Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Криминальная история недавнего прошлого




Владимир Тольц: Сегодня речь пойдет о криминальной истории недавнего прошлого. С незапамятных времен и особенно с момента возникновения кодифицированного права описание и осмысление преступлений – неотъемлемая часть осмысления прошлого. Правовые нормы и их криминальные нарушения с времен афинского законодателя Солона до убийства в Афинах российского киллера Солоника повсеместно и неоднократно менялись. Соответственно менялись способы и методы изучения истории преступлений. С изучением истории криминалитета современной России – большие сложности. Во-первых, они связаны с той ролью, которая играла преступность в российской жизни в последнее десятилетие ХХ века. Тогда (да и сейчас) ее бывало называли одной из ветвей власти – законодательная, исполнительная, судебная, а к ним добавляли еще власть масс-медиа и криминалитет… Во-вторых, ограниченность базы документальных источников. Большинство их историкам недоступно. Да и за доступное не каждый берется. Поэтому плутархами и светониями современного российского криминала чаще всего оказываются не историки, а судейские, милицейские, адвокатские их пересказчики «великих и ужасных» случаев российской уголовщины и сопряженной с ней жизни. Тут продолжение еще советской традиции: уже тогда летописцами криминала становились его персонажи, сами побывавшие и в роли борцов с преступностью, и в роли сидельцев за свои реальные и мнимые преступления – следователь, прокурор и заключенный Лев Шейнин, к примеру, воспевший «подвиги» чекиста и налетчика Леньки Пантелеева. Ну, а эти «устные источники» объективными, независимыми уж никак не назовешь. Но от кого они зависят, кем манипулируются и доктринируются, - часто не из одного источника, а из нескольких, - с этим тоже трудно разобраться. Сегодня мы все это продемонстрируем на одном лишь примере…


На прошлой неделе «Российская газета» и агентство ИНТЕРФАКС со ссылкой на Следственный комитет при прокуратуре РФ опубликовали сообщение о том, что «одно из громких преступлений 90-х годов прошлого столетия - убийство известного спортсмена и предпринимателя Отари Квантришвили раскрыто и готовится к передаче в суд».


Первое, что бросается в глаза: в канун Женского дня женщина-полковник, недавно возглавившая первый отдел по расследованию особо важных дел московского Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации Ирина Кырчанова дает в этом качестве свое первое интервью, а там – о раскрытии преступления, с которого (цитирую) «в России началась эра заказных убийств». «Больше десяти лет, - сообщает «Российская газета, - это дело оставалось тайной и лежало в сейфах без движения». Лежало, лежало… А тут появляется «обаятельная женщина в полковничьих погонах» (это тоже цитата), и все раскрыто. А еще, как сообщил недавно руководитель Следственного комитета Александр Бастрыкин, за последние месяцы раскрыто свыше 100 убийств многолетней давности. Что все это означает? Странное счастливое стечение обстоятельств или приуроченный к дамскому празднику PR -ход? Известный криминальный репортер и телеведущий Сергей Канев говорит мне:



Сергей Канев: Я так думаю, почему сейчас об этом заявили? Потому что создали Следственный комитет, им необходимо подтвердить, что они работают не зря, мне так кажется. А может быть дело передали из прокуратуры в Следственный комитет, они решили так отрапортовать.



Владимир Тольц: И вот еще: те, кто следит за многолетней эпопеей дела об убийстве Квантиршвили, без труда могут припомнить июньские, 2006 года сообщения газет под шапками « Прокуратура Москвы раскрыла убийство бизнесмена Отари Квантришвили через 12 лет ». Отличий немного: там 12 лет, здесь 14. Там раскрыла прокуратура Москвы, здесь Следственный комитет. А вот общего больше: и Ирина Васильевна Кырчанова, и те, кто говорил от имени Прокуратуры в 2006 году, решили «в интересах следствия не называть имя убийцы». И тогда, и сейчас газеты немедля, но с разночтениями указали это имя: пишут о некоем наемном киллере «Леше Солдате». Одни приводят его вымышленное имя «Алексей Кузьмин», другие в качестве настоящего называют «Алексей Шерстобитов». О впечатлении, которое производил на суде над ним этот самый «Леша Солдат», моей коллеге Марьяне Торочешниковой рассказывает Анна Паничева - в прошлом государственный обвинитель (ныне она адвокат):



Анна Паничева: Мне показали на одного из подсудимых, там их было трое. Один из них – это знаменитый «Леша Солдат». И я опытный человек, не раз бывала в судах, поэтому поддерживала обвинение в отношении лиц, обвинявшихся в убийстве. Я вам скажу – я была поражена. Это был юный красавец с робким и милым выражением лица. До этого в коридоре, пока мы ожидали вердикта, мы разговорились с очень красивой молодой интеллигентной женщиной. Оказалось, что это сестра. И после оглашения вердикта, где почти по всем эпизодам этот «Леша Солдат» и другой подсудимый, капитан ГРУ в отставке были признаны виновными почти по всем эпизодам и почти по всем без снисхождения, сестра бросилась к брату, расцеловала его. И потом, когда ее расспросила, он говорит: «Но ведь они офицеры. Просто время было такое, люди остались без работы». Я вам скажу, что мы были очень удивлены, находились под сильным впечатлением. Мне часто приходилось объяснять людям, что люди, совершившие убийства, не имеют рогов, ничем не отличаются, они могут быть милыми и приятными. Но этот конкретный подсудимый почему-то нас потряс. Совершенно действительно была необычная внешность. Ведь это не было ситуативное преступление. Говорят, что каждый человек может, защищая своих детей, или обороняясь, или в состоянии аффекта что-то нехорошее совершить. Судя по ответам, это был хладнокровный человек, который умели убивать и делал это хорошо и старательно, не задумываясь о том, что могут пострадать люди, невинные люди. То есть это очень не вязалось с его внешностью.



Владимир Тольц: Иногда этого самого «Солдата» именуют не Лешей, а Сашей. При этом есть и такие, кто говорит, что он вовсе не Кузьмин и не Шерстобитов.


Мнение Сергея Канева:



Сергей Канев: По поводу «Леши Солдата», скорее всего, мне кажется, что под этим именем скрывается некий Сергей Ильин, которого очень упорно разыскивали все эти годы. Я даже видел документы, что этот Сергей Ильин считается штатным киллером «ореховской» группировки. Мне кажется, о нем речь.



Владимир Тольц: И 2 года назад, и сейчас упомянутому наемному убийце по кличке «Леша Солдат» приписывают еще несколько громких заказных убийств видных представителей криминального мира; в частности, уничтожение в Греции уже упомянутого мной известного киллера Александра Солоника по кличке «Саша Македонский», а также его подруги Светланы Котовой.


Обо всем этом я беседовал с адвокатом, чьим клиентом был некогда и Александр Солоник, Валерием Карышевым. (Его, защищавшего многих видных представителей российского преступного мира и написавшего уже 2 с половиной десятка книг об этом с нелегкой руки издателей и милицейских часто именуют «адвокатом мафии» и «бандитским адвокатом»).


Валерий Михайлович, так почему только сейчас, 14 лет после убийства Отари Квантришвили появились, не первый, правда, раз, победные реляции о раскрытии этого преступления?



Валерий Карышев: Вы знаете, по ходу своей деятельности как адвоката я часто бывал в различных структурах прокуратуры, от районной прокуратуры до Москвы, и часто в приватной беседе с прокурором мне сообщалось среди прочих вопросов, что он, этот прокурор, расследовал убийство Отари Квантришвили, что они вышли на след заказчика и на след исполнителя, но по определенным причинам мне не называли эти фамилии и так далее. В то же время мне как адвокату хорошо известно, что преступление, которое убивает лиц преступного мира или лиц, которые к ним причастны, по мнению правоохранительных органов, эти преступления фактически не раскрываются, потому что сыщиков и прокуратуру не интересуют такие вещи, когда бандиты убивают бандитов. В то же время, почему было раскрыто только сейчас? Я думаю, потому что этот человек по кличке «Леша Солдат», не путать с «Сашей Солдатом», в «ореховской» команде был второй киллер, он взял на себя это убийство. Соответственно был проведен следственный эксперимент, было доказано и ему в этом плане поверили. Лица, которые проходят по этим делам, почему они берут на себя? Дело в том, что если у него уже в списке есть обвинения по убийствам, понимают, что одно, два убийства, пятое уже погоды в приговоре будущем не делает. Поэтому эти люди часто берут и иногда просто наговаривают на себя, что совершают пятое или шестое убийство, на самом деле никакого отношения к этому не имеют.



Владимир Тольц: То есть Вы хотите сказать, что возможно упоминаемый в последних сообщениях по делу Квантришвили «Леша Солдат» его и не убивал, а просто, как говорится, «взял на себя» это преступление?…



Валерий Карышев: Я знаю одно, что когда мною была написана книга про Отари Квантришвили под названием «Отарик», то эту книгу широко читали в криминальном мире. И у меня была одна телевизионная передача, были приглашены заинтересованные лица по Отари Квантришвили на эту передачу и в том числе почему-то люди, представители из ГУИНа, то есть Главного управления по исполнению наказаний. И вот один подполковник, который был на этой передаче или полковник, он с злостью сказал, что книга Карышева «Отарик» для нас сделала большие проблемы. Ведущий спрашивает: почему большие проблемы? Люди, которые прочли в колониях эту книгу, они взяли на себя преступление, якобы они убили Отари Квантришвили. Первое время мы сообщили в Москву, приехали люди, опросили, а потом выяснилось, что эти люди даже в Москве ни разу не были. А почему они взяли? Просто, чтобы прокатиться в Москву, прославиться и так далее.



Владимир Тольц: Ну, а что Вы можете сказать об этом «Леше Солдате», имя которого теперь всплыло в трактовках заявления полковника Ирины Кырчановой, которая, кстати, сама его не назвала?



Валерий Карышев: «Сашу Солдата» я немного знаю, а «Лешу Солдата» вообще не знаю. Причастности его к убийству моего клиента Александра Солоника нет, там другие люди, «Саша Солдат» убивал и еще несколько человек из «ореховской бригады». Там это преступление вроде раскрыто, они его убили. Хотя у меня есть предположения, что может быть он и жив.



Владимир Тольц: Вернемся к убийству Квантришвили. В начале 90-х годов Отари Витальевич был не только значительной фигурой криминального мира (игорный бизнес на ипподроме, в казино и «катранах», «крышевание» розничной торговли, охрана разного рода мероприятий, в том числе, криминальных и так далее но и видным общественным деятелем - заслуженным мастером спорта Российской Федерации, председателем Фонда социальной защиты спортсменов имени Льва Яшина. В 1994 году он основал партию «Спортсмены России», политической целью декларировалось «восстановление законности в стране». Кроме того являясь соучредителем Ассоциации «ХХ I век» он занимался бизнесом, и был связан часто дружескими узами с тогдашней российской элитой (например, с Иосифом Кобзоном) и политическими верхами (например, руководство МВД и мэрии). Он был в составе тех, кто сопровождал Михаила Горбачева в его первом визите в Италию.


Неудивительно поэтому, что когда Квантришвили застрелили, сразу заговорили о политических мотивах убийства. А теперь возобладала другая версия: якобы заказчиком убийства Квантришвили был главарь "ореховских" Сергей Тимофеев по кличке «Сильвестр»: с помощью этой акции он хотел решить многомиллионную экономическую задачу - взятие под контроль Туапсинского нефтеперерабатывающего завода. С чем связано это изменение версий, что это за «разница во времени»?


Много писавшая о Квантришвили корреспондент газеты «Совершенно секретно» Лариса Кислинская отвечает.



Лариса Кислинская: Вы знаете, однозначно никакой политики в жизни Квантришвили и быть не могло просто. И не было никогда никакой политики, как правило, в большинстве, практически во всех заказных убийствах, которые были в те годы. Политика здесь ни причем, просто все так совпало. Совпало, потому что когда начали работать над «орехово-медведковской» группировкой, то вскрылись удивительные совершенно пласты и стало понятно, что очень многие нашумевшие убийства выполнялись киллерами именно из этой группировки. И уникальность этого преступления в том, что есть показания самого киллера, чего никогда не бывает. Никогда киллеры не остаются в живых, как правило, если они исполняют такие сложные заказы на уничтожение таких известных и влиятельных людей. Здесь есть показания киллера, есть показания связующего звена. И все указаывает, даже практически приводит к заказчику Сергею Тимофееву, известному как «Сильверст». Но здесь могут быть некоторые вопросы. Доказать это на 90-100% действительно невозможно, хотя, как правило, все эти разборки возникают из-за денег. Здесь был денежный конфликт, конфликт из-за завода нефтеналивного. И многие однозначно говорят, что это «Сильверст». Но кто его знает, может быть «Сильвестру» тоже кто-то поручил и интересы совпали. Поэтому где-то 2-3% сомнений в заказчике могут остаться.



Владимир Тольц: Журналист Лариса Кислинская. А вот ответ адвоката Валерия Карышева



Валерий Карышев: Во-первых, как эксперт по убийствам, как адвокат, защищающий в основном киллеров и лидеров преступного мира, я отвечу так, что в основном все убийства происходят не из-за политики и не из-за того, что неприязненное отношение, а в основном только из-за денег. Поэтому экономическая основополагающая любого убийства, тем более такой крупной фигуры, выходит на первое место. Но в то же время, когда я изучал фигуру Отари Квантришвили, я несколько раз с ним встречался, с бизнесменами приходил, которые к нему с просьбой обращались, то я могу сказать, что я много опросил людей, сыщиков из РУОПа, из МУРа, кстати, о нем хорошо отзывались милицейские работники и в то же время лидеры преступного сообщества, воры в законе не очень его жаловали, там были свои определенные игры в криминальном мире. И в основном я тогда для себя вывел несколько версий убийства, начиная от того, что он перехватил один из контрактов у брата тогдашнего вице-премьера Шохина, то, что высказал угрозу тогдашнему начальнику РУБОПа Владимиру Рушайло, там был грузинский след, спецслужб Грузии, были конфликты с чеченцами. Но основная версия, которая сейчас идет и которая была мною в 96 году названа по событиям 94 года, основная версия – это был конфликт, противоречия экономического характера с тогдашним его партнером, лидером «ореховской» структуры Сергеем Тимофеевым, известным больше по кличке «Сильвестр». Там была гостиница «Космос» и нефтеперерабатывающий завод, по-моему, под Туапсе.



Владимир Тольц: Адвокат Валерий Карышев.


Несмотря на это единодушие в отрицании политической подоплеки убийства Квантришвили, его биография весьма ярко демонстрирует устремленность криминала в политику. Для Отари Квантришвили это движение закончилось 14 лет назад роковыми выстрелами возле Краснопресненских бань в Москве. Но криминал-то жив. Что в этом отношении происходит с ним сегодня? – Говорит доктор юридических наук, профессор-криминолог Михаил Бабаев:



Михаил Бабаев: Я думаю, что здесь ситуация достаточно банальна. То, что они идут и закрепляются – это безусловный факт, мне просто не хочется называть некоторые имена, потому что это слишком ответственно было бы заявлять без доказательств. Но то, что криминальные авторитеты, криминальные лидеры идут в политику, причем уже не в качестве отдельных ярких представителей, а в массовом масштабе – это безусловно. Но когда они идут в политику, они наверняка сталкиваются с чьими-то интересами. Потому что политика без столкновения интересов не существует. Ведь речь идет о политике на уровне конкретных должностей, на уровне конкретных притязаний, которые, конечно, сталкивают этих криминальных субъектов, сталкивают со всеми другими, в том числе с такими же криминальными. Я неслучайно говорил об элите, и это не только в том смысле, что они перестали носить красные пиджаки или спортивные костюмы или красный пиджак со спортивными брюками, а в том смысле прежде всего, что они ведут образ жизни, который ведут только самые респектабельные, самые благополучные и может быть даже почетные граждане страны. И одновременно эти статусы создают для них невероятные по сравнению с прошлыми временами возможности делать капиталы. На этом пути криминал, предпринимательство и политика настолько густо замешиваются и настолько переплетаются, что найти начало и концы бывает очень трудно. Но то, что все эти компоненты присутствуют в ситуациях, которые заканчиваются преступлениями, которые заканчиваются крутыми разборками и так далее, я в этом не сомневаюсь.



  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG