Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Заместитель директора центра "Сова" Галина Кожевникова о праворадикальном подполье в Москве


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие заместитель директора центра "Сова" Галина Кожевникова.



Андрей Шарый: Минувшей зимой правозащитные органы зарегистрировали всплеск преступлений на национальной почве. 26 человек погибло, 76 получили ранения с начала года. В условиях, когда милиция по разным причинам оказывается не в состоянии справиться с реально существующим уже в Москве праворадикальным подпольем, одной из сил противодействия скинхедам становятся активисты леворадикальных молодежных организаций, к одной из которых - "Антифа" - принадлежал убитый Алексей Крылов. Мониторингом ситуации и анализом проблем, связанных с общественным противодействием ксенофобии и расизму, занимается правозащитный информационный центр "Сова". Говорит заместитель директора центра "Сова" Галина Кожевникова.



Галина Кожевникова: Дело Рыно так широко и так активно освещалось СМИ, что, безусловно, должны были просто появиться подражатели. Помните, Артур Рыно - это молодой человек, группа которого совершила несколько убийств и взяла на себя ответственность за совершение нескольких десятков убийств по мотивам расовой ненависти. И подражатели, конечно, появиться были должны обязательно. И вторая причина, как ни парадоксально это звучит, это усилившееся давление на московских неонацистов со стороны милиции и прокуратуры Москвы. Я говорю именно о Москве, потому что здесь мы наблюдаем резкий взрыв жестокости и насилия. Почему парадокс, потому что нужно признать, что в Москве сложилось неонацистское подполье, которое реагирует на непривычную для себя ситуацию, а именно - ситуацию давления правоохранительного. Если давление будет последовательным, систематическим и законным, то, скорее всего, волну насилия удастся сбить. Но поскольку ресурсов подполья никто не знает, соответственно, никто не может предсказать, как быстро это произойдет.


Вообще, рост происходит стабильно, просто всплески насилия происходят весной, потому что весна - это очень много знаковых дат для российских, да и не только для российских неонацистов. Это не только день рождения Гитлера. Это и день рождения Гесса, и годовщина убийства Боровикова, и еще целый ряд дат, к которым неонацисты приурочивают свои рейды.


Надо понимать, что на самом деле все эти события предпочитают не придавать огласке, причем как со стороны нацистов, так и со стороны радикальных антифа. Это своего рода такая уличная война, которую пытаются скрыть от посторонних глаз. И элементы этой войны, связанные с убийствами, они выплескиваются время от времени на улицу. Ну, известно же, что два года назад было, например, нападение радикальных антифа на, в общем-то, мирный митинг ДПНИ в Петербурге. И тоже осенью 2006 года было нападение радикальных антифа в Москве, в районе Октябрьской площади, на посетителей неонацистского концерта. Но надо отметить, что там все гораздо более мирно заканчивается, все-таки антифа не убивают.


А власти, безусловно, не могут контролировать это. Это происходит по разным причинам, в том числе, просто из-за того, что, конечно, у нас очень непрофессиональная милиция. Это не связано никак с политикой, это связано с какими-то такими объективными причинами, общими, кризисными.


Я бы не употребляла такие сильные термины, как гражданская война, хотя уличная война уже идет. Мне кажется, что прогнозы на серьезную дестабилизацию в ближайшее время все-таки слишком пессимистичны, тем не менее, безусловно, опасность серьезной дестабилизации, спровоцированной неонацистскими группировками, даже не чисто неонацистскими, а ультраправыми группировками, спектр которых гораздо шире, чем неонацизм, очень велика. Пример Кондопоги очень хорошо это подтверждает. Сейчас, к сожалению, этнически окрашенное недовольство является единственным способом выражения любого протеста. В Кондопоге, где не было ни одного скинхеда и вообще не было серьезного ультраправого движения, но были сильные ксенофобные настроения у населения, достаточно было нескольких ярких ораторов и лидеров, которые приехали туда и направили народное недовольство, социальный, по сути, протест против бездействия милиции, против каких-то социальных неурядиц в этническое русло, для того чтобы начались этнические погромы.


XS
SM
MD
LG