Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве прошли два запрещенных мероприятия антифашистов


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Кирилл Кобрин: С начала этого года в России зафиксировано рекордное число преступлений, совершенных по мотивам национальной ненависти. Официально 26 человек погибли, и 71 получил ранения. Последнее убийство совершено в центре Москвы вечером 16 апреля, когда группа неонацистов напала на компанию, состоящую из сторонников антифашистского движения. Погиб 21-летний житель подмосковного Ногинска Алексей Крылов. В память о своем соратнике в среду в Москве прошли сразу два запрещенных мероприятия антифашистов. А сегодня они провели пресс-конференцию, на которой заявили, что в России начинается гражданская война на национальной почве.



Максим Ярошевский: Главное действующее лицо сегодняшней пресс-конференции, которую организаторы назвали "Неонацисты провоцируют войну", - свидетель убийства в центре Москвы и знакомый погибшего Алексея Крылова антифашист Павел Новиков - так и не появился. Его вызвали для дачи показаний в прокуратуру, объяснили участники встречи.


Основной причиной для сегодняшней пресс-конференции стало событие, произошедшее на улице Маросейка 16 марта. Группа неонацистов в количестве 20 человек, вооруженных ножами, напала на компанию молодых людей, которые направлялись на концерт панк-группы в клуб "Арт-Гарбадж". В результате потасовки смертельные ранения получил 21-летний Алексей Крылов. Еще одну девушку от ножа спас рюкзак. Антифашисты на месте убийства краской из баллончика уже сделали надпись: "Крыл. Вечная память. Убит нацистами. Мы помним". Туда в среду вечером около 30 молодых антифашистов принесли цветы, поставили свечи и фотографии. Несколько человек с завернутыми шарфами лицами развернули растяжку "Фашизм не пройдет". Говорит один из участников митинга памяти, пожелавший не называть в целях безопасности своего имени.



Участник акции: Тот факт, что правительство очень часто скрывает эти факты, что молодых ребят убивают, это нас возмущает. Почему я закрыл лицо? Я не хочу, чтобы те же нацистские мрази меня смогли сфотографировать, найти и у подъезда в горло пихнуть мне нож, как уже было. С их стороны было максимум все организовано.



Максим Ярошевский: Разрешение на безмолвную акцию неподалеку от метро "Китай-город" антифашисты не получали. Однако длилась она более получаса, и за это время ни один милиционер на Маросейке так и не появился. Зато к вечеру хватало бойцов ОМОНа в Новопушкинском сквере. Именно там, недалеко от памятника Пушкину антифа планировала провести более масштабную акцию памяти Алексея Крылова. Ее организаторы вовремя узнали об усиленных нарядах милиции и оперативно перенесли место встречи. В начале восьмого вечера на выходе из метро "Кропоткинская" собралось более 200 человек. Большинство скрывало свои лица шарфами и масками. В руках появились зажженные фальшфаеры, моментально развернули растяжку: "Ваше безразличие - наша смерть". Скандируя "Фашизм не пройдет!", толпа по Гоголевскому бульвару двинулась в сторону Арбата и беспрепятственно дошла до Смоленской площади, где за считанные секунды растворилась в метро. В это время столичная милиция рапортовало, что в Новопушкинском сквере задержаны 50 антифашистов, а запланированное шествие в городе удалось предотвратить.


Уличная война между неонацистами и антифашистами идет уже несколько лет. Жестокие столкновения чаще всего происходят во время концертов музыкальных групп. Так же произошло 16 марта, когда в клубе "Арт-Гарбадж" играли панк-группы, которые поддерживают антифашистов и анархистов. При этом многие сегодня констатируют, что неонацисты ушли в глубокое подполье, о котором ничего не известно. По мнению заместителя директора информационно-аналитического центра "Сова" Галины Кожевниковой, связано это с работой милиции.



Галина Кожевникова: Нужно признать, что в Москве сложилось неонацистское подполье, которое реагирует на непривычную для себя ситуацию, а именно, ситуацию давления правоохранительного. Если давление будет последовательным, систематическим и законным, то, скорее всего, волну насилия удастся сбить. Но поскольку ресурсов подполья никто не знает, соответственно, никто не может предсказать, как быстро это произойдет.



Максим Ярошевский: В России начинается гражданская война на национальной, расистской почве, считает президент Института верховенства права Станислав Маркелов.



Станислав Маркелов: Произошла ситуация, когда распалась или же искусственно разгромили умеренную часть националистического движения, и они сами все сознательно ушли в подполье, резко расширили деятельность своего подполья и стали провоцировать именно появление войны. Все последние действия - с начала года резкая активизация нацистских нападений как на представителей другой национальности, так и по линии антифа, - идут именно с целью провокации прямых, чуть ли не боевых действий. Во-первых, по общей симптоматике возраст участников этих движений, основная масса - это 14-18 лет, но количество их очень заметно выросло. Руководят этим люди за 30-40 лет. Во-вторых, резко увеличилась массовость нацистского движения. Причем раньше это во многом был клубный уровень, то есть собрались, побалагурили, попили пива, случайно нашли на улице какого-нибудь кавказца, напали на него, - сейчас это уже имеет все больше боевую направленность. Появились целые бригады, которые вообще не занимаются никакой идеологией, никакими выступлениями, а занимаются только боевыми нападениями.



Максим Ярошевский: По данным информационно-аналитического центра "Сова", наступивший год по количеству убийств на национальной почве бьет все рекорды. 26 человек погибли, еще 71 получил ранения. Наибольшее количество преступлений приходится на Москву, Санкт-Петербург и Воронеж.


Из года в год наибольшая активность неонацистов приходится на весенний период. Тому есть свои причины, считает Галина Кожевникова.



Галина Кожевникова: Весна - это очень много знаковых дат для российских, да и не только для российских неонацистов. Это не только день рождения Гитлера. Там и день рождения Гесса, и годовщина убийства Боровикова, и еще целый ряд, к которым неонацисты приурочивают свои рейды.



Максим Ярошевский: Имеются ли данные о том, что антифашисты делают свои акции, уже направленные против неонацистов?



Галина Кожевникова: Конечно, есть. Просто надо понимать, что на самом деле все эти события предпочитают не придавать огласке, причем как со стороны нацистов, так и со стороны радикальных антифа. Это своего рода такая уличная война, которую пытаются скрыть от посторонних глаз. И элементы этой войны, связанные с убийствами, они выплескиваются время от времени на улицу. Но известно же, что два года назад было, например, нападение радикальных антифа на, в общем-то, мирный митинг ДПНИ в Петербурге.



Максим Ярошевский: Эксперт центра "Сова" Галина Кожевникова не верит, что в ближайшие годы в России может начаться гражданская война из-за роста расизма и национализма. Однако уличная уже идет.



Галина Кожевникова: Я бы, честно говоря, не употребляла такие сильные термины, как гражданская война, хотя уличная война уже идет. Мне кажется, что прогнозы на серьезную дестабилизацию в ближайшее время - все-таки это слишком пессимистично, тем не менее, безусловно, опасность серьезной дестабилизации, спровоцированной неонацистскими группировками, даже не чисто неонацистскими, а ультраправыми группировками, спектр которых гораздо шире, чем неонацизм, очень велика. Пример Кондопоги очень хорошо это подтверждает. Сейчас, к сожалению, этнически окрашенное недовольство является единственным способом выражения любого протеста. В Кондопоге, где не было ни одного скинхеда и вообще не было серьезного ультраправого движения, но были сильные ксенофобные настроения у населения, достаточно было нескольких ярких ораторов и лидеров, которые приехали туда и направили народное недовольство, социальный, по сути, протест против бездействия милиции, против каких-то социальных неурядиц в этническое русло.



Максим Ярошевский: Говорила заместитель директора центра "Сова" Галина Кожевникова.


XS
SM
MD
LG