Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как идет подготовка спортсменов к параолимпийским играм


Ефим Фиштейн: Фрагмент, составленный Людмилой Алексеевой, посвящен подготовке российских спортсменов к параолимпийским играм. Она беседует с председателем параолимпийского комитета российской Федерации Владимиром Лукиным.



Людмила Алексеева: Мой собеседник Владимир Петрович Лукин широко известен как уполномоченный по правам человека Российской Федерации. Но моя беседа с ним о другой сфере его деятельности, такой же благородной, но гораздо менее известной у нас в стране. Лукин является президентом российского параолимпийского комитета. И наша беседа об участии России в параолимпийских играх. Расскажите об этом, Владимир Петрович.



Владимир Лукин: Параолимпийский комитет был создан лет десять тому назад. Этот комитет является общественной организацией, который занимается подготовкой спортсменов-инвалидов для параолимпийских игр. Параолимпийские игры - это соревнования спортсменов с определенными проблемами со здоровьем. Суть этого благородного движения направлена на то, чтобы активизировать инвалидов, чтобы показать им, что несмотря на трагедию которую судьба им послала, они имеют возможности для полноценной активной, в самом прямом, смысле жизни. Имеют возможности для удовлетворения своего здорового честолюбия и амбиций, для того, чтобы представлять свою страну на международных соревнованиях и так далее и просто почувствовать себя полноценными деятельными людьми. Параолимпийское движение зародилось уже довольно давно, лет 15 назад.



Людмила Алексеева: А когда вы туда пришли?



Владимир Лукин: Это было в конце 90 годов.



Людмила Алексеева: И вы до сих пор президент этого комитета? Вы же не инвалид, почему вы этим занялись?



Владимир Лукин: Там возникли, как это часто бывает у нас, какие-то разногласия между людьми, активистами этого движения, они не могли найти такую компромиссную фигуру, с одной стороны, а с другой стороны лицо, которое могло бы их представлять перед властными структурами, перед какими-то спонсорами и так далее. В результате всего этого я, как водится, случайно оказался поблизости от этого дела. Когда я посмотрел на спортсменов-инвалидов, когда я посмотрел как они преодолевают свои собственные тяжелые недуги. Представляете спортсмена одноногого, который едет по олимпийской трассе, такой же олимпийской трассе с горы, осуществляя скоростной спуск на одной ноге – это потрясающе, это героические люди. Постепенно стал прилипать к этому душой и довольно успешно прилип.



Людмила Алексеева: Какие-то успехи были за эти годы достигнуты?



Владимир Лукин: Конечно, несопоставимо то, что было раньше и то, что имеется сейчас. Сейчас параолимпийские игры, параолимпийское движение известны в стране. Последние зимние игры показывали активно по экранам телевидения. Это надо было поработать, надо было убедить людей.



Людмила Алексеева: Исходное мнение, бытовавшее в Советском Союзе - у нас инвалидов нет.



Владимир Лукин: Есть грустная история с советскими инвалидами послевоенного периода. Хорошо известно, как их убирали из больших городов для того, чтобы создать ощущение полного счастья и строительства чего-то очень светлого. Да и сейчас существуют многие родители, которые считают, что нехорошо, если дети учатся вместе с инвалидами, это навивает на ребенка не те мысли.



Людмила Алексеева: А вы как считаете?



Владимир Лукин: Я считаю, что они навивают мысли, которые нужно. У нормального ребенка возникает чувство солидарности, а потом сотруднического отношения к людям, которые попали в беду. Между прочим сами инвалиды очень отрицательно относятся к тому, чтобы их как-то обособлять и, например, тренироваться отдельно от взрослых спортсменов, они предпочитают вместе со взрослыми тренироваться, чтобы у них тренеры общие были. Конечно, он не может наравне получать такие же результаты, хотя сейчас технология ортопедическая протезная такая, что есть протезы, которые позволяют спортсмену добиваться очень высоких результатов, что я видел на олимпийских играх.



Людмила Алексеева: Вы много раз были на олимпийских играх?



Владимир Лукин: Да, параолимпийские игры проводятся одновременно с интервалом в две – две с половиной недели, сначала олимпийские, потом параолимпийские, там же и на тех же площадках, с учетом специфики некоторой параолимпийской. Вот в связи с этим, когда возникала проблема борьбы России за зимнюю олимпиаду в Сочи в 2014 году, ведь одна из самых главных проблем была: ну ладно, российских спортсменов мы знаем, в зимних играх они сильны, и они заслужили, много олимпийских чемпионов и все такое прочее. Но параолимпийские игры они же не знают, что это такое и там никогда соревнований крупных не проводилось. И убедить в том, что все же мы сможем сделать, было непросто. Поэтому я этим активно занимался и ездил в Гватемалу со всей командой, поскольку у меня связи с международным параолимпийским комитетом, так что мои проголосовали за нас.



Людмила Алексеева: А по каким видам спорта проходят параолимпийские игры?



Владимир Лукин: Олимпиада проходит по примерно тем же видам спорта, но с коэффициентом на инвалидность. Пять видов спорта – это лыжи, это биатлон, это горные лыжи, это керлинг и это хоккей. У инвалидов существует не только вид спорта, но и степень инвалидности. Существует такое сложное и очень значимое для спортсменов-олимпийцев понятие, как классификация. Либо полная слепота, она фиксируется медицинским путем, либо почти полная. Есть несколько категорий, внутри которых идут соревнования. И тут вступает в силу система коэффициентов очень сложная. То есть ты можешь опередить его, но если у него более сложный недуг по классификации, все равно он может победить. Это соотношение между результатом и степенью слепоты. Особенно это сложная система классификации у спортсменов с двигательными проблемами. Поэтому люди, которые за этим следят, возможно обратили внимание на то, что видов спорта меньше, чем у здоровых спортсменов, а медалей больше. Это именно в силу классификации, когда по разным разновидностям недугов идут соревнования.



Людмила Алексеева: Так по каким видам спорта проходят параолимпийские игры и как это происходит?



Владимир Лукин: Биатлон – это интереснейшая вещь. Начнем с лыж. На равнинных лыжах едет слепой спортсмен с ведущим. Они не касаются друг друга, едут как тандем и не отстать важно, и важно давать соответствующие указания. Тут огромное значение имеет сыгранность между ведомым и ведущим. А кроме того существует проблема биатлонная. Биатлон, помимо передвижения на лыжах стрельба имеет значение. Стреляют по колокольчику. Там соответствующий тип мишени и так далее. Лыжи мы все выигрывали, биатлон мы проигрывали, потому что у нас плохие ружья были. В этом году мы договорились с РАО ЕЭС, с Анатолием Борисовичем Чубайсом, они нам помогли, купили ружья соответствующие и наши быстро обучились и победили в биатлоне.



Людмила Алексеева: А на летних олимпиадах как обстоят дела?



Владимир Лукин: У нас очень сильные футболисты с ДЦП. Ребята потрясающие, они недавно стали чемпионами мира и у них есть хорошие шансы стать олимпийскими чемпионами. У нас хорошая волейбольная команда. Но 80% соревнований идет легкая атлетика и плавание. В легкой атлетике многое зависит от качества протезов. И тут начинаются проблемы наши конкретные, обычные. В Сиднее, не забуду, спортсмены с протезами выступают по 11 с лишним секунд на сто метров. А недавно один иностранный спортсмен заявил, что он будет в здоровой олимпиаде участвовать. У него нет обеих ног. Так они, видимо, приготовили такие протезы, которые, условно говоря, как кенгуру скачут. Ему запретили. Но это проблема современного спорта, проблема и инженерных, и химических технологий. Потому что химические технологии, к сожалению, знаем, что это такое – это допинги. А проблема инженерная, скажем, «Формула-1», там 70% от машины зависит, а 30% от искусства человека.



Людмила Алексеева: Разумеется, нам хочется, чтобы наши спортсмены всегда побеждали.



Владимир Лукин: Наша задача состоит не в том, чтобы набрать как можно больше медалей, а чтобы выступить достойно. Главная проблема здесь - это не медали, а главная проблема показать, что мы такие же люди, с такими же проблемами, с такими же сложностями, хотим солидарно сотрудничать с другими инвалидами, защищать наши права вместе и в каждой своей стране, и на международной арене. Но при этом достойное выступление предполагает и то, что мы не хуже других. Для спортсменов-инвалидов главное не результат, а участи, но с достойным результатом.



Людмила Алексеева: Помогают ли победы наших спортсменов-параолимпийцев совершенствовать, скажем, изготовление протезов не только для тех, кто выступает, но и для других людей, которым они необходимы?



Владимир Лукин: Косвенно да. Потому что если наша бюрократия видит спортсменов-параолимпийцев, пожимающих руку президенту и так далее, уже происходят какие-то сдвиги в их бюрократическом сознании. Когда обсуждались проблемы подготовки к Сочи, встал вопрос об одном из самых главных, для чего олимпийские и параолимпийские игры существуют – это проблема наследия, что оставляют игры. Мною был поставлен вопрос, что черноморский южный район можно превратить в район, идеальный на уровне лучших стран по условиям передвижения жизни спортсменов и не только спортсменов-инвалидов. И если мы сделаем в одном районе, губернаторы начнут соревноваться, кто из них лучше сделает, а это значительно важнее, чем какие-то отдельные олимпийские игры.



Людмила Алексеева: От всей души желаю вам успеха в этом действительно нужном и благородном деле.


XS
SM
MD
LG