Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Генеральный секретарь НАТО о предстоящем саммите Североатлантического союза


Ирина Лагунина: Если перечислить все проблемы, которые должны обсуждаться на саммите НАТО в Бухаресте в начале апреля, то на это уже уйдет не менее получаса. Миссии в Афганистане и в Косово, проблемы расширения союза и предоставления или не предоставления Грузии и Украине плана действий для подготовки к вступлению в НАТО. Отдельная тема - НАТО в 21 веке, которая включает в себя ми систему противоракетной обороны. Проблема состоит в том, что система, которую планируют США, не покроет все страны, а в НАТО все равны, и надо что-то с этим делать. Еще - энергетическая безопасность и безопасность киберпространства в свете атаки, которой подверглась недавно Эстония. Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер уже даже начал использовать выражение «кибернетическая оборона», что войдет в финальную декларацию саммита. Но главный вопрос – это все-таки вопрос о расширении союза, то есть выдачи приглашений Албании, Хорватии и Македонии. Накануне саммита Яап де Хооп Схеффер провел брифинг для небольшой группы журналистов в НАТО, на котором был и наш корреспондент Ахто Лобякас. Так будут ли выданы приглашения трем новым странам?



Яап де Хооп Схеффер: Я могу только сказать, что я надеюсь, что приглашения будут выданы. Но более конкретно говорить пока сложно, прежде всего, потому что министры иностранных дел никакого конкретного решения не приняли, когда встречались в этом здании две недели назад. Но думаю, что три страны, которых это затрагивает, должны до последнего момента проводить начатые реформы. Так что повторю – я надеюсь, что приглашения будут выданы. Настроение в целом в отношении этого вопроса положительное, но я не могу говорить – будет это одна, две, три страны или никто. Это станет ясно в ходе бухарестского саммита.



Ирина Лагунина: Насколько близко к военным стандартам НАТО подошли Грузия и Украина?



Яап де Хооп Схеффер: Думаю, очень важно отметить, что Украина участвует во всех – я подчеркиваю, во всех – операциях НАТО. Это примечательный факт. Ни одно другое государство-партнер НАТО не взяло на себя таких обязательств. Грузия тоже исключительно активна, и может быть, будет в ближайшем будущем еще более активной. Но это не означает, что этим странам не надо проводить серьезную реформу системы обороны. Если говорить об Украине, то сложная политическая обстановка в этой стране в последние полтора года, конечно же, замедлила необходимые реформы. Сейчас, мы надеемся, президент Ющенко сможет быстро принять и подписать план действий на 2008 год. Так что, конечно, сделать предстоит еще немало, но положительное уже и то, что обе страны активно участвуют в операциях НАТО и в ее миссиях.



Ирина Лагунина: Прерву вопросы Генеральному секретарю НАТО Яапу де Хоопу Схефферу. Что думает о реформе грузинской и украинской армий военный – командующий европейскими операциями НАТО американский генерал Бэнц Крэддок, с которым беседовала моя коллега Хезер Маэр. Сначала о Грузии.



Бэнц Крэддок: По-моему, в области безопасности в Грузии произошли серьезные перемены. Если посмотреть на их вооруженные силы, на участие их вооруженных сил в операциях – будь то Ирак, что очень важно, или подготовка к участию в силах НАТО в Афганистане, то это хорошая подготовка. Соединенные Штаты уже какое-то время проводят с Грузией расширенную программу по подготовке и экипировке армии. По-моему, она была исключительно успешной, и по-моему, она вносит большой вклад в реформу сектора безопасности. В НАТО есть программа МАП – план по подготовке к вступлению в союз. Она ставит график и требования к развитию сектора безопасности. Так что я бы сказал, что Грузия достигла немалого прогресса, но если бы ей была предложена структурированная, формальная программа, какой является МАП, то страна могла бы продолжать эту реформу в совсем другом, положительном, свете. Вклад, который внесла Грузия в последние несколько лет, очень существенный.



Ирина Лагунина: Принято считать, что реформа украинских вооруженных сил несколько отстает от реформы в Грузии. В первую очередь, из-за политических трудностей, с которыми Украина сталкивалась в последние годы.



Бэнц Крэддок: Не знаю, я бы не согласился с тем, что они меньше подготовлены. Просто разные ситуации и разные обстоятельства. Так что их надо оценивать с разных позиций. Украинские военнослужащие участвовали в различных операциях НАТО, совместные учения проходят постоянно. Они давно входят в состав сил Кейфор в Косово. Там есть совместный польско-украинский батальон, который сослужил хорошую службу. А недавно в ходе двусторонних учений Украины и Европейского командования под названием «Морской бриз» мы смогли отработать как морские, так и армейские компоненты операции. Так что отношения как с НАТО, так и с европейским командованием, по-моему, очень хорошие, и мы видим, что они укрепляются.



Ирина Лагунина: Вернусь к встрече небольшой группы журналистов с Генеральным Секретарем НАТО. На саммите в Бухаресте будет поднят вопрос об энергетической безопасности. Но подходы и интересы союзников в вопросах энергетики весьма различны. Смогут ли они выработать общий подход?



Яап де Хооп Схеффер: Мы сейчас находимся в процессе выработки единого определения. И конечно, в многосторонней дипломатии требуется время, прежде чем я, как Генеральный секретарь организации, смогу сказать, что все носы указывают в одном направлении, как гласит голландская поговорка. Иными словами, чтобы добиться консенсуса, требуется время. Но я уверен, что в Бухаресте будет заявлен единый подход союзников к вопросам энергетической безопасности. Но оговорюсь сразу, наша роль будет вспомогательной. НАТО – не Европейский союз, не Международное энергетическое агентство, мы не занимаемся энергетическим бизнесом, мы не занимаемся экономикой. Мы – политический военный союз, и таковым должны оставаться. Но я надеюсь, что мы придем к общей формулировке того, каковы должны быть задачи НАТО в области энергетической безопасности. Прежде всего речь идет о защите критически важно инфраструктуры. В этой области мы можем разработать целый ряд критериев. Мы можем обсуждать гражданскую сторону этого вопроса. Катастрофы бывают двух видов – спровоцированные человеком и не спровоцированные. Допустим, где-то произошел взрыв, не спровоцированный человеком. Но мы все равно должны рассматривать гражданские последствия этой катастрофы. Как мы можем помочь друг другу в случае подобного кризиса. Вот что я имею в виду.



Ирина Лагунина: Могут ли вопросы защиты энергетической безопасности или кибернетической безопасности страны подпасть под статью 5 договора НАТО. В случае нападения оборона ведется коллективно.



Яап де Хооп Схеффер: НАТО необходимо сделать следующее: как я уже говорил в прошлую субботу, надо на следующем саммите 2009 году, когда в США уже будет новая администрация, начать вырабатывать новую стратегическую концепцию. Нынешняя была разработана в 1999 году. С тех пор в мире произошло немало изменений. Начинать вырабатывать концепцию сейчас слишком рано, учитывая график президентских выборов в Соединенных Штатах. И вот в этой новой стратегической концепции, конечно, будет обсуждаться вопрос о новых угрозах и вызовах. Будут ли они подпадать под статью 5 договора – я не знаю.



Ирина Лагунина: Но что может предпринять НАТО в случае кибернетической атаки, какой, например, подверглась Эстония?



Яап де Хооп Схеффер: Мы пришли на помощь Эстонии. И эта атака заставила нас задуматься и оценить, какими знаниями в этой области мы обладаем. Мы обладаем немалыми знаниями. Но надо их развивать. Кстати, Эстония – не единственная страна, которая подвергалась кибер-атакам, были и другие. Так что мы должны совместно развивать технологии, обсуждать этот вопрос, поставить его в повестку дня и, может быть, таким образом дать понять тем, кто это делает, что подобного делать не стоит. А если нападение все-таки последует, то мы должны подготовить себя к тому, чтобы отразить его, причем даже лучшим образом, чем в то время, когда нападению подверглась Эстония.



Ирина Лагунина: Есть ли в расширении НАТО риски?



Яап де Хооп Схеффер: Должен признаться, что никаких рисков в расширении НАТО я не видел. Если вы посмотрите на процесс расширения союза в последние годы, то увеличение союза было исключительно стабилизирующим фактором, как, кстати, и расширение Европейского Союза. Если обратиться к годам «холодной войны», то НАТО играла стабилизирующую роль, сдерживая Советский Союз от дальнейшей экспансии на Запад. А когда стена упала, то НАТО через политику расширения сыграла исключительно важную роль в обеспечении безопасности и стабильности этой новой части света – и в первую очередь это произошло благодаря политике расширения союза. Конечно, Вашингтонский договор о НАТО – весьма конкретный документ. Австралия или Новая Зеландия никогда не станут членами НАТО. НАТО – не Организация объединенных наций. НАТО должна оставаться НАТО. И не надо забывать о том, на чем эта организация основана. Ее основа – Вашингтонский договор и статья 5, коллективная оборона, солидарность, общая безопасность. Вот в чем состоит основа НАТО. И только так и должно быть.



Ирина Лагунина: Как расширение НАТО скажется на отношениях союза и России?



Яап де Хооп Схеффер: Мы все согласны с тем, что представление Москвы о том, что расширение НАТО представляет собой опасность, - это неверное представление. Я не разделяю этого представления. Но в международной политике, даже есть существует представление – правильное или неправильное, с моей точки зрения, повторяю, неправильное – то надо его обсуждать. И именно об этом я говорю с послом Рогозиным, с президентом Путиным во время поездок в Москву и с министрами российского правительства. Мы обсуждаем это абсолютно открыто. Мы не согласны друг с другом, но это не означает, что из-за разногласий с Москвой союз вдруг скажет: хорошо, давайте не будем расширяться. Да, Россия может быть не согласна. Но она является партнером НАТО, так что мы можем свободно об этом говорить. Но еще раз подчеркну: в конечном итоге 26 членов НАТО и только они решают вопрос о расширении или не расширении союза.



Ирина Лагунина: О повестке дня саммита НАТО в Бухаресте в начале апреля говорил Генеральный Секретарь союза Яап де Хооп Схеффер.


XS
SM
MD
LG