Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Трудовая дискриминация в России: доказать нельзя, и никто не жалуется


По Конституции, нельзя сравнивать работников по полу, возрасту, национальности и месту проживания

По Конституции, нельзя сравнивать работников по полу, возрасту, национальности и месту проживания

Трудовая дискриминация в России становиться явлением все более распространенным. К такому выводу пришли сотрудники некоммерческой организации Центр социально-трудовых отношений. Результаты опроса, проведенного центром в двух крупных индустриальных городах Кемерово и Самаре, показали, что каждый седьмой работник сталкивается с этой проблемой.

Лидирующее место среди социально-трудовых проблем прочно занимает возрастная дискриминация. Получить место работы сложней всего молодым людям и тем, кто старше 45 лет. «В России работодатели с легкостью нарушают Трудовой кодекс и, что самое тревожное, без всяких последствий для себя», - убежден ведущий специалист социально-экономических программ Центра социально-трудовых прав Петр Бизюков. Но трудовую дискриминацию не надо все же путать с нарушениями трудовых прав:

«Вообще дискриминация - это не просто нарушение, это не административное, не гражданское, это конституционное нарушение. Не случайно запрет на дискриминацию зафиксирован в Конституции, причем в одной из самых первых статей, где провозглашаются основы государственности, статья 19-я. Не всегда это становится понятным, потому что можно подобрать другие слова. Это запрещенная дифференциация, запрещенное различение людей».

В российском Трудовом кодексе выделено 15 оснований, по которым запрещено сравнение людей, причем этот список периодически дополняется. Это пол, возраст, национальность, место проживания, политические взгляды, семейное и социально-имущественное положение и другие обстоятельства, не связанные с деловыми качествами работника. Однако все эти предписания работодатели нарушают с легкостью, говорит юрист, сотрудник Центра социально-трудовых прав Анна Гвоздицких:

«Если представить себе ситуацию, широко распространенную, например, в ресторанах с национальной кухней предпочитают набирать в качестве официантов работников с внешностью, которая бы соответствовала, создавала внешний колорит. Я считаю, что отбор работников по внешнему виду в данном случае совершенно незаконен, так как внешность не может являться деловым качеством работника. Если ты официант, ты должен обслуживать клиентов, быть вежливым, знать меню и так далее, но никак твоя внешность не влияет на выполнение трудовой функции».

Как показали исследования Центра социально-трудовых прав, сами работодатели считают, что трудовая дискриминация - явление малораспространенное, не говоря уже о том, что на своем предприятии они его никогда не признают. Хотя многие вспоминают, что когда они были простыми работниками, то им нередко приходилось сталкиваться с давлением со стороны начальства. А некоторые, наоборот, рассуждали о пользе дискриминации, как рычаге управления людьми и значительной экономии средств фирмы или предприятия, рассказывает Петр Бизюков:

«Люди без всякого труда рассказывают о ситуациях, связанных с нарушением своих прав, нарушением прав своих коллег, своих знакомых. Чаще всего это достаточно правдивые рассказы, которые действительно свидетельствуют о нарушениях, это попытки заставить людей работать больше без дополнительной оплаты, это попытки ухудшить им условия труда, это какие-то ограничения в области заработной платы, премий, доплат и так далее, и тому подобное. Одновременно работники говорят о том, что, в общем-то, сделать практически ничего невозможно. Если начальник захотел что-то сделать, бороться с ним бесполезно».

Бороться за свои трудовые права решается только тот, кто убежден, что работать здесь он больше не будет. В этом случае добиться компенсации или хотя бы испортить настроение бывшему начальнику дискриминированным иногда удается. Но чаще всего, говорит Бизюков, люди поступаются своими гражданскими правами, чтобы сохранить рабочее место. Отсутствие правовых знаний у работников – еще один фактор, который позволяет расцветать трудовой дискриминации. Хотя представители службы занятости, комитетов по труду, судьи и прокуратура смотрят в первую очередь, насколько это явление доказуемо.

«Это те люди, которые от лица государства смотрят за тем, в каких рамках трудовые отношения функционируют. Как правило, эти люди признают существование дискриминации. В службе занятости нам говорили о том, что - мы очень негативно относимся, например, к практике ограничений при приеме, потому что мы-то знаем наших клиентов, мы проводим с ними серьезную профориентационную работу, и мы знаем их потенциал, и то, что работодатели, предъявляя вакансии, выдвигают ограничения по полу, по возрасту, по месту жительства, по семейности, мы понимаем, что это совершенно не работающий критерий для них, мы можем им предоставить, но они находятся как бы в своем праве и представителям служб занятости не хватает возможностей это пересилить, передавить. Мы не можем начать действовать (об этом же, кстати, говорят и сотрудники правоохранительных органов), включить эту мощь государства для борьбы с дискриминацией до тех пор, пока мы не получим соответствующего запроса снизу. Запрос снизу - это от работника. Но тут же они говорят: процедура доказывания факта дискриминации очень сложна, плохо проработана. Как говорят представители судебного корпуса, доказать это почти невозможно в наших условиях», - говорит Петр Бизюков.

В результате дискриминационные практики в сфере трудовых отношений становятся все более распространенными, все более привычными. Юрист Анна Гвоздицких делает неутешительный вывод: в России нет действенного механизма защиты работников от бесчинства руководителей:

«Есть такие механизмы, которые я могу назвать правовыми, они очевидные, это обращение в суд, обращение в прокуратуру с заявлением о возбуждении уголовного дела, потому что есть уголовная ответственность за нарушение равноправия граждан. Но по дискриминации, собственно говоря, и все, потому что жалобы в государственную инспекцию труда, к сожалению, не помогут. У уголовной ответственности очень ограниченный спектр действий. И уголовных дел... я не знаю, чтобы возбуждались по данной статье. Что касается суда, суд сразу ставит под сомнение большое, останешься ли ты работать на этом месте или нет, хотя готовы судиться те, кто... беременные, в принципе можно вести речь о так называемых неправовых механизмах, не то, что они незаконны, они легальные, но просто не так широко распространены, проводить различные переговоры. Конечно, здесь надо, чтобы работник вел их с участием представителя, хотя, опять же, они, как правило, заканчиваются тем, что человек получит компенсацию, та, которая его удовлетворит, и он уйдет».

Не стоит ждать помощи и от профсоюзов, считают сотрудники Центра социально-трудовых прав. Большинство профсоюзных лидеров просто не осознают проблему, а сами работники часто не знают, что эта общественная организация должна защищать их от трудовой дискриминации.


XS
SM
MD
LG