Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Продолжаются российско-американские переговоры в Москве


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие независимый военный эксперт Павел Фельгенгауэр .



Марк Крутов : Размещение систем противоракетной обороны в Европе, будущее Договора о сокращении стратегических вооружений, проблемы Косово, Ирана, Ближнего Востока - эти темы будут сегодня центральными на продолжающихся представительных российско-американских переговорах в Москве. Вчера глава Госдепартамента США Кондолиза Райс и министр обороны Роберт Гейтс встречались с высшими лицами российской власти - Владимиром Путин и его преемник на посту президента Дмитрием Медведевым. Сегодня очередь за непосредственными коллегами американских гостей - министром иностранных дел Сергеем Лавровым и министром обороны Анатолием Сердюковым. Зачем нужен этот визит американской стороне именно сейчас? Какова вероятность, что Вашингтону и Москве удастся добиться прогресса в переговорах о размещении американских систем ПРО в Европе? Об этих вопросах накануне второго переговорного дня я поговорил с независимым военным экспертом Павлом Фельгенгауэром.



Марк Крутов: Казалось, что позиции США и России в вопросе об американской системе противоракетной обороны в Европе незыблемые. Все предыдущие попытки договориться разбивались, как вода о камень. Нынешние переговоры, что это - последняя попытка договориться с уходящим из Кремля Владимиром Путиным или, может быть, попытка прощупать возможность договориться с новым президентом Дмитрием Медведевым?



Павел Фельгенгауэр: Конечно, договориться сейчас, в принципе, невозможно. В Москве происходят перемены, потом они будут проходить и в Вашингтоне, где сменится администрация. Так что, в этом году, скорее всего, по ПРО договориться не удастся. А уже в следующем году, когда в Америке будет другая администрация, у нас станет более понятным, как вообще формируется внешняя политика, возможно, Дмитрий Медведев приобретет определенный вес, которого у него сейчас нет, и начнет оказывать на внешнюю политику определенное влияние, которого сейчас у него тоже нет. Так что, сейчас эти переговоры - скорее переговоры для переговоров. Лучше разговаривать и обмениваться мнениями, чем просто ругаться через прессу.


С другой стороны, реальное размещение радаров в Чехии и противоракет в Польше произойдет еще через несколько лет. Так что, такого уж безумного цейтнота здесь нет. Так что, можно пока вести переговоры и готовить материалы для возможного в будущем какого-либо прорыва.



Марк Крутов: Я хочу спросить вас, как военного эксперта, все-таки насколько вообще американские системы противоракетной обороны в Европе будут угрожать безопасности России?



Павел Фельгенгауэр: Те планы, которые объявлены - 10 противоракет в Польше и радар в Чехии, не угрожают вообще ничем. С этим согласно большинство наших военных, тем более тех, кто в этом реально что-нибудь понимает. Разговоры идут о том, что, может быть, это только начало, американцам только палец засунуть, а потом они уже и всей пятой наступят, но сами по себе объявленные планы угрозы не несут практически никакой.



Марк Крутов: С чем тогда связана жесткая каждый раз реакция Москвы на эти планы, и на попытки американского руководства договориться со своими европейскими партнерами? Попытки, надо признать, так или иначе, успешные о размещении этих систем.



Павел Фельгенгауэр: Тут много и рационального в российской позиции. Похоже, что в Кремль наши военные докладывают, в том числе и много всякой ерунды. Например, там были такие сообщения (о них, кстати, говорил Егор Гайдар тоже, бывший премьер), что это все будут не просто там противоракеты, как американцы говорят - перехватчики без боеголовок, с болванками, а что это будут ракеты с ядерными боеголовками, что они могут нанести неожиданный удар по Москве, по Кремлю. Так называемый, обезглавливающий удар - уничтожить президента, Генеральный штаб. В действительно, это глупые вещи. Если уж американцы захотят наносить обезглавливающие удары, у них уже для этого есть много других возможностей. Им не нужно для этого что-то в Польше зарывать. Им достаточно просто определить ядерные там боеголовки или нет. Здесь есть и рациональный момент. Ну, для кого рациональный, а для кого и не очень, скажем. Для наших военных поддерживать видимость угрозы с Запада всегда очень выгодно. Они надеются за это получать все больше денег.



Марк Крутов : То есть это такой элемент внутренней политики?



Павел Фельгенгауэр: В общем - да. Потом всякие пишут докладные записки, страшилки, в Кремль. А там по невежеству принимают. Несколько раз, в общем, президент Путин выставлял себя не в лучшем свете, повторяя за нашими военными всякую вещь, странно звучащую, типа какие-то куски будут с неба падать при перехвате лоб в лоб на 100 километрах высоты и другие вещи, в общем, не согласующиеся с космической наукой и ракетной баллистики. Кроме того, нам не нравится вообще, что в этой бывшей советской зоне, в странах Варшавского договора, появляется американская, как мы говорим, инфраструктура, неважно какая даже, может быть, впрямую не угрожающая, но появляется. А мы при этом ничего не можем сказать, то есть говорить-то можем, но нас не слушают. В Москве очень бы хотели, чтобы эта зона, бывшего Варшавского договора, была как бы частично и под нашим контролем, то есть чтобы у нас было право вето на размещение там западной, американской военной инфраструктуры. Сначала появятся там радары-перехватчики, которые сами по себе не угрожают, но это только начало, но потом могут появиться и другие военные базы, впрямую направленные против России.



Марк Крутов : Ну, а Россия, кроме возмущенных возгласов по поводу этой ситуации, может ответить чем-то в военном плане?



Павел Фельгенгауэр: Поскольку эти сами противоракеты ничем не угрожают и размещены там будут где-то в 2012 году, то сейчас, конечно, ничего делать не надо, да и тогда не совсем понятно, нужно ли. И вообще сейчас проблема ПРО немножко, если честно, отъехала. Сейчас по всем заявлениям, в том числе Владимира Путина, главная проблема - это расширение НАТО и возможный прием в НАТО Грузии и Украины, что, в общем, действительно, более существенная вещь, чем эти дурацкие противоракеты. Но в данном формате переговоров "два плюс два", возможно, об этом что-то упомянут, но этот формат не рассчитан на обсуждение расширения НАТО, а это сейчас самое важное. На это Россия угрожает, что, например, признает Абхазию и Южную Осетию, если Грузия пойдет в НАТО. Это уже вещь более существенная. Там существенные угрозы. А здесь пока с противоракетами есть разговоры, что там разместят какие-то баллистические ракеты "Искандер" в Калининградской области, чтобы при случае наносить удары по польской базе противоракетной. Военного смысла в таких действиях большого нет. Угрозы существенной, в общем-то, тоже нет никому.



XS
SM
MD
LG