Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Последует ли за коллапсом ведущего инвестиционного банка глобальный финансовый коллапс? Противоракетная оборона и Иран могут определить будущее американо-российских отношений. Первый полуслепой губернатор принял присягу.



Юрий Жигалкин: Последует ли за коллапсом ведущего инвестиционного банка глобальный финансовый коллапс? Противоракетная оборона и Иран могут определить будущее американо-российских отношений. Первый полуслепой губернатор принял присягу. Таковы некоторые из тем рубрики «Сегодня в Америке».


Может ли внезапный коллапс одного из ведущих американских инвестиционных банков «Беар Стернс» стать прологом к коллапсу американской банковской системы? Этим вопросом задались многие инвесторы после того, как в воскресенье пятый по величине американский инвестиционный банк был внезапно приобретен за бесценок, фактически даром, американским коммерческим банком «Джей Пи Морган Чейз». Покупатель платит два доллара за каждую акцию компании, стоившую тридцать долларов днем раньше и сто семьдесят год назад. По словам представителей Федеральной резервной системы и правительства, экстренная продажа банка была необходима, чтобы предотвратить его банкротство и обеспечить стабильность финансовой системы. Но если верить реакции мировых финансовых рынков, инвесторы восприняли этот факт, как признак надвигающейся катастрофы. Насколько могут быть обоснованы такие опасения? Вопрос профессору экономики Михаилу Бернштаму.



Михаил Бернштам : Будут большие потрясения, особенно на финансовых рынках. Будут беспрецедентные меры Федеральной резервной системы и центральных банков западных стран. Катастрофических последствий не будет. Катастрофа может быть определена как падение экономики, скажем, свыше 5 процентов валового внутреннего продукта, то есть это та граница, за которой уже кончается краткосрочный вид и начинается длительная депрессия. Этого ожидать не приходится по той простой причине, что Федеральная резервная система как раз все время будет добавлять ликвидность в различных формах - не только наличные деньги, но и всевозможные выкупы финансовых учреждений, чтобы сохранить нормальный уровень кредита в экономике. Поэтому в этой ситуации можно ожидать довольно значительной рецессии сейчас, может быть, в течение года, некоторые говорят до 2010 года, то есть даже в течение ближайших полутора лет.



Юрий Жигалкин: Профессор, десять лет назад гораздо меньшие сотрясения мировых рынков спровоцировали жестокий кризис в России и азиатских странах. Сегодня они наблюдают за американскими проблемами со стороны. Как вы считаете, удастся ли им уберечься от нынешних проблем?



Михаил Бернштам : Действительно, ситуация может вернуться к тому, что было в 1997 году в определенном круге стран, а именно в тех странах, которые имеют краткосрочные долларовые долги. Россия находится на вершине списка этих наиболее уязвимых стран, потому что российские банки должны западным финансовым учреждениям сейчас примерно уже 170 миллиардов долларов. Российский реальный сектор должен западным финансовым учреждениям примерно 230 миллиардов долларов, то есть в сумме 400 миллиардов. Если западные банки не возобновят, не пролангируют кредиты российским банкам и российским предприятиям реального сектора, они окажутся в состоянии тоже банкротства как в 1998 году. Тогда государство вынуждено будет помогать им из резервов Центрального банка.



Юрий Жигалкин: По словам профессора Бернштама, неизвестно, достанет ли у российского центрального банка средств на это.


После первых встреч в Москве Госсекретарь Кондолиза Райс и министр обороны Роберт Гейтс были, по их словам, приятно удивлены явно позитивным тоном переговоров. Поможет ли этот позитивный заряд привести к заметным позитивным результатам? Слово - Яну Рунову



Ян Рунов : Госсекретарь США Кондолиза Райс выразила надежду, что нынешние американо-российские переговоры в Москве зададут положительный тон отношениям Москвы с Вашингтоном при новом президенте России и уменьшат разногласия по вопросу о размещении американских противоракетных систем в Центральной Европе.


Как могут развиваться нынешние переговоры, и какими могут быть результаты? Об этом говорит профессор университета Виланова в Пенсильвании Хафиз Малик:



Хафиз Малик : Я думаю, здесь два главных вопроса. Первый имеет прямую связь с угрозой, исходящей от Ирана, в частности, от иранских ракет. И второй - стратегические отношения Америки и России. Мы не знаем, что говорится в письме Буша Путину, которое российский президент назвал «серьёзным документом». Там могут содержаться новые более детальные заверения, что системы противоракетной обороны не ставят целью и не будут использованы для изоляции России, для угрозы ей или ущерба её интересам.


Есть ещё один важный фактор, который надо учитывать в нынешних американо-российских переговорах - это президентские выборы в США. Если президентом станет сенатор-республиканец Джон Маккейн, значит американское военное присутствие в Ираке будет продолжаться, новая администрация в чём-то унаследует прежний внешнеполитический курс. Это означает, что напряжённые отношения между США и Ираном сохранятся как и план создания систем противоракетной обороны. Все эти проблемы взаимосвязаны. И стратегические вопросы останутся на поверхности в отношениях между двумя странами.



Ян Рунов : Нынешний совместный визит Госсекретаря и министра обороны - второй за эти полгода. Этот беспрецедентный факт указывает на важное значение, которое придают этим контактам в Вашингтоне.



Юрий Жигалкин: Отделение Демократической партии во Флориде решили не проводить повторных первичных выборов кандидата в президенты, серьезно осложнив дилемму определения партийного кандидата, перед которой оказалась Демократическая партия. Флорида и Мичиган были лишены права голоса на партийной конференции, где будет утвержден кандидат партии в президенты за несанкционированный партией перенос первичных выборов на более ранний срок. Хиллари Клинтон, выигравшая выборы во Флориде, требует, чтобы их результаты были признаны. Барак Обама, чьего имени не было в избирательных бюллетенях, говорит, что он согласится с любым решением партии. Идея повторных выборов была отвергнута после того, как власти штата отказались выложить полтора десятка миллионов долларов на их организацию. Избирательная неразбериха обещает мало хорошего Демократической партии, чей кандидат, по-видимому, будет в конце-концов выбран партийной номенклатурой, так называемыми суперделегатами назначаемыми на такой редкий случай руководством партии. Они могут голосовать исходя из собственных соображений, а не желаний избирателей.


Три четверти американцев опрошенных телекомпанией Си-Эн-Эн считают, что Соединенные Штаты оказались в рецессии, и именно экономическая ситуация будет главной темой на президентских выборах осенью нынешнего года. Но не доминирующий экономический пессимизм опрошенных, а их готовность экономить, жить по средствам потрясла специалистов. Впервые за полтора десятилетия американцы пошли на то, что экономисты считали никогда не произойдет - они начали сокращать потребление, пытаться экономить деньги. Падающие цены на их дома, которые прежде закладывались и перезакладывались, отрезали миллионам доступ к дешевому кредиту. Растущие цены на топливо и продукты оставляют меньше денег на другие расходы. Что значит для американца затянуть потуже пояс? Отказаться от двух-трех ужинов в ресторане в неделю, покупки дорогого автомобиля и реже предаваться любимому развлечению миллионов - походу в кино.


В понедельник был приведен к присяге в качестве мэра штата Нью-Йорк Дэвид Патерсон. Он заменил на этом посту Эллиота Спитцера, пойманного на связи с проститутками. Появление в кресле губернатора Дэвида Патерсона стало большим событием для американских инвалидов. Впервые в истории страны почти слепой человек стал руководителем одного из крупнейших штатов. Рассказывает Владимир Морозов.



Владимир Морозов : Дэвид Патерсон относится к числу LEGALLY BLIND . Так называют людей, которые или лишены зрения или оно у них очень слабое. Вот какое определение дала мне Тара Кортес, президент созданной в помощь слепым общественной организации Lighthouse International (Международный маяк).



Тара Кортес : LEGALLY BLIND - это когда человек с шести метров видит предмет таким, каким человек с нормальным зрением видит его с 60 метров. Имеющий такое зрение или хуже считается инвалидом. Хотя этот человек может, например, сам дойти до магазина и делать многое другое.



Владимир Морозов : В США полтора миллиона таких инвалидов. К их числу относится и заведующая техническим отделом "Международного маяка" Дори Раш. Хотя слово "инвалид" она не приемлет, и добродушно отчитала меня за то, что я его использовал.



Дори Раш : Мой офис находится в Нью-Йорке на 59 стрит между Парк и Лексингтон авеню, а живу я на 34 стрит и Первой авеню. Каждый день я пешком хожу на работу и обратно. Какой я вам инвалид! Я и в выходные хожу не менее 5 миль в день.



Владимир Морозов : Но, Дори, а как же вы одна переходите улицу?



Дори Раш : Да, переходить улицу мне трудно. Если я смотрю вдоль улицы, вижу только серый фон и не различаю идущих на меня машин. Я научилась использовать периферийное зрение, которое у меня лучше.



Владимир Морозов : Дори Раш не может читать обычный печатный текст, ей трудно разглядеть лица. Как же она работает, например, с компьютером?



Дори Раш : Я пользуюсь специальной программой, которая может во много раз увеличить текст на экране или просто читает его мне. Но надо уметь всем этим пользоваться. Как умеет и новый губернатор Нью-Йорка Дэвид Патерсон. Конечно, у него куча помощников, но они не всегда под рукой.



Владимир Морозов : Эти и другие подобные устройства позволяют нормально жить и работать многим десяткам тысяч американцев, которые два-три десятка лет назад чувствовали себя инвалидами. Например, вместе с Дори Раш в "Международном маяке" работает Гаролд Джеймс, зрение которого еще хуже, чем у нее. При этом он большой кулинар. Дома на его газовой плите есть специальные индикаторы, слегка касаясь их, он может узнать, какая температура в духовке и затем отрегулировать ее. К сожалению, такая техника дорого стоит. Но Американская федерация слепых сейчас добиваются от Конгресса, чтобы большую часть таких расходов взяла на себя система страхования Медикэйд, которую финансируют федеральное правительство и власти штатов.



Юрий Жигалкин: Этой корреспонденцией Владимира Морозова мы завершим очередной выпуск рубрики «Сегодня в Америке».



XS
SM
MD
LG