Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лев Пономарев выступил с заявлением о расширении практики политических репрессий в России


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие лидер движения "За права человека" Лев Пономарев.



Евгения Назарец: Лидер движения "За права человека" Лев Пономарев выступил с заявлением о расширении практики политических репрессий в России. Правозащитник приводит такие примеры: власти никогда не дают согласование на "Марши несогласных", а участники этих демонстраций и других правозащитных действий становятся жертвами провокаций, запугивания, нападений. Из подобных событий последнего времени в заявлении Льва Пономарева упомянуты аресты лидера Комитета антивоенных действий Михаила Кригера и лидера питерского "Яблока" Максима Резника. Сам Лев Пономарев обнаружил, что за офисом движения "За права человека" установлено наблюдение. Это стало поводом для заявления на имя директора ФСБ Николая Патрушева, сказал в интервью Радио Свобода правозащитник Лев Пономарев.


Это обращение к директору Федеральной службы безопасности может вас лично как-то обезопасить?



Лев Пономарев: Вообще, сделано это под давлением моего адвоката. Обычно, когда ко мне приходили люди и говорили, что они боятся провокаций, что ими интересует ФСБ или Госнаркоконтроль, мы всегда говорили: "Пишите в прокуратуру, в руководство этой структуры, которую вы боитесь. Мы сами даем рекомендации тем людям, которые к нам обращаются. И поэтому адвокат мне сказал: "Пиши, это тебе дополнительно обезопасит". Не знаю, насколько это эффективно работает, но мне кажется, что полезно. Во всяком случае, это не вредит, я бы так сказал.



Евгения Назарец: Как вы полагаете, с чем связано наблюдение за офисом движения "За права человека"?



Лев Пономарев: Вы знаете, я бы сказал, это не новость для меня. Потому что когда проходят "Марши несогласных", когда мы сами проводим какие-то пикеты и демонстрации, они следят за нами, они смотрят, кто входит, кто выходит. Мы неоднократно замечали какую-нибудь машину, которая стоит и наблюдает. Более того, когда меня задерживали несколько раз, я знаю точно, что омоновцам наводку давали ФСБэшники. И я даже разговаривал с милиционерами, и они говорили: "Совершенно верно, так все это и происходит". Это тактика, и мы знаем, как это происходит с активистами "Маршей несогласных", когда они едут в Москву на "Марш несогласных", и их забирают, когда они садятся в поезда, в электрички, в самолеты и так далее, и тому подобное. То есть ситуация в стране такая, что следят за тысячами гражданских активистов. С другой стороны, это, конечно, колоссальное нарушение Конституции Российской Федерации. В данном случае я не знаю, с чем связано очередное обострение у них - то ли потому что у меня уголовное дело в суд передается, то ли потому что сейчас переходный период от одного президента к другому, они вообще за всеми следят, грубо говоря, за более-менее известными лидерами гражданских организаций, гражданскими активистами.



Евгения Назарец: Но ведь эти службы могут делать слежку профессионально и незаметно, а здесь практически демонстративно.



Лев Пономарев: Вы знаете, там есть человек - Соколов, он сам бывший сотрудник милиции и оперработник, поэтому он сам человек достаточно опытный, поэтому я лично его никогда не замечаю. Я принципиально считаю, что все, что мы делаем, это не подпольная деятельность, а открытая общественная деятельность.



Евгения Назарец: Рассчитываете ли вы на ответ на ваш запрос?



Лев Пономарев: Нет, не рассчитываю, честно говоря.



Евгения Назарец: В отношении лидера движения "За права человека" Льва Пономарева возбуждено уголовное дело. Поводом стали высказывания правозащитника по поводу пыток в российских колониях.


XS
SM
MD
LG