Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Независимые газеты в России - вовсе не миф


Елена Рыковцева: У нас сегодня необычные гости. Таких, как они, на всю Россию всего несколько десятков. Это руководители по-настоящему независимых российских изданий. Они работают в небольших городах. Но суть дела от этого не меняется, потому что в этих же небольших городах есть очень даже зависимые газеты. Как же у них получается ни от кого не зависеть? Какой политической позиции придерживаются такого рода издания? Об этом наш сегодняшний разговор.


В студии и по телефону с нами члены Ассоциации независимых российских издателей. Это небольшая Ассоциация, всего тридцать изданий в нее входит, но это все, что есть по России. Вот сколько есть, столько и входит. Итак, с нами в студии главный редактор газеты «Жуковские вести» Наталия Знаменская. Жуковский – это город в Подмосковье, сразу поясняю. С нами на связи главный редактор газеты «Вечерний Краснотурьинск» Александр Арцыбашев, это Свердловская область. И с нами на связи главный редактор газеты «Городские вести» из города Ревда, тоже Свердловская область, Евгений Зиновьев.


И мы задаем вам вопрос, уважаемые слушатели: какова миссия по-настоящему независимых изданий? Как они должны воспользоваться своей независимостью с содержательной точки зрения?


Сразу скажу, что члены вот этой Ассоциации только что собирались на свое очередное заседание в подмосковном Жуковском, я даже некоторых из них лично знаю, я тоже там была, познакомилась, мне повезло. Каждый из них на эту встречу привез номера своей газеты. И мы сейчас познакомим вас с историей создания одного из изданий - «Городских вестей» города Ревда. Цитируем всю эту историю по специальному подарочно-юмористическому изданию, которое было посвящено 14-летию медиа-группы «Городские вести». Начиналось все с небольшой газеты, а потом все это разрослось до целой медиа-группы. Итак, сказ про то, как появилось это издание и стало независимым.



Диктор: «Как-то раз в году 1994-ом задумал добрый молодец Валера газету писать. Но только не было ни монет золотых, ни техники высокой, ни машинки печатной. Вот и призадумался добрый молодец: как же быть? А тут откуда ни возьмись появился боярин Белоглазов из ближайшего поместья и говорит: «Хочу газету в нашем городе видеть настоящую, правдивую, обо всем и обо всех в городе и в моем хозяйстве. Вот даю тебе, Валера, три монеты золотые – и сотвори мне на милость и всем на радость газету добрую». Валера добрый молодец обрадовался сильно и начал дело делать. Первую газету город увидел 4 марта 1994 года. Дело двигалось, да только барин задумал дело политическое, руководить газетой начал, указывать. Валера насторожился, политику в газете разводить не позволил и ушел от боярина самовольно. А между тем, денег не осталось им ни одной монеты. 14 дней и 14 ночей думал Валера, как дальше жить, как хозяйство свое вести. И пришел к городским боярам, чтобы помогли людям радость дарить – газету выпускать. Показал им газету свою, рассказал, что в ней и по чем, что хорошего, что хотелось бы улучшить. Ну и согласились бояре кто монетой золотой, а кто серебряной помочь. И дело снова двинулось. Бояре были разные по политической «национальности», поэтому писать можно было все и про всех, но редактор держался строгих правил и решил идти своей дорогой. Счастливо ли жили с боярами новыми, не нам судить. А быль продолжается... Дело у Валеры ширится, газета растет. А бояре все светскую жизнь ведут, развлекаются, а газете платить монету забывают, откладывают. Валера было пригорюнился, но тут пришла мысль, что газета уже взрослая, пора бы и ответственность на себя взять. Пошел Валера на разговор с боярами, рассказал все как есть, а они отказались дать монету, да и вообще отпустили в плавание свободное, дабы не платить. Вот так и началась взрослая жизнь «Городских вестей».



Елена Рыковцева: На самом деле, не обрывается на этом повествование. Дальше рассказывается в такой же замечательной форме о том, как газета развивалась, как учились. Главное, что они все время учились, журналисты, дизайнеры, рекламный отдел газеты учился, как делать бизнес. И доразвивались они, действительно, до большого медиа-холдинга.


Евгений Зиновьев, я сейчас каждого из вас спрошу, как вам удается быть независимыми, в чем секрет, которым владеют очень немногие издания. А история - только ведь как бы шутка. Ведь так все и было? Сначала у вас были спонсоры, потом вы от них потихоньку отказывались, потому что спонсоры...



Наталия Знаменская: Они все одинаковые.



Елена Рыковцева: Вот Наташа подсказывает, что у всех одинаковые. Потому что спонсоры начинали как-то давить политически. Правильно все?



Евгений Зиновьев: Да, конечно, так оно все и было. Единственная неточность, которая у вас в сказочке произошла, видимо, вы один кусочек выбросили...



Елена Рыковцева: Я специально, да, одного олигарха пропустила, чтобы не «грузить» наших слушателей. Ну, там их было двое: сначала первый, а потом второй. Вы это хотели сказать?



Евгений Зиновьев: Да, конечно. Только вот тот, который Белоглазов, он, конечно, вел себя хорошо.



Елена Рыковцева: А потом к нему присоединился «боярин Максимов», и он уже начал вас доставать.



Евгений Зиновьев: Да. Вот там все стало гораздо хуже.



Елена Рыковцева: Понятно. Уточнили. А дальше?



Евгений Зиновьев: Ну, собственно говоря, вот и все. С тех пор, как мы со всеми расстались, мы стали независимой газетой полностью.



Елена Рыковцева: А правильно ли я понимаю, что вы расстались с ними потому, что начали давить? То есть если бы эти люди никак не вмешивались в политику издания, никак не влияли, а только отстегивали денежки свои, то, в общем, они бы вас устраивали? Чего с ними расставаться-то?



Евгений Зиновьев: Не совсем. Конфликты у нас были только с «боярином Максимовым», который, действительно, хотел влиять на информационную часть газеты. А что касается остальных «бояр», которые пришли потом, мы с ними расстались потому, что они вообще никак и ни в чем не участвовали, ну, практически ни в чем не были заинтересованы. Вот поэтому для нас - что они были, что их не было, в общем-то, было совершенно все равно. Поэтому мы и решили, что лучше быть одним, чем с теми, кто все равно ничего не делает.



Елена Рыковцева: Ваш ответ на вопрос: почему вас так мало? Казалось бы, все так просто: откажитесь от «бояр», начните сами развивать бизнес, научитесь этому бизнесу, съездите в Москву на семинар. Вот если был бы такой простой рецепт, то масса газет этим бы воспользовались. Но вас же мало совсем. Почему?



Евгений Зиновьев: В том-то и дело, что рецепт, на мой взгляд, не очень простой, это все тяжелый труд. И были годы, когда приходилось сидеть без зарплаты, были годы, когда приходилось терпеть давление от власти. Поэтому все это очень нервная работа достаточно и достаточно самоотверженная. Ну, слава Богу, теперь мы все это пережили. И я думаю, что нам живется гораздо лучше, чем многим бюджетным средствам массовой информации.



Елена Рыковцева: То есть нужны характер и умение.



Евгений Зиновьев: Конечно. А сейчас, когда мы уже научились зарабатывать деньги, нам уже грех жаловаться на наше экономическое состояние. В отличие от газет, которые поддерживаются из бюджета, мы, скажем так, не стонем. Если нам нужны деньги, то мы их зарабатываем, а не просим ни у кого.



Елена Рыковцева: Вот так! Напомню, что в сегодняшнем «Часе прессы» принимают участие главные редакторы по-настоящему независимых российских изданий. Их очень мало. И многие даже не верят, что они вообще-то существуют. Мне жаловалась одна из организаторов этого семинара, что она пыталась приглашать на встречу с главными редакторами вот этих независимых газет главных редакторов больших российских газет: «Приходите и поделитесь опытом с независимыми газетами», - а те отвечали: «Какие независимые газеты?! В России таких нет. Поэтому идти нам некуда просто».


Александр Арцыбашев, расскажите, пожалуйста, о вашем видении того, почему вас так мало. Вот почему одни справляются с этой задачей стать совсем-совсем независимыми, а у других не получается? Или не пытаются, может быть, как следует?



Александр Арцыбашев: Мне кажется, что ответ уже прозвучал в эфире. Потому что многим легче жить по-другому. Вот то, о чем говорил Евгений, то есть не зарабатывать деньги, не учиться, а жить проще - просто когда обслуживаешь чьи-то интересы, получаешь деньги из того же бюджета. В общем, как бы больше спишь, меньше думаешь, может быть, где-то чуть сытнее живешь. Хотя я думаю, что не всем такая жизнь нужна.


И потом, малые рынки – это же все равно отражение и того, что происходит вообще в стране. Почему мы говорим о том, что так мало независимых газет, так сказать, малых? А где независимая пресса у нас на большом уровне? Вот мне кажется, что ответ где-то здесь.



Елена Рыковцева: Да, на большом-то и нет совсем. Вы уникальные, действительно. Маленькая, но гордая пресса.


Александр, но я все-таки уточню. Похожа ли ваша ситуация на то, что описывает нам сейчас Евгений, что вот ваша газета живет неплохо, а рядом существуют бюджетные издания, которые скрипят и жалуются, что им-то недоплачивают?



Александр Арцыбашев: Ну, у нас город достаточно обеспечен, поэтому они живут достаточно хорошо. И я не думаю, что им плохо живется. Все хорошо.



Елена Рыковцева: Наталия Знаменская, пожалуйста, как вам удается быть независимыми под Москвой?



Наталия Знаменская: Для начала я просто хочу сказать, что, действительно, ситуация очень похожая у всех. Вот мы приблизительно в одно время... обратите внимание, это были 1991-1994 годы. Почему все начиналось с того, что в учредителях газет появлялись администрации, олигархи, предприниматели какие-то крутые?



Елена Рыковцева: Ну, без этого никак. Это было обязательным условием появления газеты.



Наталия Знаменская: Без этого никак. И обязательным условием по одной простой причине: тогда были фонды на бумагу, и без того, чтобы иметь какой-то административный ресурс, невозможно было вообще просто даже дело начинать. И точно так же у всех у нас... предприниматели, которые входили в учредители, мы, наверное, сменили их штук, я так думаю, десять, как минимум. И у нас так сложилось исторически, что администрация была в учредителях, потому что, еще раз просто хочу обратить внимание, 1991 год – это война между Ельциным и Хасбулатовым, которая точно так же пошла на места, она была везде. И там, где была у них даже совместная газета, каждый пытался создавать другую, то есть каждый – свою газету. И вот наша газета как раз была создана именно тогда, когда мэр города (он был председателем исполкома) бросил газету, которая принадлежала Горкому партии и Совету депутатов, и сказал, что он будет создавать свою. Но так как он вкладывать деньги в нее не хотел, то он пригласил тогда меня как журналиста, и сказал, что он хочет создавать такую газету. Я за это зацепилась. И мы включились... нас еще было шесть учредителей и плюс трудовой коллектив редакции. И вот постепенно закончилось все тем, что мы остались без них, и слава Богу. И прошли такой период, когда на нашем веку уже прошло шесть мэров, и каждый мэр, который приходил к власти, входил в учредители нашей газеты, потому что место это было застолбленным у администрации, и он входил в учредители. А к середине своего срока он со скандалом оттуда выходил. Потом приходил следующий... И вот точно так же это длилось очень долгое время. И конечно, были страшные, тяжелые времена.


И вот мне кажется, Лена, отсев произошел вот именно тогда, где-то в 1998 году, о чем сказал и Женя, о чем говорил и Саша Арцыбашев. То есть те, кто не смог, они просто разошлись, они просто закончили свою работу. И между прочим, очень многие из них потом оказались вот сегодня в государственных изданиях.



Елена Рыковцева: Понятно. И я хочу сказать сразу, что я даже не спрашиваю, как они там платят своим журналистам у Наталии в Жуковском. Но то, что у них очень уютная редакция, хорошо оборудованная, много места, и люди работают в замечательных условиях, это я оценила. Просто очень приятно было там побывать в гостях.


И теперь, уважаемые слушатели, я поделюсь с вами своими впечатлениями от живых газет, которые я увидела, которые сейчас все передо мной лежат, и которые привезли коллеги из этих городов со всей страны. Итак, газета «Эхо недели», из Железногорска, Курской области. Тут обращаю внимание на уточнение: «Эхо недели». Газета, не зависимая от чиновников, политиков и олигархов». Вот сразу же такое заявление. Что же касается содержания, то я там ничего особо политически острого или какой-то большой политики не нашла, но это всего лишь один номер. Но вот с чем я хочу вас познакомить. Очень мне понравилась находка – дни рождения отмечать вот так вперемешку: знаменитых людей и совсем не знаменитых, а вовсе жителей города Железногорска. Вот давайте я вам сводку на 18 марта прочитаю. Татьяна Арнтгольц сегодня родилась, актриса, которую мы сейчас с большим энтузиазмом всей страной наблюдаем в сериале «И все-таки я люблю» по «Первому» каналу. Катенька Морозова, «любимая, нежная, милая племянница» чья-то, кто попросил ее поздравить. Алина Хухрянская, «дорогая племянница, первоклассная модница». Александр Сорокин, «неравнодушный читатель «Эхо недели». Наталья Паршикова, руководитель эстрадного балета «Лотос». А завтра, 19 марта, список начинается с Брюса Уиллиса, актера, а дальше следует любимая внучка Ксения Рябушкина и так далее. Очень мило! И вот мне кажется, что какое-то тепло от этой газеты исходит. Правда, Наташа?



Наталия Знаменская: Да. Вообще, эта газета она отличается тем, что у них очень сильная обратная связь с читателями. Просто такое ощущение, что они для читателя... эта газета вообще для жителей Железногорска – это все, это некий дом, это семья, ну и информация, и все что угодно. То есть они очень хорошо держат вот этот фон чего-то важного в городе, миссии своей.



Елена Рыковцева: А вот следующая газета «Вечерний Котлас», я хочу отсюда прочитать один абзац из обращения главного редактора Издательского дома «Юг Севера» (несколько изданий они выпускают, включая «Вечерний Котлас») для того, чтобы обсудить этот абзац с вами, уважаемые коллеги. Да, может быть, власти и не оказывают давления на эту конкретную газету. Но кто же оказывает давление? Тут список приводится: «Словно забыв, что обижаться на зеркало глупо, некоторые наши читатели пытаются помешать нам выполнять наш профессиональный долг. В ответ на правдивые критические публикации в «Вечернем Котласе» глава (какого-то объединения) «Котлас» Сергей Мелентьев, не стесняясь в выражениях, обвинил газету во лжи и клевете. Обидевшись на то, что в «Вечерке» опубликовали фотографию «уставшего» прокурора, вопреки закону «О СМИ», перестал предоставлять информацию газете котласский межрайонный прокурор Антон Подбаронов. Сочтя непозволительной критику покупателей в свой адрес со страниц газеты, расторгла договор о распространении «Вечернего Котласа» в магазине «Фортуна» предприниматель Елена Мезенцева».


Вот скажите, пожалуйста, Евгений Зиновьев, если у вас и есть давление, то с чьей стороны? Если газета формально не зависит, то ее и отчитывать вроде бы некому, но ситуации такие, как в «Вечернем Котласе», происходят у вас, что все-таки ругаются?



Евгений Зиновьев: Ну, вы знаете, тут вопрос в том, что конкретно считать давлением. Вот если, действительно, какая-то коммерческая фирма расторгла договор на распространение газеты, то я бы не сказал, что это давление. Ну, просто тетенька-предпринимательница обиделись, да и все. И такие вещи у нас периодически случаются. Бывает, что затронем интересы какого-нибудь предпринимателя, где наша газета продается, ну, он и отказывается брать нас потом на реализацию. Ну, ничего, собственно говоря, страшного в этом случае не происходит, поскольку читатели найдут нас, поскольку у нас и других точек много.


А то, что кто-то отказывает в информации из чиновников, да, такое тоже бывает, в принципе, и тоже это является следствием какой-то обиды на определенные наши публикации. Ну, не знаю, конечно, как у коллег это бывает, но вот у нас: проходит время, и потом эти чиновники все равно приходят к нам, потому что они понимают, что без нас им до народа не достучаться. А раз они чиновники, то они все равно, так или иначе, должны с народом общаться.



Елена Рыковцева: Интересно! То есть тем, что вас читают, вы их поставили в безвыходное положение, связали им руки.



Евгений Зиновьев: Да, по сути дела, так оно и есть. У них нет другого способа говорить о себе, поскольку муниципальной прессы в нашем городе нет. У нас была муниципальная газета, но она разорилась, и во многом из-за нас, я считаю.



Елена Рыковцева: Ага! Вот я еще раз подчеркиваю, что мы сейчас разговариваем с Евгением Зиновьевым, главным редактором газеты «Городские вести» из города Ревда, Свердловской области. Евгений, и еще одну цитату я к вам обращаю из «Вечернего Котласа», потому что то, что вы говорили на встрече главных редакторов, было очень похоже. Вот эта Елена Мезенцева, предприниматель, которая, как вы говорите (и тут написано), обиделась на «Вечерний Котлас», не только за себя обиделась, а она еще вот какую фразу пишет в письме редакции: «Я даже уверена, что если вы позволяете себе чернить Мэра города, не соблюдая никаких правил субординации, то что же говорить о нас, обо всех остальных. Делаю для себя вывод, что ваша газета недостойна того, что мы, котлошане, ее читали. Распространять вашу газету мы отказываемся». А вот у вас, Евгений, как я поняла, аналогичная ситуация происходила с пенсионером, который обиделся по поводу Путина, что вы недостаточно любезны были с президентом. Так?



Евгений Зиновьев: Да-да, было дело. Только, конечно, не пенсионер, а пенсионерка. Да, была такая ситуация. Собственно говоря, мы опубликовали информашку одну небольшую, какая-то перепечатка из Интернета, о том, что в России снова появляется мода на политические имена, что якобы детей начинают называть именами, созвучными с именами Владимира Путина, Дмитрия Медведева и так далее. Мы опубликовали эту информацию. И вот тогда раздался звонок, и возмущенная женщина сказала: «Слушайте, прекратите плохо писать про Путина!». А я спросил совершенно искренне: «А где же плохо?». И вот она указала на эту информашку. Ну, видимо, конечно, у нее были впечатления еще от каких-то предыдущих публикаций. Я начал с ней разговаривать, в общем, и выяснил, что ей очень не нравится, ее оскорбляет, когда пишут, что Путин не совсем хороший.



Елена Рыковцева: И спасибо, кстати, что детей «Медведами» не называют еще.



Евгений Зиновьев: Да, пока еще не называют.



Наталия Знаменская: Еще не вечер!..



Евгений Зиновьев: И я еще спросил: «А разве он совсем хороший?». А она у меня спрашивает: «А разве нет?». Я сказал: «Ну, вы знаете, вот я, например, сомневаюсь, что он совсем хороший. Идеальных же людей не бывает». На что был ответ возмущенный: «Ну, знаете ли!..». И разговор на этом закончился.



Елена Рыковцева: Да уж, действительно! Александр Арцыбашев, пожалуйста, бывает ли такое, что на вас читатели обижаются за то, что вы недостаточно лояльны по отношению к действующей власти, к местной ли, к федеральной ли?



Александр Арцыбашев: Я думаю, что здесь ситуация не уникальна в Ревде, конечно. Потому что среднестатистический гражданин, избиратель, он примерно одинаков. Я просто приведу пример. Мне показалось, что какая-то апатия еще произошла на последних выборах и думских, и президентских. То есть мы почувствовали апатию к этим выборам у избирателей. Когда за людей все решили, то практически нет отклика на эти темы. То есть все решено, все понятно, все «за». И поэтому то, что мы пытались какими-то опросами или еще чем-то расшевелить избирателей, ничего особо не получалось. А что касается давления, то я бы хотел несколько замечаний сделать. Есть разные способы давления. Вот уже тема экономического давления была затронута в нашей беседе. То есть, скажем так, приводили пример с Котласом – это влияние сетей розничных, которые отказываются от продажи независимых изданий. Есть рекламодатели – на них давят с тем, чтобы они размещали рекламу только в нужных изданиях. Ну, здесь, на самом деле, рынок все сам регулирует, я согласен с Евгением. То есть если один отказался, то другой взял. И потом, если рекламодатель умный, то если он ведет свой бизнес не для кого-то, не для власти, а для себя, для своей семьи, для своих подчиненных, коллег, то он все равно выберет, конечно, тот рекламный канал, который ему необходим, который, на самом деле, приносит отдачу, результат.



Елена Рыковцева: Наталия, я вам сейчас передам слово, но перед этим хочу сделать небольшой сравнительный обзор, вернее, нет, мы будем вдвоем делать этот сравнительный обзор. Передо мной, уважаемые слушатели, лежат два еженедельника, которые выпускаются примерно в одни и те же дни в подмосковном городе Жуковский. Один еженедельник, как мы уже сказали, называется «Жуковские вести», совершенно независимый, которым руководит Наталия. А второй еженедельник называется «Авиаград Жуковский», который очень даже зависимый, его финансирует администрация города. Так?



Наталия Знаменская: Его финансирует администрация города, правительство Московской области, и более того, сотрудники газеты являются, как вы знаете, государственными служащими.



Елена Рыковцева: Да. В общем, тут уже все по полной программе. И конечно, колоссальная даже визуальная разница между этими двумя изданиями. Вот смотрите, «Авиаград Жуковский», у которого столько официальных учредителей, какие дает фотографии на первой странице. Беру N 6: на первой странице фото сидящего в зале мэра города Жуковского, как я понимаю. Номер 7: обложка: цветная фотография – Путин и Медведев. Номер 8: тут уж они все вместе - цветная фотография мэра Жуковского и рядышком Путин и Медведев, вся группа товарищей. Это вот три номера подряд я вижу сейчас перед собой. Что же касается содержания, то если Александр Арцыбашев говорил, что избирательная кампания не очень увлекла избирателей в этот раз, то вот газета «Авиаград Жуковский» (в отличие от вас, Наталия), как раз очень даже пытается увлечь, она зовет избирателей на выборы. Смотрите, что пишут журналисты: «Продолжится ли курс развития России? Вернет ли Жуковский, с которым действующий президент связывает самые серьезные надежды, высокий статус федерального центра авиастроения? Именно на эти вопросы мы с вами и должны ответить 2 марта». Вот буквально от явки избирателей зависит судьба города Жуковский. Дальше предлагает журналист: «Надо бы с детства воспитывать в людях желание идти на выборы, например, в детских садах и в младших классах устроить урок рисования «Мой Жуковский». Очень интересно увидеть будущее нашего города глазами детей, то самое будущее, которое напрямую связано с курсом президента». То есть когда дети рисуют свой Жуковский, они должны знать, что это будущее нужно так нарисовать, чтобы было понятно, что оно с курсом президента связано, а не просто так.


Если же взять и посмотреть, про что тексты... Вот передо мной номер 7. Смотрите, первая страница: выступление Путина и Медведева в Жуковском. Вторая страница: тут что-то все-таки по выборам. Третья страница: «Четыре точки над « i » - это выступление Дмитрия Медведева в Красноярске уже. Страница номер 6: «Стратегия развития России на ближайшие 12 лет» - это о выступлении на Госсовете Владимира Путина. Седьмая страница: выступление Владимира Путина еще где-то обсуждают официальные лица города Жуковского. Это бесконечное количество официоза: либо местные власти, либо Владимир Путин, либо Дмитрий Медведев, - вот обязательно они должны быть представлены чуть ли не на каждой странице еженедельника.


Я не знаю, может быть, это даже и неплохо. Может быть, ваши читатели в Жуковском, Наташа, интересуются тем, что говорят Дмитрий Медведев и Владимир Путин, и им важно узнать не только из программы «Время» это, но еще и из местного издания. Может быть, эту газету даже лучше раскупают, чем вашу.



Наталия Знаменская: Нет, вся проблема состоит в том, что эту газету и их хозяев не интересует вообще, интересуется ли кто-либо этим. Задача – пропаганда. А что такое пропаганда? Как мы понимаем, это не то, что людям надо, а это то, что нам надо, чтобы люди имели. Правильно? Более того, у нас в Жуковском, насколько известно, при мэре работал штаб по выборам Медведева, и это по всей Московской области было спущено, потому что мэры все были поставлены в такое положение... я знаю, что они просто дрожали по поводу результатов выборов. Вот им поставили 70 процентов, и они должны были выложить эти 70 процентов: 70 процентов за Медведева, 70 процентов явки или 60 процентов явки, – вот стояла такая задача, которую они просто не выполнить не могли. И они были готовы пуститься во все тяжкие. Например, вот эту газету «Авиаград» штаб разносил. Два номера, совершенно пропагандистские два номера они разносили по всем квартирам бесплатно.



Елена Рыковцева: То есть невозможно понять, какую из газет больше любят, потому что эту люди, в любом случае, получат?



Наталия Знаменская: Нет, сейчас есть объективные вещи, которые были до выборов и после выборов.



Елена Рыковцева: Какие?



Наталия Знаменская: Газета «Авиаград» практически не раскупается в киосках. Это та газета, у которой по сути дела, нет подписки. Тираж этой газеты 5 тысяч экземпляров, и она расходится только административным путем. Ну, я не говорю, что исключительно административным путем, а я говорю – только административным, потому что большая часть – административным путем. Я знаю, что глава города недавно собирал руководителей предприятий всех и настоятельно просил их, чтобы они подписали своих сотрудников на газету «Авиаград». Я знаю, что ЦАГИ сделал 150 подписок, еще какое-то предприятие сделало 150 подписок. Но это все равно ничего не меняет. Честно говоря, я не скажу, что меня это беспокоит очень сильно. И меня это не беспокоит по одной простой причине. Ну, сделали подписки, и вот эту газету приносят на предприятие – и она там же лежит в приемной у директора. Ее особенно... Ну, кто-то пришел, посидел, полистал... Но это не потребление газеты, как продукции.



Елена Рыковцева: Давайте спросим у Александра Арцыбашева... вот пусть он посмотрит со своей колокольни на ситуацию, сложившуюся в подмосковном Жуковском. Как вы считаете, Александр, какая газета должна быть, по идее, более популярна среди населения Жуковского: та, в которой на каждой странице любимые народом Путин и Медведев, та, которая говорит о том, что выборы прошли замечательно, молодцы люди в Жуковском, которые проголосовали, или та, которая... Вот я видела несколько номеров другой газеты, которая позволяет себе иронизировать по поводу этих выборов, пишет о том, что эти выборы предсказуемыми были. Какая-то нехорошая, Наташа, у вас просто, ну, не радостная оценка вот этого замечательного события, которое случилось в Москве 2 марта. Вы считаете, Александр, кому отдадут симпатии жители Жуковского, какому изданию?



Александр Арцыбашев: Я считаю, что они проголосуют рублем, конечно, за «Жуковские вести». И я думаю, что они это делают каждую неделю, то, о чем говорила Наталия сегодня. Потому что, вы правы, читать в местной газете, в газете местного сообщества всем набившую оскомину политическую жвачку, которая сыплется со всех экранов, изо всех центральных газет, из центральных СМИ, да еще это потреблять в том печатном продукте, где люди хотят узнать о том, что происходит в собственном городе, где-то на соседней улице, какие здесь проблемы решаются или не решаются, стоят или не стоят... И я думаю, что здесь ответ очевиден, и читатели каждую неделю голосуют рублем своим собственным.



Елена Рыковцева: Вот мне только одно интересно. Журналисты, которые работают в газете, про которую вы сказали, что она – официоз, жвачка и так далее, им же самим, по идее, это не должно быть интересно. Почему они не объяснят своим издателям... Вот как описывалось в сказке про «Городские вести», как ходил издатель и все время чего-то объяснял этим боярам, что то не так, это не так. Почему они не объяснят, что газета просто не будет любима народом? «Вам же нужно, чтобы про вас читали, про вашу замечательную деятельность административно-чиновничью. Почему же вы заранее, заведомо засушиваете эту газету до такого состояния?». Что же журналисты, как вы считаете, Александр, в этих изданиях, они же творческие люди, почему они все это терпят?



Александр Арцыбашев: Разные люди, на самом деле, в этих изданиях работают. Кто-то приспособился, кто-то смеется, так сказать, выпуская этот продукт, кто-то уходит в самоиронию, а кто-то просто уходит. Мне кажется, что проблема здесь в том... вот Наталия, по-моему, подметила эту особенность, что все наши газеты, они родились где-то примерно с 1991 по 1993 годы. Наша газета в 1993 году родилась. И вот сейчас поколение... нет, сейчас обновляется, конечно, и журналисты обновляются, но вот у меня такое ощущение, что то поколение, которое (я за себя говорю) прививку получило августовской революции, мне кажется, они свой выбор сделали. А кто другим ли способом себе прививку не получил эту, тот вот там остается. Жаль... Мне некоторых коллег своих очень жаль просто.



Елена Рыковцева: Понятно.



Наталия Знаменская: И у меня есть одно замечание. Я не знаю, как в Москве, может быть, в Москве и работают профессиональные журналисты в государственных изданиях, а вот на местах, мне кажется, уровень профессионализма в государственных газетах сейчас упал ниже плинтуса. Там и нет даже сегодня журналистов. Туда набирают людей из пресс-службы, с предприятий кого-то готовят... То есть там не требуется вот эта задача. Из школьных учителей берут туда на работу.



Елена Рыковцева: Там же априори не требуется продать эту газету.



Наталия Знаменская: И никто там не мучается, в большинстве случаев там никто не мучается. Их пригласили заниматься этим, и они этим и занимаются, они даже не задумываются ни о чем.



Елена Рыковцева: Евгения Витальевна из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Вы знаете, вот я хочу отреагировать на впечатление вот этой женщины, которая сказала: «Вы даже мэра ругаете!». И я хочу сказать, что мне лучше живется, веселее работается тогда, когда я уважаю начальника, и психологически мне лучше. Я думаю, может быть, это у меня национальная черта от древней, генетической любви к царям. Но мне кажется, что и англичанам легче, когда они уважают своего начальника. А вот эта критика у нас часто в газетах, она неконструктивная. Вот возьмите, сейчас пришел Медведев к власти. Да еще рано делать выводы. Но уже столько грязи... И я хочу сказать, что когда-то у нас были московские фестивали, на них показывали американские фильмы, где было журналистское расследование, связанное с опасностью для жизни. А у нас в газетах... Вот я вам могу сказать так, весь мир держится на страхе, не на ужасе перед несправедливыми репрессиями, а на нормальном страхе, когда ребенок идет в школу и боится получить «двойку». Вот почему прессу боятся в Англии, в Европе? Почему вас не боятся? Это вы должны выяснить. Вот когда вас начнут бояться мэры, они и работать будут лучше. Должен быть страх перед прессой, и это свобода слова, а у нас...



Елена Рыковцева: Евгения Витальевна, подождите! А если начнут бояться мэры, то получается, что газета критикует мэра. А вы тут же скажете: «А что же вы критикуете мэра? Мне не нравится, когда критикуют начальство».



Слушатель: Нет-нет, критика должна быть такая, что... Вот я просто читала газеты, что если в Англии журналист критикует - и это неправда, то журналист лишается работы. А если он критикует – и это правда, то мэр лишается работы. Вот так.



Елена Рыковцева: Спасибо вам большое за звонок.


И я спрашиваю Евгения Зиновьева. Можно ли то, что сказала Евгения Витальевна, считать ответом на вопрос: почему независимые издания России нельзя обозначить как остро оппозиционные, это нормальные, взвешенные издания, никакой там особой борьбы с федеральной властью нет, потому что вы стараетесь учитывать интересы своих читателей, которые, как сказала опять же Евгения Витальевна только что, состоят в том, чтобы, ну, «не надо зря ругать начальство, нам комфортнее, когда начальство в порядке»? Можно считать, что это ответ?



Евгений Зиновьев: Я сначала хотел бы несколько разобраться в терминологии. Дело в том, что реплика Евгении Витальевны меня навела вот на такие мысли. Да, действительно, начальство нужно уважать, с этим я согласен. И я своего начальника тоже очень уважаю.



Елена Рыковцева: А это какого начальника вы уважаете, это кого?



Евгений Зиновьев: Моего издателя Валерия...



Елена Рыковцева: А, издателя Валерия, понятно, вашего коллегу. Ну, он не совсем начальник...



Евгений Зиновьев: А если говорить о мэрах, если говорить о президенте, то здесь еще нужно разобраться, кто из них начальник. Дело в том, что мэр любого города и президент всей страны, наоборот, люди подчиненные всему народу, по идее. Народ нанимает их на работу, народ оплачивает их труд, и они работают на благо народа. Поэтому кто тут кого должен уважать – тут есть о чем поговорить. Это во-первых.


И по существу вашего вопроса, Елена, я бы хотел, наверное, сказать, что, да, действительно, мы не ставим себе целью быть оппозиционным изданием. Дело в том, что вот то, что происходит сейчас в стране, это, на мой взгляд, на мой личный взгляд, неплохо. И активно все лажать, активно все критиковать – это, на мой взгляд, было бы неправильно. Потому что все-таки такая массовая поддержка официального курса, которым идет наша страна, такая мощная поддержка преемника Дмитрия Медведева, она все-таки говорит о том, что большинство населения разделяет те тенденции, которые сейчас происходят в нашем государстве. И на этом фоне быть оппозиционной прессой – это значит идти против большинства народа, это значит быть в какой-то степени маргинальной прессой, и такой цели у нас нет.



Елена Рыковцева: Спасибо. Александр Арцыбашев, вы разделяете эту точку зрения коллеги Евгения Зиновьева из города Ревда, Свердловской области?



Александр Арцыбашев: Я, к сожалению, не услышал всего того, что говорил Евгений, - связь оборвалась. Но я могу прокомментировать или высказать свою точку зрения на то, что сказала радиослушательница.



Елена Рыковцева: Давайте. Собственно говоря, это и будет ваш комментарий к тому, что сказал Евгений.



Александр Арцыбашев: Вообще, я с ней, по большому счету, согласен в том смысле, что она права: мэр и власть, они должны бояться прессы. Она права в том, что если журналист написал, то он должен отвечать за свои слова, если мэр что-то сделал, то он должен отвечать за свои слова. У нас ситуация не такая уникальная, как... вернее, у нас, наверное, уникальнее ситуация, чем в Жуковском - все те 15 лет, которые газета существует, у нас один мэр, не шесть...



Елена Рыковцева: Связь опять оборвалась. И я должна подчеркнуть, что этот один мэр работает в городе Краснотурьинске, чтобы слушатели не запутались. Эля из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я хотела бы сказать, что такая региональная пресса, мне кажется, она не то что должна прямо становиться журналом «ЖЖ» в печати, но мне кажется, что если бы она как-то у людей проявила интерес к самим себе, вот именно к своей жизни и к частной, и от частной, идущей на какой-то более широкий уровень, к такой очаговой, то это было бы лучше. Ну а что касается начальства, которое комфортнее уважать... Он еще ничего не сделал, его только что привели... А кто его привел – это тоже говорит о том... как он пришел – тут тоже, в общем, можно понять, что будет. В общем, мне кажется, что поскольку у нас пресса не может добиться действий по своим каким-то публикациям, то поэтому и считают, что оголтелые и так далее. Вот эти самые расследования... Ведь пресса ничего не может сделать, мне кажется. Масса этих расследований... И в общем, почитают, закроют окошко – и все дальше продолжается.



Елена Рыковцева: Да. Эля, спасибо большое вам за звонок.


Алла Павловна из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте, господа. Вы знаете, может быть, я где-то недослушала или прослушала, но меня мучает один вопрос. Полномочия президента закончились в марте этого года, его выбирали на два года. Почему инаугурация на два месяца отложена? И почему у нас двоевластие? Ведь можно так инаугурацию отложить и на полгода, и на год, и на все два года.



Елена Рыковцева: Алла Павловна, есть Конституция Российской Федерации, согласно которой президент приступает к своим обязанностям через два месяца. И это не только в России, это везде так, потому что президент должен просто успеть сформировать команду, дел у него много, он не может сразу, с бухты-барахты, сесть и начать руководить, потому что команда, команда и еще раз команда формируется за эти два месяца.


Олег из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Тут Евгения Витальевна сказала, что Медведева рано критиковать, потому что он еще ничего не совершил. Во-первых, мне кажется, что он все-таки кое-что совершил – он избрался тем способом, которым избрался.



Елена Рыковцева: Нет, Олег, вы скажите, местная, региональная пресса должна заниматься критикой Медведева, например, и того способа, которым он избирается? Это ее дело?



Слушатель: Ну, я думаю, что если человеку есть что сказать, то при всех обстоятельствах он может высказать свое мнение. К тому же, наверное, на местных выборах были какие-нибудь приколы с выборами, поэтому можно про них рассказать, например.



Елена Рыковцева: Да. Вот я расскажу про приколы с выборами. Смотрите, две газеты – тот же самый «Вечерний Котлас» и газета «Авиаград» - написали об одном и том же – о том, как разыгрываются призы во время выборов, во время похода людей на избирательные участки. Причем обе газеты, какой бы разной позиции... вот, пожалуйста, «Авиаград» - это государственная, «Вечерний Котлас» - это газета независимая, однако же обе с одинаковой симпатией говорят о том, что люди пришли на участки, получили тут же пригласительные талоны на участие в лотерее. Причем в «Котласе» очень подробно описывается, как это делалось. Нужно еще было и заполнить карточку, получая лотерейный билет, указав номер избирательного участка и свой порядковый номер в списке избирателей. В Котласе список призов для участия в розыгрыше начинался с автомобиля «ВАЗ-21053» стоимостью 155 тысяч рублей. В списке также фигурировал ноутбук, сотовый телефон, диван «Ручеек», три сертификата на приобретение мебели и так далее. А вот в Жуковском разыгрывалось очень большое количество DVD -плееров « Elenberg», USB флэш-накопители «Kingston», а также сотовый телефон « Nokia -1200». Но смысл-то в том, что никакое из этих изданий не смотрит на это иронично, критически, а просто описывают: «Вот лотерея, вот хорошее дело...». Ну, это способ затащить людей на участки.


Евгений Зиновьев, как вы к такого рода вещам относитесь в своем городе Ревда? Были ли у вас эти лотереи? И как вы считаете, это нужно критиковать или доносить до читателя, наоборот, информацию об этой лотерее, что у них есть шанс прийти на участок и выиграть что-то?



Евгений Зиновьев: Во-первых, слава Богу, что я к таким вещам не отношусь и не занимаюсь, и заниматься не намерен. И слава Богу, я вообще не в этой сфере работаю. Но вообще, конечно...



Елена Рыковцева: Нет, вы работаете в сфере освещения таких вещей, вы можете это освещать или не освещать.



Евгений Зиновьев: Да. Конечно же, я считаю, что это плохо. И всякие розыгрыши, и ничего раздавать на участках, я считаю, нельзя. И вообще, не надо этим заниматься. И, да, я считаю, что освещать мы это должны. И вот буквально сейчас я занимаюсь тем, что пытаюсь, наконец-то, выяснить, поили ли у нас избирателей водкой или не поили.



Елена Рыковцева: Очень интересно!



Евгений Зиновьев: Потому что кто-то видел, кто-то не видел. Заявление в милицию подали, там вроде проводят проверку, но тоже ничего еще не могут сказать. Вот такие дела!..



Елена Рыковцева: Интересно! И если поили, то за счет какого из кандидатов – вот в чем вопрос.



Евгений Зиновьев: Называется одна фамилия... Ну, естественно, пока не доказано, никто сказать ничего не может.



Елена Рыковцева: Да. Не пойман – не поил.


Читаю сообщения наших слушателей. Майорова пишет: «К сожалению, независимых изданий остаются единицы, причем в больших городах их меньше, чем в регионах». Действительно, это так получается. «В Москве, по-моему, только одна такая газета, и вы знаете, как она называется. Но и ей приходится быть очень осторожной, чтобы существовать. А миссия одна – доносить до нас правду». У меня есть подозрение, что на «Новую газету» намекает слушательница Майорова.


Андрей из Одинцова пишет так: «Наша власть почти все СМИ и прессу уже взяла под свой контроль. Не боятся ли ваши редакторы не зависимых от власти газет, что их просто закроют? Каково мнение гостей?». Пожалуйста, Наталия Знаменская. Вот возьмут вас и закроют: что-то вы слишком независимые и мало что пишите про Медведева хорошего.



Наталия Знаменская: Нет, вообще в нашей стране может быть все. И мы как бы к этому... во всяком случае, я к таким вещам готова. Единственное, что сегодня для того мы и... это у нас еще не только миссия, но еще и бизнес, что мы в своем бизнесе готовим степени защиты от всего этого. Да, могут закрыть. Но это будет не просто, а это будет очень сложно сделать.



Елена Рыковцева: Александр Арцыбашев, а вас просто закрыть? Вот взять и закрыть, потому что не нравитесь.



Александр Арцыбашев: Ну, смотря как постараться... Я бы просто ответил на этот вопрос так, что волков бояться – в лес не ходить. Если мы этим занимаемся, значит, будем барахтаться, даже если будут закрывать. Хотя закрывали же уже много раз и всяко разно...



Елена Рыковцева: И все еще открыты!



Александр Арцыбашев: Да!



Елена Рыковцева: Евгений Зиновьев, возможно ли это в современной России, что нормально действующее, функционирующее, не имеющее проблем с финансами, с проверяющими органами и так далее издание вдруг берут и закрывают? Возможно такое? И только потому, что оно не нравится кому-то.



Евгений Зиновьев: Ну, замучаются закрывать.



Елена Рыковцева: Понятно. Будем надеяться, что вот так все будет.


Читаю дальше сообщения с пейджера. «Независимым изданиям не стоит слишком сильно быть независимыми от власти и ее линии. К власти им нужно постоянно прислушиваться, а то их миссия может неожиданно оборваться, и толстый кошелек не поможет», - прогнозирует слушатель Добрый. Ну, все-таки будем надеяться, что вы сглазите.


«Насчет независимой прессы. Граждане, которым небезразлично - быть ли рабами сегодняшней чиновной власти, которая чинит произвол над людьми, или быть свободными людьми, живущими в честной стране, могут бесплатно получить честную прессу на «Маршах несогласных» и пикетах против произвола власти», - советует слушательница Савельева. Ну, это немножко другие издания, которые на пикетах, для другой цели. Мы же говорим сейчас об изданиях, которые существуют каждый день, не для пикета, и рассказывают о реальной жизни вот этого...



Наталия Знаменская: И независимо от обстановки, которая происходит в стране.



Елена Рыковцева: Да. «Лично для меня сегодня критерием независимости издания является принципиальная оценка прошедших выборов, например, доказательная критика представленной отчетности участковых и территориальных комиссий», - Надежда пишет. Это все вот в тех газетах, которые я получила, есть.


«Пресса должна быть не оппозиционной, а критической. Обидно, что у нас журналисты танцуют от печки», - пишет Константин.


«Для того чтобы люди проснулись и начали понимать, что только они могут добиться того, чтобы в стране соблюдались их права, нужна свободная пресса. Вот чтобы была свободная пресса, нужно заинтересовать людей этой прессой. Сначала ее доставлять в виде листовок в почтовые ящики, а потом уже будут покупать», - Мария Борисовна советует.


И мы завершаем на этом программу «Час прессы» на волнах Радио Свобода. С вами были руководители по-настоящему независимых российских изданий.




Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG