальные обычаи.



Ксения Орехова: К молитве в синагоге нужно было приступать, очистившись, поэтому в синагоге обязательно стоял рукомойник. Также мы здесь видим специальную кружку для мытья рук. Кружка с двумя ручками – за одну ручку можно было браться грязной рукой, а за другую - уже чистой, вымытой. По окончании чтения Тору укладывали в такой футляр и венчали Тору круглыми навершиями или коронами. Сверху на футляр вешали небольшую серебряную табличку, которая означала, в каком месте Тору нужно открыть в следующий раз и какой праздник будет следующий. Здесь представлены и указки для чтения Торы. И вот маленькие серебряные коробочки, в которых держали фрагменты Торы. Этот свиток называется Мегилат Эстер или Свиток Эстер. Это атрибут праздника Пурим. Также мы видим тут нож для обрезания. Нож драгоценный, украшенный гранатами.



Татьяна Вольтская: Тут же, на мониторе, возникают изображения синагог – деревянные, каменные, построенные в разных странах, все они, в отличие от пышной утвари на витринах, поражают своей простотой.



Ксения Орехова: Дело в том, что внешнее убранство синагоги было очень скромным. Это мог быть просто дом, на котором написано «синагога», а внутри она украшалась очень пышно и богато.



Татьяна Вольтская: Но для меня самыми интересными оказались не эти роскошные футляры для свитков Торы, не серебряные семисвечники, а та часть выставки, которая рассказывает о том, как жили евреи в разных уголках России. Вот, например, Средняя Азия, где жили так называемые бухарские евреи.



Ксения Орехова: Среднеазиатская коллекция у нас представлена, в основном, костюмами. Костюмы хорошо сохранились и можно сказать, что они почти ничем не отличаются от костюмов жителей Средней Азии. И халаты, завязанные на поясе, и полосатая ткань яркая. Но на самом деле отличие есть. Дело в том, что для евреев, проживающих в России, существовал ряд запретов, в том числе, в отношении одежды. Например, мужчинам евреям нельзя было, как мусульманам, носить тюбетейки или чалму. Они должны были носить шапку, сделанную из меха и покрытую сверху тканью. Также еврею нельзя было носить пояс с пряжкой. Они должны были носить просто веревку. Но право носить пояс с пряжкой можно было выкупить. Вот здесь мы видим богатый мужской костюм, тут как раз пояс с пряжкой. В женском костюме тоже были отличия. Вот, например, здесь мы видим кафтан из полосатой ткани. Такая узкая полоска это признак еврейской традиции на Востоке. Также головной убор – платок завязан по-особенному, концами назад. Это признак бухарских евреек.



Татьяна Вольтская: За бухарскими евреями следуют грузинские.



Ксения Орехова: В Грузии евреи проживали, в основном, в городах. Костюмы эти городские, в основном, праздничные. Опять же, здесь евреи очень сильно переняли восточные обычаи. Здесь мы видим колыбель, которая стоит на полу, как раз по восточной традиции, на полозьях, на которых ребенка можно было качать. Еврейский амулет - кожаную полоску, расшитые фрагменты торы и крайняя плоть младенца, которую туда клали после обрезания. Она считалась амулетом и хранилась всю жизнь. Костюмы эти очень нарядные и в этом их отличие от традиционных грузинских костюмов. Женщины грузинки носили более темную одежду, а вот у грузинских евреек одежда была более яркая, и сделанная, как правило, из покупных тканей, а не из кустарных. Свадебный костюм еврейки-невесты был достаточно сложным, головной убор состоял из трех платков, один из которых закрывал часть подбородка и завязывался на темени, сверху был еще один, который повязывался концами назад, и венчала головной убор легкая газовая накидка. Также в костюме невесты присутствует амулет – ожерелье в виде частей рыб. На Кавказе рыба является символом плодородия.



Татьяна Вольтская: Вслед за Грузией мы попадаем в жилище так называемых горских евреев, живших в северном Азербайджане и южном Дагестане. Костюм горской еврейки мало отличается от местного. Ну а дальше все уже понятнее - Центральная Россия, Украина. Но некоторые экспонаты все-таки поражают, например, фрагмент ктуббы – брачного договора 17-го века.



Ксения Орехова: В этой ктуббе прописывались правила поведения мужа по отношению к жене и обязанности жены. Муж обязан был по праздникам дарить жене украшения, подарки ей делать, доставлять ей всяческую радость.



Татьяна Вольтская: Это само по себе замечательно, но когда идешь вдоль этих пестрых витрин, возникает удивительное ощущение другого рода: как бабочка, садясь на дерево, мимикрирует под его кору, так и народ, оказавшийся в незнакомом окружении, как будто перенимает все до мельчайших подробностей. В Азии евреи в халатах, женщины - в чадрах, в горах усваиваются даже обычаи умыкания невесты и кровной мести. Но под этим внешним цветастым ворохом, под сочной мякотью плода, непостижимым образом сохраняется невидимая до поры твердая косточка. Но, благодаря ей, в один прекрасный день все внешнее может быть сброшено ради этой таинственной сути. Как? Почему? Ни одна экспозиция не объяснит. Но ощущение тайны, отблеск некоего высшего замысла, летящего, как стрела, сквозь века и страны, остается.



XS
SM
MD
LG