Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские деятели культуры направили президенту Грузии открытое письмо о судьбе Пушкинского мемориала в Тбилиси


Программу ведет Алексей Кузнецов. Программу ведет корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.



Алексей Кузнецов: 13 российских деятелей культуры направили президенту Грузии Михаилу Саакашвили открытое письмо, в котором выражают озабоченность судьбой так называемого «Пушкинского мемориала» в Тбилиси. Юридический статус этого крупнейшего собрания реликвий русской и грузинской культуры не определен, что может привести к уничтожению музея и распылению его коллекции.



Лиля Пальвелева: Под обращением – подписи известных людей. Среди них - Бела Ахмадуллина, Андрей Битов, Юрий Рост и директора трех музеев, в названии которых значится имя Пушкина. Это Ирина Антонова, руководитель Музея изобразительных искусств имени Пушкина, директор московского Музея Пушкина Евгений Богатырев и директор петербургского Музея Пушкина Сергей Некрасов. Александра Осиповна Смирнова-Россет была доброй знакомой и адресатом лирики и прозы Пушкина, Гоголя, Жуковского, Лермонтова, Вяземского, Тургенева – всех не перечесть. Весь цвет русской литературы XIX века посещал петербургский салон Смирновой-Россет. Впоследствии вещи, в окружении которых бывали знаменитые писатели, оказались в Грузии.


Инициатором письма Михаилу Саакашвили был журнал «Русское наследие». Слово – его главному редактору Владимиру Енишерлову.



Владимир Енишерлов: Наш журнал публиковал большой материал о салоне Смирновой-Россет и о вещах, с ней связанных, хранящихся в Тбилиси. Я давно очень знал это собрание, я знал владельца, Михаила Георгиевича Смирнова, еще с начала 80-х годов довольно часто бывал в Грузии. Мы проводили там конференции, связанные с Гоголем, с Блоком, с Пушкиным. Туда вообще любила приезжать московская писательская интеллигенция встречаться там с нашими грузинскими коллегами. Это был такой очень живой дом, который, конечно, был освещен тем, что все эти встречи проходили среди вещей, которые помнят Пушкина, Гоголя, Жуковского. Ведь Смирнова-Россет была, в общем-то, их музой, а ее записки – это один из лучших мемуарных источников о русской культуре. Я был даже одним из инициаторов того, чтобы Михаил Георгиевич Смирнов завещал все это Грузии. Он написал завещание, по которому все эти совершенно уникальные вещи Смирновой-Россет, а ее муж был гражданским губернатором Петербурга, приятель Пушкина, Смирнов, вот все эти вещи он завещал Грузии. А в Тбилиси их привез после смерти матери ее сын Михаил Николаевич Смирнов, выдающийся исследователь Кавказа. И вот в течение конца XIX – начала ХХ века и весь ХХ века эти вещи были в самом центре Тбилиси, на улице Галактиона. И я вас уверяю, что попасть в этот дом было просто потрясающе интересно.



Лиля Пальвелева: Но ведь это был частный дом, не музей.



Владимир Енишерлов: Нет, это был не частный дом. Уже с начала 80-х годов там работала Коллегия по делам художественного перевода и литературных взаимосвязей. Это был официальный пушкинский мемориал при Союзе писателей Грузии, там проходили совершенно официальные мероприятий. Он так и назывался – Дом литературных взаимосвязей, Пушкинский мемориал дома Смирновых. Это был не музей, пока он был жив, но это имело официальный статус структуры при Союзе писателей Грузии.



Лиля Пальвелева: А сейчас у него какой статус?



Владимир Енишерлов: А сейчас у него никакого статуса. Этим и вызвано наше письмо. Одним из условий завещания Смирнова, который передал Грузии не только вещи, но и дом, дом же тоже принадлежал его семье и был, собственно, построен для его деда, было то, что эти вещи останутся в этом доме.



Лиля Пальвелева: В единой коллекции.



Владимир Енишерлов: В единой коллекции, потому что это настоящий просто музей. Но прошло почти четверть века, там сейчас не Дом литературных взаимосвязей, а так называемый Кавказский дом.



Лиля Пальвелева: Что это такое?



Владимир Енишерлов: Это какая-то общественная неправительственная организация. Я, честно говоря, не очень даже понимаю, чем она занимается, но она, в общем, помогла как-то защитить эти вещи. Во всяком случае, их не разграбили, а это огромная ценность. Там один портрет Франца Винтергальтера смирновский, а Винтергальтер – один из самых дорогих портретистов середины XIX века; сейчас в Букингемском дворце среди драгоценностей королевы выставлены портреты именно Винтергальтера. И там еще много действительно ценных вещей. Но государство не приняло их как дар, не придало им музейного статуса. Уволены, нет ни одного сотрудника, которые работали в Доме Смирновых. Там работали, по-моему, пять сотрудников, которые занимались и экскурсионной деятельностью, и исследовательской работой, и хранили эти вещи, сейчас их никого не осталось. В этом доме, как нам сказали, был два или три раза недавно пожар.



Лиля Пальвелева: Помимо того, что это значительные культурные ценности, это еще и материальные ценности. Казалось бы, государству было важно их сохранить.



Владимир Енишерлов: Но я вам еще больше скажу, когда умер владелец этого собрания Михаил Георгиевич Смирнов, в этом доме был обнаружен тайник с удивительными драгоценностями, принадлежавшими этой семье, и они были переданы в Золотую кладовую Грузии. А вот эти вещи, самое страшное, если бы их куда-то передали оттуда.



Лиля Пальвелева: Распылили.



Владимир Енишерлов: Распылили, да: портреты – туда, мебель – в другое место. Это единый комплекс. Там вещи, среди которых Гоголь читал ей «Мертвые души». Ее же Гоголь называл «мой милый друг». Выборные места из переписки с друзьями – письма-то в основном к Смирновой. Ну, в Грузии, к сожалению, интеллигенции, конечно, трудно было выживать, она не могла поднимать свой голос. Но мне кажется, что сейчас можно сделать такое доброе дело – официально все-таки оформить эти вещи в государственной собственности Грузии. Пусть там работает, дай ему бог здоровья, Кавказский дом, занимается своими делами. Они, по-моему, там друг другу не мешают. Очень бы хотелось, чтобы, несмотря на все эти наши катаклизмы, противоречия, были отделены вечные ценности от сиюминутной политики.



Лиля Пальвелева: Недавно, говорит Владимир Енишерлов, к нему приезжала телевизионная группа из Грузии. Журналисты очень удивлялись рассказам главного редактора «Нашего наследия» о доме Смирновых. Они ничего не слышали об этом забытом даре!


XS
SM
MD
LG