Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Англии вышла книга о Рудольфе Нурееве



Иван Толстой: 17 марта великому танцовщику Рудольфу Нуриеву исполнилось бы 70 лет. Нуриев скончался в 1993 году. В Лондоне опубликована его новая биография, в которой приводится много ранее неизвестных подробностей жизни новатора балетного искусства. С автором книги «Рудольф Нуриев. Жизнь» британской писательницей и историком балета Джули Кавене встретилась Наталья Голицына.



Наталья Голицына: Свою обширную, насчитывающую около восьмисот страниц книгу Джули Кавене писала десять лет. Бывшая балерина, оставившая сцену из-за травмы, она была знакома с Нуриевым, встречалась с ним в Лондоне и Париже, изучила все доступные архивные материалы, встретилась с людьми, знавшими великого танцовщика в России, Англии, Франции и Америке, и создала достоверный, многогранный, противоречивый и нелицеприятный портрет одного из самых неоднозначных и эксцентричных гениев мирового балета. Кавене отдает должное огромному вкладу Нуриева в искусство балета, считая, что он кардинально изменил технику мужского балетного танца. По ее словам, Нуриев был одержим балетом. Но одновременно она не скрывает и темных сторон его личности, считая его жертвой собственного неистового темперамента и бурных страстей, эгоизма, высокомерия и многочисленных пороков. Если английский историк и философ Томас Карлейль прав, утверждая, что гений – это «прежде всего трансцендентная способность воспринимать боль», то Рудольф Нуриев, несомненно, был гением, правда, с одной поправкой: у него была удивительная способность не только воспринимать, но и причинять боль.


Свой мелодраматический рассказ о жизни Нуриева Джули Кавене начинает с рождения будущего великого танцовщика в поезде, идущем из Уфы во Владивосток, где служил в Красной Армии муж его матери. Обширная глава книги посвящена бегству Нуриева на Запад во время гастролей балета Кировского театра в Париже в 1961-м году. Здесь Джули Кавене разоблачает миф о мотивах его бегства, утверждающий, что Нуриев якобы «выбрал свободу» и был чуть ли не политическим противником советского режима. На самом деле, пишет автор книги, Нуриев был абсолютно аполитичным человеком, и всё было прозаичнее и проще. Сопровождавшие балетную труппу сотрудники КГБ узнали о гомосексуальных наклонностях Нуриева и его контактах в Париже с иностранцами и решили отправить его домой. Они сообщили Нуриеву, что Москва якобы требует его участия в правительственном концерте в Кремле. Кроме того, ему сказали, что его мать будто бы серьезно больна (что тоже было ложью). Нуриев почуял неладное и, зная, что дома его ждет суд и тюрьма за нетрадиционную сексуальную ориентацию, решил не возвращаться на родину. Этот страх и был главной причиной его бегства. В интервью Радио Свобода Джули Кавене излагает свою версию бегства Нуриева на Запад.



Джули Кавене: Думаю, что Нуриев был абсолютно аполитичен и никогда даже не задумывался о политике. В его бегстве не было никаких политических мотивов, он был полностью отчужден от политики. Бежать на Запад побудили его личные причины. Он осознавал себя геем. И это представляло для него опасность в России. Впоследствие Нуриев как-то заметил, что в России он не мог сам выбирать себе друзей, имея в виду, сексуальных партнеров. В те времена в России это было невозможно. Бежать его заставила комбинация причин. Ну, а когда его уже доставили в парижский аэропорт, то там он отдал себя в руки французской полиции потому, что хорошо осознавал, что в России для него с балетной карьерой будет покончено, и в лучшем случае ответом на его поведение в Париже, где он нарушил все предписания КГБ, будет ссылка в Сибирь. Думаю, что, если бы не эти опасения, он наверняка вернулся бы в Россию.



Наталья Голицына: Вы пишете, что заметную роль в намерении Нуриева бежать на Запад сыграл Тейя Кемпке из Восточной Германии - его соученик по балетному училищу имени Вагановой.



Джули Кавене: Я бы сказала, что Кемпке был человеком, который постоянно твердил Нуриеву, что он не добьется международного признания, если не окажется на Западе. Никто не знал об их связи, даже друзья Кемпке в Германии. Это абсолютно новая деталь биографии Нуриева. Когда я получила доступ к частному архиву Нуриева, я поняла, какое влияние оказал этот юноша на Нуриева. Кемпке умер в конце 70-х. Надо сказать, что на протяжении всей жизни он расплачивался за связь с Нуриевым. В ГДР ему не позволяли выезжать на Запад. Его семья тоже была наказана.



Наталья Голицына: В своей книге Джули Кавене рассказывает, что, как сообщил бежавший на Запад полковник КГБ Василий Митрохин, после бегства Нуриева Первое главное управление КГБ решило покалечить его – сломать ему ноги. Автор книги приводит еще одно подтверждение наличия такого плана, ссылаясь на показания другого перебежчика из КГБ майора Анатолия Голицына, бежавшего в США в начале 60-х годов. Голицын показал на допросе в ЦРУ, что после бегства Нуриева Хрущев был так разъярен, что требовал ликвидации беглого танцовщика.



Джули Кавене: Международное признание пришло к Рудольфу Нуриеву после сотрудничества со звездой британского Королевского балета Марго Фонтейн. Уже первое их появление в «Жизели» в феврале 1962-го года на сцене «Ковент Гарден» вызвало фурор. Далее последовали «Лебединое озеро», «Ромео и Джульета», «Сильфида». Сэр Фредерик Эштон специально для них написал и поставил балет «Маргарита и Арман» на музыку Листа, ставший международной сенсацией. Какую роль сыграла Марго Фонтейн в балетной карьере Нуриева? Джули Кавене.



Наталья Голицына: Знаете, поначалу она вовсе не хотела с ним танцевать. Она боялась выглядеть его матерью – Фонтейн была вдвое старше Нуриева. Но надо сказать, что работа с Нуриевым вызвала у нее второе дыхание, - в то время она уже подумывала об уходе на пенсию. У них сразу же возникло полнейшее взаимопонимание, причем не только на сцене, но и за ее пределами. Они оказали огромное влияние друг на друга; многое и в их технике, и стиле изменилось под этим взаимным влиянием. Нуриев многое позаимствовал у Фонтейн, обновив свою технику, но и она под его влиянием стала абсолютно другой балериной, превратившись из осторожной, даже слегка медлительной танцовщицы в страстную и темпераментную артистку. Благодаря Нуриеву у нее появился также русский балетный репертуар.



Джули Кавене: Книга «Рудольф Нуриев» завершается творческой агонией Нуриева и его смертью от СПИДа в 1993-м году. Незадолго до кончины великого танцовщика автор его биографии Джули Кавене встретилась с Нуриевым в его парижской квартире. Каким же человеком был Нуриев?



Наталья Голицына: Знаете, он был удивительно двойственной натурой – в нем одновременно уживались ангел и дьявол. Многих шокировал его буйный темперамент, особенно людей посредственных и ленивых, у которых не было такой всепоглощающей страсти к балету. Однако он мог быть замечательным другом, и люди отвечали ему тем же. Он помогал находившимся в беде танцовщикам, давая им работу. Он всегда ощущал в себе две волновавшие его сущности и использовал балет для их реализации. По существу это были нечестивость и чистота.





XS
SM
MD
LG