Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в городе Глазове так много людей недовольных властью? Что мешает самарским ВИЧ-инфицированным нормально лечиться? Почему саранская продавщица Людмила Мартынова пошла работать на завод сварщицей? Казанское эхо финской войны. Челябинск: За что Ирину Стародубову вместе с детьми выселяют из квартиры ее родителей? Ставропольский край: Казаки требуют настоящего расследования убийства атамана Андрея Ханина. Властям это не нравится. Ростов-на-Дону: Лечится ли детский алкоголизм? Псков: Сколько стоит тепло? Петропавловск-Камчатский: Фотографы, влюбленные в Север


В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



В Удмуртии появился еще один протестный центр. Помимо регулярно митингующего Ижевска своя оппозиция со своими лозунгами формируется в городе Глазове. 100-тысячный Глазов неофициально считают северной столицей республики, градообразующее предприятие – Чепецкий механический завод – относится к ведомству атомной энергетики и сейчас переживает глубокий кризис.


Минимальный разрыв между «Единой Россией» и КПРФ в декабре и 32 процента за Зюганова в марте, считает лидер глазовской оппозиции Андрей Едигарев, это и есть вышедшее наружу острое недовольство населения положением дел в целом и курсом местной администрации. Но и власти не оставили без внимания этот акт непослушания. Говорит Андрей Едигарев:



Андрей Едигарев : Опять отличились, и город Глазов стал чемпионом России по протестному голосованию - 32 процента, а на декабрьских выборах было 39 процентов за Зюганова, а у «Единой России» был 41 процент. Люди ведь не голосовали против Медведева. Их приезжал уговаривать неоднократно президент Удмуртской республики. Те угрозы, которые прозвучали после 2 марта, звучали на активах, звучали на собраниях с пенсионерами. Он говорил, если вы проголосуете так плохо, мы не сможем выделить вам денег. Какие преференции обещали, и чем нас шантажировали – непонятно. Но факт есть факт – президентом неоднократно по телевидению и по радио было заявлено, что глазовчане теперь ничего не получат.



Надежда Гладыш : Юрист Андрей Едигарев связывает рост протестный настроений в Глазове с накопившимся раздражением горожан в адрес монополиста в сфере ЖКХ – муниципального унитарного предприятия «Жилищно-коммунальное управление» (МУП ЖКУ) или, как его окрестили в народе «макшановка» по имени бессменного начальника ЖКУ Юрия Макшанова. Весь жилой фонд Глазова безраздельно находится под пятой ЖКУ. Никакой информации о методике формирования коммунальных тарифов, никаких конкурентов или новаций на коммунальном фронте – только рост оплаты ЖКУ. Говорит жительница Глазова Светлана Свинцова, бухгалтер:



Светлана Свинцова : Кто на ценообразовании, цены поднимают, поднимают, поднимают, но никакой информации нет. Из чего это складывается? Почему мы должны платить именно эти деньги? Содержание и ремонт. Это вообще непонятно чего и где ремонтируют, кому и сколько. Отчетность должна быть.



Надежда Гладыш : Сколько получается за вашу квартиру?



Светлана Свинцова : Двухкомнатная квартира за февраль 1768 рублей. Лифта нет, водопровода нет. Во дворе у нас баки стоят, подъезд все время грязный, лампочки кто должен менять – не знаю, сами их вкручиваем. У подъезда бардак, конечно, полнейший.



Надежда Гладыш : Когда последний раз подъезд ремонтировался?



Светлана Свинцова : Не помню я.



Надежда Гладыш : А дому сколько лет?



Светлана Свинцова : А дому 50!



Надежда Гладыш : При этом идет имитация реформирования и демонополизации сферы ЖКХ – жильцам навязывают в качестве управляющих компаний прежние ЖЭКи, которые, как точно известно, даже не прошли процедуры акционирования, а, как и прежде, являются структурными подразделениями «макшановки».


Глазовские инсургенты вышли на свой первый митинг в последний день зимы. Он не был многолюдным, но, по словам Андрея Едигарева, многие в душе поддерживают вышедших на площадь, но пока не рискуют открыто к ним присоединиться – город-то маленький. Но у оппозиции есть намерение оформить своё движение. Как? Об этом говорит Андрей Едигарев:



Андрей Едигарев : В настоящий момент мы пришли к мысли, что, наверное, идеальной структурой будет некий независимый профсоюз, не отраслевой. Градообразующее предприятие - Чепецкий механический завод – там огромные сокращения. Когда мы проводили первый митинг, к нам подошли несколько человек с Чепецкого механического завода, которые присутствовали, и сказали: «Ребята, ну почему же вы на проходной-то не извещали. Ведь завод не знал. Мы бы пришли, и митинг был в несколько раз больше». Более того, там порядка 3 тысяч человек готовятся к сокращению. Проблема большая очень. У нас очень большая часть трудоспособного населения просто в никуда уйдет.



Надежда Гладыш : Два первых и главных пункта требований глазовской оппозиции – вернуть городу всенародные выборы главы местного самоуправления, тихо свернутые два года назад путем внесения изменений в устав города и отправить в отставку начальника ЖКУ Юрия Макшанова. Поддержка в глазовской Думе у оппозиционеров, по выражению Едигарева, только «кухонная». Зато репрессии уже налицо.



Андрей Едигарев : Есть попытки инициировать уголовные дела за клевету, за оскорбление чести и достоинства должностных лиц по нашим письменным материалам. На меня лично оказывалось психологическое давление начальником УФСБ Глазовского господином Сергеевым. Были уже провокации против активистов. Я сейчас в суде как раз одно дело представляю административное на человека, который представляет иные взгляды, чем у администрации города Глазова. Совершена провокация, то есть он был обвинен в подкупе избирателей. Дело это сейчас находится в мировом суде. Я являюсь защитником как раз. Там у нас доктор экономических наук Андрей Сергеевич Тонких. Его обвинили в подкупе избирателей. Он работал в штабе одного из кандидатов, который противостоит главе города, имеет собственное мнение как раз по реформе ЖКХ.



Надежда Гладыш : Свой второй митинг глазовская оппозиция намерена провести в последних числах марта. После прямых и публичных угроз из уст президента Удмуртии Волкова оппозиционеры уверены, что ряды их сильно возрастут.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Чиновниками самарского Министерства здравоохранения в прошлом году принят приказ, по которому личная информация пациентов из центра по борьбе со СПИДом передается в поликлиники по месту жительства, откуда в нарушение законов распространяется медицинским персоналом. Многие ВИЧ-инфицированные самарцы считают это нарушением прав человека. Говорит Максим:



Максим : ВИЧ-инфицированных, конечно же, дискриминируют. Эта дискриминация бытовая. Это как в средние века, когда люди боялись чумы, боялись всех этих ужасных болезней. Сами выдумывали ужасы, шарахались от больных, как от прокаженных. Сейчас ситуация такая же. Я боюсь вставать на учет в центр, потому что не хочу, чтобы информация о том, что у меня ВИЧ, попала в поликлинику по месту жительства.



Сергей Хазов : «Ситуация, когда самарские врачи разглашали тайну диагноза их пациентов, больных ВИЧ-инфекцией, фактически узаконена приказом Министерства здравоохранения Самарской области», - рассказала председатель общественной организации помощи больным СПИДом «Единство» Светлана Чернова.



Светлана Чернова : Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Самарской области о том, чтобы передавать данные о лицах, живущих с ВИЧ-инфекцией, такие данные как фамилия, имя, отчество, адрес, семейное положение по месту жительства в поликлинике. С этим связана такая проблема, что многие люди, как правило, имеющие хорошую работу, достаточно благополучны в плане социальном, они боятся вставать на учет, когда у них обнаруживается ВИЧ-инфекция. Соответственно, если они не стоят на учете, то они не сдают необходимые анализы при своем заболевании. Они не получают лечения. И, вообще, неизвестно как это все развивается. Таким образом, те, кто более или менее заинтересован, они вынуждены платить деньги где-то в частных клиниках, сдавать анализы, получать консультации, а кто-то вообще этим не занимается, что естественно приводит к тому, что люди не могут реализовать свое право на медицинское обеспечение в связи с заболеванием.



Сергей Хазов : «Попытка правозащитников отменить приказ Министерства здравоохранения, столкнулась с непониманием со стороны чиновников», - председатель общественной организации «Единство» Светлана Чернова продолжает.



Светлана Чернова : Встречались по этому вопросу с главным врачом самарского СПИЦ-центра Андреем Александровичем Быковым. Он знает нашу позицию, что мы против этого, потому что считаем, что именно подобные приказы способствуют распространению эпидемии в области. Власти ничего не предпринимают по этому поводу. Мы ему это сказали, в ответ получили такую информацию, которую и ожидали получить, потому что это чиновник. Он, естественно, придерживается того же мнения, что и правительство Самарской области, которое этот приказ издало. Он считает данный приказ законным, не нарушающим прав здесь живущих ВИЧ-инфецированных, а также здоровых граждан, потому что здесь речь идет об эпидемии. Что все это способствует охвату диспансерному и наблюдению за этими гражданами, и не может влиять плохо на развитие эпидемии.



Сергей Хазов : Больные ВИЧ-инфекцией самарцы часто вынуждены избегать учета в СПИД-центре опасаясь, что информация об их заболевании станет известна их начальству на работе или соседям по дому. Жизнь простых самарцев, у которых обнаруживают ВИЧ-инфекцию, часто превращается в кошмар. ВИЧ-положительные и члены их семей нередко подвергаются преследованиям. Максим продолжает.



Максим : Оттого, что я не нахожусь на учете в СПИД-центре, я не могу получать бесплатное лечение от ВИЧ-инфекции. Но надо понять и нас! Мы согласны лечиться! Мы заинтересованы получать лечение, но только при сохранении конфиденциальности. А сейчас как получается? По этому пресловутому приказу Министерства здравоохранения Самарской области врачи СПИД-центра передают все данные о больных в поликлинике по месту жительства. А мы боимся, что оттуда эти информация просто разойдется везде, в том числе и на работу. В обществе и так устойчивое неприятие ВИЧ-позитивных. Я не могу открыто говорить о своем статусе. Я боюсь, что моего ребенка в школе будут притеснять, на него будут оказывать давление одноклассники и учителя, возможно, узнав, что родители ВИЧ-инфицированы. Хотя в нашей семье ВИЧ-инфекция только у меня. Моя жена и сын здоровы. Но все равно само отношение негативное, и превращает жизнь ВИЧ-инфицированных в необходимость скрывать свою болезнь. Говорить о какой-то поддержке психологической просто излишне. Разве что негосударственные организации, общественные организации помогают. Там собираются ВИЧ-позитивные. В кругу единомышленников, среди таких же, как ты сам, чувствуешь себя уверено, и в своей тарелке.



Сергей Хазов : «Нужно активнее пропагандировать среди молодежи безопасный секс и рассказывать людям о том, что такое ВИЧ-инфекция», - считает председатель общественной организации «Единство» Светлана Чернова.



Светлана Чернова : Проблема отношений это, как правило, проблема информации – либо ее отсутствие, либо наличие. Если люди имеют достаточное количество информации, то они адекватно и относятся к этой проблеме и, соответственно, к людям, которые живут с этим. А если у них нет информации, то они не только плохо к этим людям относятся, но и, соответственно, к себе относятся также, к своему здоровью, прежде всего. Потому что никто от этого не застрахован. Естественно, нужно применять необходимые меры защиты. Меня, например, волнует здоровье моего ребенка, здоровье детей, ее друзей, подруг и так далее. Я считаю, что здесь нельзя противопоставлять государство и общественные организации. Потому что в решении данной проблемы у каждого из этого сегмента общества есть свои задачи.



Сергей Хазов : «Люди должны быть толерантнее к ВИЧ-инфицированным», - считает самарец Максим.



Максим : Обществу нужно более терпимо относиться к больным ВИЧ-инфекцией. Мы не должны ощущать себя изгоями, людьми второго сорта. Врачи должны как, например, в Москве соблюдать конфиденциальность, а не сплетничать, не сообщать о ВИЧ-инфицированных. И все. Мне кажется, и мое мнение не единичное, его поддерживают другие ВИЧ-позитивные люди, что приказ Минздрава Самарской области о передаче личных данных ВИЧ-положительных в поликлиники по месту жительства и маркирование медицинской документации должен быть отменен, как нарушающий права человека.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Саранский авторемонтный завод. Здесь делают оборудование для сельского хозяйства – сеялки, культиваторы и другие многовесные стальные агрегаты. Работа тяжелая, постоянный шум. Казалось бы, по специфике производства труд здесь исключительно мужской. Вот группа людей в брезентовых робах с лицами, закрытыми масками, ведет сварку металлических конструкций. Работа закончена, маски подняты вверх, а под ними оказываются женские лица. Вот уже второй год на предприятии работает бригада сварщиц в 12 человек. Их работа здесь – не дань женской эмансипации, а необходимость. Так сложилась жизнь у них, что вынуждены были взяться они за совсем не женское ремесло.



Людмила Мартынова : У меня трое детей. Я многодетная мама. Сами знаете, сейчас очень много нужно на детей денежек. И покушать надо как следует ребенку, и надо одеть, как следует. Вот из-за этого я и пришла.



Игорь Телин : Людмила Мартынова почти 15 лет проработала в сфере торговли. Сначала была продавцом в универсальном магазине, потом перешла в магазин игрушек. По ее словам, современные продавцы – мастера на все руки. Подсобных рабочих, кроме грузчиков, теперь в торговых точках не держат. Так что, многое надо делать самим – от прибивания гвоздей и вворачивания шурупов до ремонта электропроводки. После развода с мужем осталась одна с тремя детьми. Алименты бывший супруг вообще-то платит, только денежные суммы весьма невелики. Потому и решила Людмила поменять и место работы, и профессию, причем самым радикальным образом – из продавцов переквалифицировалась в сварщики. На авторемонтном заводе стабильная и высокая по местным меркам заработная плата. Пусть труд тяжелый, но главное есть возможность обеспечить детей и питанием, и одеждой.


Напарница Людмилы Тамара устроилась на работу после того, как попавший в автоаварию супруг стал инвалидом. Работать и зарабатывать приходиться за двоих. Очень похожие истории почти у всех работниц. Признают – занимаемся не женским делом, но… куда деваться. В отличие от подруг Ольга Пискунова почти всю свою жизнь провела рядом с предприятием. Родилась и выросла в местном поселке, который так и называется Ремзавод. Здесь до сих пор работают ее родители: отец в одном из цехов, а мама – на складе. Более того, Ольга недавно вышла замуж и опять-таки за работника этого предприятия. Так что, вся жизнь ее связана с авторемозаводом.



Ольга Пискунова : Мне больше, наверное, это ближе, чем тереть полы где-то или паковать хлеб. Не знаю, тяжелая работа лучше. Я домой, например, прихожу, я не устаю. Я на работу прихожу – я отдыхаю.



Игорь Телин : Саранский авторемонтный завод скоро отметит свое 50-летие. Создавался он для ремонта автопарка грузовых машин Мордовии. Выпуском запчастей занимался несколько десятков лет. В 90-е годы прошлого века на предприятии были тяжелые времена. Многие работники покинули его. Так что, несколько лет назад, когда руководству завода удалось все-таки найти производственную нишу и наладить выпуск сельхозтехники, проявилась новая проблема – нехватка кадров. Потому и было решено в качестве эксперимента привлекать к работам и женщин, если те согласятся на, в общем-то, неженские условия труда. Так и появилась на предприятии первая и единственная пока бригада сварщиц. Если это эксперимент, говорит инженер Алексей Луконькин, то этот эксперимент удачный.



Алексей Луконькин : Они работают наравне с мужчинами, и я бы даже сказал по прилежности, по отдаче они ничем не уступают мужчинам. Поэтому на сегодняшний день мы готовы еще принять на завод женщин сварщицами.



Игорь Телин : Доволен своими работницами и мастер участка Иван Захаркин.



Иван Захаркин : Справляются они, намного добросовестнее, меньше курят, в отличие от мужчин.



Игорь Телин : Про курение Захаркин исключительно к красному словцу. Не курят эти женщины. Какое курение, говорят, и так дышим всякой гадостью. Признает большинство - неженским делом занимаются. Ну, уж если так сложилось, то сложилось. Уже привыкли справляться и с электродами для сварки, и со сложными и тяжелыми металлическими конструкциями. Это на работе. А дома типичный женский набор – стирка, готовка.



В эфире Казань, Олег Павлов:



13 марта 1940 года закончилась советско-финская война. Незадолго до очередной годовщины в национальном музее Татарстана открылась выставка, посвященная неизвестной войне.



Елена Торбина : Вот мой отец прямо посередине и грамоты папины подлинные.



Дизиля Аюпова : Я хочу спеть песню в таком расширенном варианте. «Солнечный круг, небо вокруг.//Это рисунок девчонки».



Олег Павлов : Вот так, по-детски просто и наивно переделали на свой лад пионерский хит советских времен сестры Дизиля Аюпова и Елена Торбина. Их отец, старший лейтенант Гимазетдин Вазетдинов, погиб 8 марта 1940 года. Он стал первым Героем Советского Союза в Татарии, которому данное звание было присвоено посмертно. Похоронка пришла в дом за три недели до рождения Елены. Девочки хоть и знали, что отца нет в живых, но все равно, как рассказывает Елена Торбина, в тайне надеялись на чудо.



Елена Торбина : Все ждали, когда у нас отец вернется, надеялись. Когда мы жили в обсерватории, была аллея героев. Там были Ульяна Громова, Олег Кошевой. Мы все любовались, а папы не было. Потому что показывали только молодых героев. Но и отец у нас молодой герой. Он погиб в возрасте Христа - 33 года ему было.



Олег Павлов : В советские времена финская война не была популярной и многие герои “той войны незнаменитой” до сих пор остаются в полном смысле слова “неизвестными солдатами”. Но в Казани к зимней войне сорокового отношение особое. И как считает Владислав Хабаров, заведующий отделом научной реконструкции Национального музея, не случайно – очень много солдат было призваны именно из Татарии.



Владислав Хабаров : Но финны к ней относятся, как одной из героических страниц своей истории. Они делают фестивали, приглашают наших ребят. Там все вспоминают все, но без озлобления, без какой-то напряженности в дань памяти погибших героев.



Олег Павлов : "Переправа, переправа!


Берег левый, берег правый…


Кому память, кому слава,


Кому тёмная вода –


Ни приметы, ни следа".


Эти строки знаменитой поэмы Твардовского начертаны рядом с текстом лютеранского псалма на мраморной плите, укреплённой на особом памятнике в виде противотанковой надолбы. Сооружён этот монумент был не так давно, в 1994 году, в посёлке Лосево на обломках финского дота членами историко-краеведческого объединения “Карелия”. Согласно последним данным, на фронтах финской войны ежедневно в среднем погибало более 1200 красноармейцев и калечилось более 2,5 тысяч. Елена Торбина и ее сестра всю свою жизнь пытались узнать как можно больше о тех месяцах.



Елена Торбина : Что было еще жутко, там такие озера. Они сверху как бы замерзшие, а внизу вода. Было очень много отмороженных. Когда наши попали в плен, многим нашим ампутировали ноги. Не дожидаясь, валенок не снимали, а сразу ампутировали ноги.



Олег Павлов : Грамоту и потертый плакат с изображением пионера - все, что осталось на память от отца, сестры передали Национальному музею Татарстана. Но осталась еще одна реликвия, которую дочери героя мечтают увидеть и подержать в руках. Говорит Вера Иванова, старший научный сотрудник отдела истории культуры Национального музея Татарстана.



Вера Иванова : Посмертный орден ему вручили, и он остался в Министерстве обороны. И вот она обращалась, сама писала письмо туда. Сказали, что в семью не могут передать этот орден, могут в качестве исключения передать в наш музей, поскольку у нас хранится коллекция Гимазетдина Вазетдинова. Мы хотим обратиться в Министерство обороны уже от Национального музея, чтобы нам передали орден Героя Советского Союза.



Елена Торбина : Пусть всегда будет солнце. Пусть всегда будет мама. Пусть всегда будет папа. Пусть всегда будем мы. Пусть всегда будет мир!



Олег Павлов : Сестры Дизиля Аюпова и Елена Торбина прожили долгую и честную жизнь, и также как их отец, отдали государству все что смогли. От государства они просят только одного – дать возможность увидеть звезду Героя, которой наградили их отца – старшего лейтенанта Гимазетдина Вазетдинова, солдата финской войны.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



В 2000 году у Ирины Стародубовой умерла мать. Она осталась одна с двумя маленькими детьми в двухкомнатной квартире, которую в начале 80-х выделили ее родителям на ЧТЗ. На этом предприятии отец и мать Ирины отработали по 40 лет. Трудилась на нем и сама Ирина, пока Челябинский тракторный завод не обанкротился. После этого жилищный фонд предприятия был передан на баланс местных властей. И женщину с детьми стали выселять из квартиры. Говорит Ирина Стародубова:



Ирина Стародубова : В 2000 году мать умерла. Я в администрацию обратилась с просьбой дать мне ордер на эту квартиру, мне конкретно. В администрации мне отказали в ордере. Я в суд подала. Естественно, администрация ухватилась за это дело и все. Судья вынесла, что меня нужно выселить оттуда и все, как не приобретшей право пользоваться этим жильем. Они пытались доказать, что я жила у бывшего мужа, я имею право на ту жилплощадь, и пытались меня туда выселить. Нас тогда не выселили. Поменялся администратор в Тракторозаводском районе. Мы к нему на прием пришли. Они просто это все остановили. Ко мне пришли и сказали – ты что делаешь? У тебя ордер есть, иди, приватизируй квартиру и все. Мы спокойно приватизировали, и до 2006 жили там, нас не трогали. Глава администрации поменялся, и нам по новой иск приходит на выселение. Аннулируют всю нашу приватизацию. Нас выселяют без предоставления жилья.



Александр Валиев : У Ирины нет денег на адвоката. На общественных началах ей помогает правозащитник Евгений Востриков. Он считает, что судья, рассматривавшая дело, и аннулировавшая приватизацию, нарушила закон.



Евгений Востриков : Судья Щербакова грубо нарушила статью 18, не обеспечила защиту прав детей. Она не утрачивала право на это жилье, потому что она была ребенком, когда родители получили квартиру, проработав длительное время. Но всем известно, что ЧТЗ было обанкрочено, к сожалению. И весь жилой фонд был передан на баланс администрации. Вот тут и начался, что называется, предел жилого фонда. Конечно, есть желающие. И должностным лицам в администрации, конечно, надо где-то брать жилье. Вместо того чтобы устранять все препятствия, чтобы люди могли быстро строить и решать свои жилищные проблемы, идет именно самый настоящий криминальный передел со злоупотреблением своего должностного положения, то есть с использованием должностей.



Александр Валиев : Основываясь на решении суда, в квартиру Стародубовой пришли судебные приставы и сотрудники ЖЭКа. Выломали дверь и вынесли все вещи. Хозяев в тот момент дома не было, куда делось имущество - вопрос, на который до сих пор никто не может найти ответа.



Ирина Стародубова : Приставы пришли, шмотки вытащили. Мы теперь даже эти шмотки найти не можем, потому что какой они нам адрес дали, там просто жилое здание, а этой конторы нет. Мы в милицию обратились, чтобы нам вещи хотя бы нашли. Они нам этот же адрес сказали. У вас вещи там – и все. Там была и техника, и мебель. Они все увезли. Тысяч 300 там есть. Мы только детские вещи успели забрать и все.



Александр Валиев : При взломе квартиры присутствовал Евгений Востриков. Как мог, он протестовал против этой неприятной процедуры, снимал процесс на камеру, разъяснял плотникам, которых заставили ломать дверь, что они имеют право отказаться.



Евгений Востриков : Что кручу нет что ли, с кем разбираться? Нашли женщину с детьми. Остановитесь, ребята! Вы же домой придете и будете рассказывать, что дверь ломали у женщины с детьми! Из вас пешек сделали, а вы соучаствуете в этом. Надо же как власть люди патологически боятся в этой стране. Ни Конституция не защищает их, ни что!



Слышен стук взламываемой двери



Александр Валиев : Недавно правозащитник Евгений Востриков сумел записать на диктофон еще один интересный эпизод. В день рождения мэра Челябинска Михаила Юревича он вместе с чиновниками, которые пришли поздравить городского главу, прошел к нему в кабинет, дабы вручить повестку на заседание по одному судебному делу. "Народ прорвался, вызови охрану", - так отреагировал мэр на визит правозащитника. А на вопрос Вострикова - почему в Челябинске выгоняют на улицу мать с двумя детьми? - Михаил Юревич сказал, что таких ситуаций в городе немало.



Евгений Востриков : Я говорю: «Как могло произойти, что детей лишили жилья?» Поразило (и есть полная аудиозапись) то, что Юревич сказал: «Да, таких тысячи». Я говорю: «Так что, у вас, вообще, происходит в Челябинске? Вам-то хоть подчиненные докладывают?» Меня охранники взяли и вывели на площадку, а потом вызвали наряд милиции тревожной кнопкой, и меня доставили в Советское ОВД, где меня и отпустили.



Александр Валиев : Сейчас Ирина Стародубова вновь живет в своей квартире. На сей раз за металлической дверью. Спать, правда, приходится на матрасах. Вот как ответила Ирина на мой вопрос - куда она пойдет в случае повторного выселения?



Ирина Стародубова : На трубу, которая около дома. Они пытаются к бывшему мужу нас запихнуть. Две семьи в одной квартире – это нереально. Дети пусть заселяются к мужу бывшему, а вы куда хотите, вы взрослые люди. Как бы там так объяснили, что можете идти хоть куда. И судья, и пристав, и в администрации говорят. А глава администрации Тракторозаводского с нами даже встречаться не хочет. Мы пытались на прием к нему записаться, он с нами разговаривать не будет – и все.



Александр Валиев : Каков будет финал этого дела, предсказать сложно. Все в нем пропитано цинизмом - начиная с процедуры выселения детей на улицу и заканчивая действиями приставов, которые оценили вывезенное ими имущество на 17 тысяч рублей. Телевизору диагональю 72 сантиметра они присвоили цену 1000 рублей, а новый диван, купленный в магазине за 10 тысяч, идет по их документам как 200-рублевый.



В эфире Ставропольский край, Лада Леденева:



8 марта у Ставропольского казачества сменился атаман. Как следует из официального сообщения пресс-службы губернатора края, участники внеочередного казачьего круга выразили недоверие атаману Ставропольского окружного общества Терского войскового казачества Михаилу Серкову за, цитирую, «действия, направленные на раскол Ставропольского окружного казачьего общества», конец цитаты. Взамен Михаила Серкова на должность атамана был представлен прежде начальник отдела комитета Ставропольского края по делам национальностей и казачества Николай Фалько. По словам Михаила Серкова, ни к какому расколу он не призывал, а пострадал лишь за то, что искал справедливости.



Михаил Серков : Я не буду комментировать, извините. Дело не в том, что пытался или не пытался, там есть еще внутренние процессы в районе, которые однозначно и раздражают людей, и вызывают недопонимание. После драки кулаками не машут. Поэтому ничего комментировать не хочу.



Лада Леденева : Речь идет о попытках Михаила Серкова и его соратников добиться объективного расследования дела об убийстве в феврале минувшего года в Новоалександровске атамана Нижне-Кубанского казачьего отдела Андрея Ханина. Смерть казака потрясла всю ставропольскую общественность. Жители Новоалександровска вышли на митинг, на котором потребовали от губернатора края Александра Черногорова отправить в отставку главу района Николая Герасимова, провести проверку деятельности районной администрации, а также комплексную санитарную, ветеринарную и экологическую экспертизу местных предприятий. Именно Андрей Ханин занимался экологическими проблемами Новоалександровска, в частности, утилизации отходов на местном мясокомбинате.


После ряда проверок Николая Герасимова в отставку все же отправили, а вредное производство решили закрыть. Однако дирекция мясокомбината лишь облагородила очистные сооружения, не решив проблему кардинально, рассказал бывший заместитель атамана Нижне-Кубанского казачьего отдела Николай Выходцев.



Николай Выходцев : Решение правительства было о закрытии вредного производства. Потому что там санитарный забой – там и сибирская язва, и вся зараза течет в реку. Ну, они там чуть облагородили яму. Там было озеро без берегов, без ничего, огромнейшая лужа. Там трупный яд. Вонизм на весь город. Люди жалуются, не знают уже куда писать. Андрей взялся с журналистами, и тут же его убили. Началось давление, администрация начала прессовать, милиция.



Лада Леденева : По его словам, заказчик убийства атамана Ханина давно известен.



Николай Выходцев : Мы знаем, кто заказчик. Мы все говорим. К нам никто не прислушивается. Мы же называли, я сам называл Ханин Андрей перед смертью.



Лада Леденева : Правоохранительные органы же называют лишь исполнителя - некоего жителя ставропольской станицы Григорополисской.


Через год после убийства атамана Ханина казаки Нижне-Кубанского казачьего отдела потребовали объективного расследования дела. А в знак протеста против ненадлежащего, по их мнению, расследования, часть казаков заявила о намерении выхода из государственного реестра и отказе от российского гражданства.



Николай Выходцев : Ну, что? Мы год прождали. Никаких известий нет, никому это не нужно. Два раза суд отправлял на доследование. Там прокуратура краевая ничего не делает. Мы написали письмо, казаки поддержали, потом, правда, часть испугалась, а все остальные настроены. Если ничего не сдвинется, мы откажемся от российского гражданства. Подписалось больше сотни. Если надо, мы подпишем больше. Мы сами собирали подписи. Во-первых, подписываются не только казаки, а граждане – трактористы, водители, колхозники. Все.



Лада Леденева : В ответ на это Николая Выходцева исключили из состава местного казачества, а атамана Михаила Серкова отправили в отставку. По мнению официального, реестрового казачества, на сегодняшний день в Новоалександровском районе все хорошо.



Владимир Кривсун : Мы прекрасно сейчас контактируем, и даже очень хорошо работаем с администрацией района, с администрацией города. Администрация нам помогла – выделила землю для развития казачьего общества, помогли нам на маршрут поставить два наших маршрутных такси тоже для развития казачьего общества. Сейчас разрабатывается план экономической поддержки нашего общества, перспективный план.



Лада Леденева : Рассказал начальник штаба Нижне-Кубанского казачьего отдела Владимир Кривсун. Продолжает Николай Выходцев:



Николай Выходцев : У нас было 1200 гектар, нам правительство выделило, нас обманули. Уже более 10 лет главы меняются, а земля к нам не попадает. Ничего нет. 40 гектар выделили. Как они считают, на 2,5 тысячи – это по туалету не хватит поставить. Маршрутное такси – это я еще выбивал, выбивал Михаил Иванович Серков, которого тоже сейчас убрали. Народ уже привык ко всему. Такое видели здесь! И это переживем.



Лада Леденева : А пока Нижнее-Кубанские казаки хотят одного - справедливого расследования убийства атамана Ханина.



В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев:



Вследствие того, что за последние 1015 лет резко увеличилось количество малолетних алкоголиков и наркоманов, на Дону были вынуждены открыть отделение детской наркологии. Сюда на лечение со всей Ростовской области привозят детей и подростков, пристрастившихся к этому пагубному «удовольствию». Обычно на 15 койках отделения находится 7-10 подростков. Врачей иногда даже ругают за то, что они не выполняют план по койко-дням. Неужели в Ростовской области настолько резко снизилось количество подростков, злоупотребляющих вредными веществами, что отделение иногда бывает полупустым. Отнюдь. Просто далеко не все малолетние любители кайфа попадают сюда на лечение. И это даже без учета беспризорных детей, которых на Дону, по неофициальным данным, около 150 тысяч человек. Вот что говорит по этому поводу врач, психиатр-нарколог Алексей Богданов.



Алексей Богданов : Инспекция по делам несовершеннолетних отказывается фактически работать с этими детьми, хотя они задерживают их в алкогольном опьянении, привлекают к административным комиссиям. А чтобы вовремя и своевременно привлечь к досмотру и обследованию врачом-наркологом при таких ситуациях, они ссылаются на то, что нет юридических оснований, чтобы принудительно привлекать. Потому что есть Закон «О психиатрической помощи», а там до 15 лет с родителями, после 15 - добровольно.



Григорий Бочкарев : Рассказ продолжила заведующая детским наркологическим отделением Таганрогского филиала Ростовского областного наркодиспансера Жанна Анашкина.



Жанна Анашкина : Берем мы всех, никому не отказываем. Берем пробующих алкоголь, наркотические вещества, токсические. Были маленькие – 10 лет, 11, 12. Именно токсикоманы, потому что доступно – клей пошел и купил. Ни один продавец не откажет, и дешевый. Многие детки, которые поступают к нам уже в плане, как бы уже болезненных изменений, там это уже запущенные мы считаем случаи, там чаще всего неблагополучные семьи. Где-то упустили, вовремя не обратили внимания, вовремя не пришел домой или поздно пришел, мама устала и не посмотрела. В глазки нужно заглянуть, запах от ребенка, если он что-то принимал, будет. Раз, два, а улица быстро забирает.



Григорий Бочкарев : Один из пациентов Александр лишился в свое время обоих родителей. Попал в детский дом в Новочеркасске. Затем его усыновила вполне благополучная семья, но он оттуда сбежал. Захотелось, по его словам, большой свободы. Вернулся в детдом, затем поступил в профессионально-техническое училище. И там начал пить, а точнее запил. Сейчас же, после двух месяцев пребывания в наркодиспансере, обещает бросить пить. Вот что он сам рассказал:



Александр : Даже и без компании я выпью чуть-чуть, мне захочется еще, еще и еще. Я напился. Когда мы подрались, меня избили, ко мне на следующий день завуч подошел и спросил – хочешь лечиться? Я сразу сказал – да! Даже если у меня деньгу появляться будут, я себе уже цель поставил – сразу буду ездить домой к бывшим приемным родителям.



Григорий Бочкарев : Заведующая детским наркологическим отделением Жанна Анашкина дополнила рассказ Александра:



Жанна Анашкина : У него папа пил, умер от алкоголизма. Мама умерла. Куча родственников. Я разговаривала с социальным работником училища, и по телефону мы с ней общаемся. Они все боятся за него. Он повернулся и пошел.



Григорий Бочкарев : Врач отделения Алексей Богданов считает пагубное увлечение своих малолетних подопечных очень серьезной болезнью.



Алексей Богданов : Это шизофрения. Потому что недаром этим занимаются врачи-психиатры, наркологи, а не терапевты-наркологи. Потому что это действительно психическое расстройство. Алкогольная зависимость – хроническое заболевание. Но в отличие от других заболеваний при лечении этого хронического заболевания может не быть обострений, срывов и 5, и 10, и 15, и 20 лет. Человек может вести абсолютно трезвый образ жизни, являясь хронически больным.



Григорий Бочкарев : На первый взгляд, еще одна пациентка учащаяся ростовского кулинарного лицея Юля, оказалась здесь случайно. Просто друзья предложили попробовать уколоть себе в вену разведенный опий. Как оказалось, из своих 15 с небольшим лет Юля, которая живет с отцом-алкоголиком, употребляет наркотики уже более года. В сутки ей сейчас требуется не менее 4-5 доз наркотического зелья. Здесь уже не обойдешься лишь помощью врачей-психиатров. Необходимо серьезное и медикаментозное лечение.



В эфире Псков, Анна Липина:



Наталья Сидорова : Оплата за газ, за горячую воду у нас очень дорого - 283 рубля горячая вода. И отопление дорогое - 800 рублей в месяц.



Анна Липина : Псковичка Наталья Сидорова почти половину своей зарплаты воспитателя детского сада тратит на оплату услуг ЖКХ. С начала года тарифы на услуги ЖКХ в Пскове выросли почти на 17 процентов. Самое большое увеличение стоимости услуг пришлось на отопление - рост платы составил 36 процентов. По горячей воде рост составил 12 процентов. Также увеличилась плата за холодную воду, канализование и газ.


Предполагалось, что это повышение позволит исключить из проекта бюджета Пскова субсидии на покрытие убытков, которые возникают в связи с разницей между утвержденными тарифами и размерами платы населением стоимости ЖКУ. Между тем, над псковичами нависла угроза - остаться без отопления и горячей воды, об этом заявил глава города Ян Лузин.



Ян Лузин : Сейчас реально есть предпосылки к тому, что город может остаться без горячего водоснабжения.



Анна Липина : К этому привел конфликт между мэрией Пскова, Псковской городской думой, муниципальным предприятием "Псковские тепловые сети" и газоснабжающией кампанией "Псковрегионгаз". Причина конфликта - оплата за газ. Дело в том, что муниципальное предприятие "Псковские теплосети" задолжало газовикам довольно крупную сумму. "Псковрегионагаз" объявил об ограничениях в поставке газа псковским теплосетям, который используется для поставки населению Пскова услуг по горячему водоснабжению и отоплению. Говорит руководитель компании "Псковрегионгаз" Валерий Шеменев.



Валерий Шеменев : Мы отправили уведомление, после чего получили от мэра и «Теплосетей» график, который нам предлагают погашения своей задолженности. Нас не устраивает такое число. Мы свои условия им отправили, где четко обозначили - до 15 числа 20 миллионов, а до 21 числа еще оставшиеся там 3 миллиона и до конца месяца они начинают производить с нами расчет февраля - вопросов у нас нет.



Анна Липина : В целом, задолженность «Псковских теплосетей» перед «Псковрегионгазом» составляет около 70 миллионов рублей. Предприятие своими силами погасить долг не может, а городские депутаты разрешения на кредит выдавать не намерены. Говорит председатель городской думы, глава города Ян Лузин.



Ян Лузин : Причина - это неграмотное, некомпетентное хозяйственное, финансовое управление этим предприятием. Это нецелевое использование денежных средств, это расходы на капремонт на суммы, значительно превышающие те расходы, заложенные в тарифе. Все это приводит к тому, что на это предприятие в зимний период возникает колоссальный дефицит денежных средств.



Анна Липина : Глава города опирается на данные Контрольно-счетной палаты гордумы, которая при финансовой проверке «Псковских тепловых сетей» обнаружила, что в 2006 году предприятие израсходовало деньги на цели, не связанные со своей основной деятельностью. В частности, сообщалось, что приличные суммы пошли на организацию праздников и банкетов, на занятия в спортзале и бассейне и на оплату обучения сотрудников в вузах.


Между тем, руководство «Псковских теплосетей» направило заявление в прокуратуру области, в котором просит принять меры прокурорского реагирования в отношении Псковской городской думы в части выделения необходимых денежных средств из бюджета Пскова на покрытие разницы в тарифах на тепловую энергию, отпускаемую населению. Как утверждает руководитель «Псковских теплосетей» Александр Яновский:



Александр Яновский : Именно город, именно органы местного самоуправление, воспользовавшись своим правом, установили стандарт оплаты населения ниже, чем он соответствует тарифу, утвержденному Комитетом по тарифам Псковской области.



Анна Липина : Как говорится в обращении, установленные городской думой тарифы на отопление и горячее водоснабжение для населения не позволяют своевременно и в полном объеме оплачивать тепловую энергию, потребленную населением. По мнению руководства «Теплосетей» разница в тарифах должна компенсироваться из бюджета Пскова в виде субсидий.



Александр Яновский : Я должен сказать, что в течение января-февраля месяца нами отпущено населению тепловой энергии на сумму 164,8 миллиона, а начисления по населению составили 73,3 миллиона рублей. Вот эта разница, 82,5 миллиона, безусловно, должна быть восполнена именно тем, кто принял такое решение - установил стандарт оплаты ниже реальной стоимость услуги.



Анна Липина : Дело в том, что в 2007 году населению было начислено по действующим ставкам платы вместе со льготами лишь 75 процентов от стоимости потребленной тепловой энергии. А с ростом тарифа на 14 процентов для населения в нынешнем году параллельно увеличилась на 25 процентов стоимость газа, отпускаемого газовиками предприятию "Теплосети".



Александр Яновский : Позиция Псковской городской думы с нашей точки зрения – безответственная, приводит к тому, что эта разница практически в бюджете не прописана.



Анна Липина : Пока власти решают вопрос - кто кому и за что должен, псковичи рассчитывают на решение своих проблем естественным путем. Установление теплой погоды позволит обходиться без отопления в квартирах, а к перебоям с горячей водой - народу не привыкать.



В эфире Петропавловск-Камчатский, Станислав Зверев:



До 17 марта в Петропавловске-Камчатском продолжится фотовыставка, посвященная Беренгии – гонке на собачьих упряжках, которая проводится с 1990 года. У фотовыставки международный статус. Здесь представлены более сотни фотокартин северной жизни. Подбором кадров занимался фотограф Виктор Гуминюк.



Виктор Гуминюк : 107 работ, 6 авторов – один из Швейцарии, сотрудник агентства «Магнум». Собственно, агентство, которое создал Картье Брессон, который считается классиком фоторепортажа. Фрэд Мейер путешествовал много по Сибири, чуть ли не один из первых зарубежных фотографов, которых пускали в СССР в свое время – Чукотка, Камчатка. А в то время он проехал с нами по Беренгии. Вместе с женой путешествовал. Он уже в возрасте. Сейчас ему, наверное, уже за 80. Мы его известили о выставке. Он дал согласие. Есть такая подборка этнографическая. Она интересна не только как художественное произведение, но и этнографам, спустя века. Здесь представлены ительмены, чукчи, коряки, эвены, практически все коренные народы, которые населяют Камчатку, кроме алеутов. Еще здесь фотографии Яна Олькера. Мы тоже с ним созванивались. Он сейчас находится в Китае, снимает воздушные шары. Здесь еще работы известного камчатского фотографа Александра Дьякова, съемки первых Беренгий наших. Он прошел всю Беренгию. Здесь же фотографии Сергея Власенко. К сожалению, их мало, но просто я знаю, как далась эта съемка. Потому что он в это время снимал документальный фильм, который сейчас представлен на международный фестиваль экстремального кино. Также еще работы Андреаса Лорчера. Он буквально в прошлом году здесь был.



Станислав Зверев : Расскажите, пожалуйста, о двух этих фотографиях – их историю и сюжет.



Виктор Гуминюк : Первая фотография – это портрет первого чемпиона Беренгии Федора Чечулина. Я с ним познакомился очень давно. Этот снимок сделан в 1990, а я с ним познакомился в 1983 году у него на родине в Караге на Первой кошке. Там такое колоритное место, то есть место, где местное население, в основном, старики заготавливают корм для собак, для себя. Там стояли юкольники, то есть когда я туда попал, было ощущение, что я просто очутился в XVIII веке, хотя это был 1983 год.



Станислав Зверев : Если сейчас туда попасть, наверное, ощущение не изменится?



Виктор Гуминюк : В общем-то, кое-что изменилось. Потому что я последний раз проезжал через это место уже по Беренгии, наверное, в 2005 году. В принципе, сохранились те же юкольники и так далее, и старики живут там. Многие уже ушли, конечно. Федора тоже уже нет.


Второй снимок – это Беренгия 1991 года. Недалеко от Хаили стоял табун семьи Олелей. Ольга Олелей – член Союза художников в России, народная мастерица по изготовлению как раз одежды, орнаментов корякских. Из Хаили мы двигались, чтобы попасть в этот табун. Целый день на тракторе. За трактором такие большие сани, которые называются пена. И вот целый день мы ехали. Сам хозяин чукча, жена у него корячка. Там было еще два сына. Дочь в то время училась в медицинском училище. Там было много собак. И вот я снял на фоне этого чума – семья держит фотографию дочки, которая учится в городе. Хозяйка захотела, чтобы она была с ними.



Станислав Зверев : В Беренгии-2008 намерены участвовать 15 каюров.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG