Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Практика суда над военными преступниками – опыт испанского следователя Гарсона


Ирина Лагунина: До недавнего времени многие преступления, совершаемые в мире, в частности, диктаторскими режимами, оставались безнаказанными. Сегодня международные трибуналы судят, к примеру, военных преступников из бывшей Югославии, или лиц, виновных в геноциде в Уганде, а в Латинской Америке разобраться с деятелями бывших военных диктатур помогает Испания. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: Испанский суд решил на днях экстрадировать на родину аргентинского военного преступника бывшего капитана Рикардо Мигеля Кавалло, которого первоначально собирались судить в Испании. Третий отдел по уголовным делам Национальной судебной палаты принял решение удовлетворить требование Аргентины и передать ей Кавалло, который обвиняется в преступлениях против человечности в годы аргентинской диктатуры конца 70-ых – начала 80-ых годов. Испанский судья Альфонсо Гевара считает, что всегда предпочтительно, чтобы обвиняемый представал перед судом по месту совершенных им преступлений.


Кавалло был арестован в Мексике в 2000 году, где его опознали некоторые бывшие заключенные-аргентинцы. В 2003 году он был привезен, по требованию испанского судебного следователя Бальтасара Гарсона, в Мадрид, поскольку здесь на него было заведено уголовное дело по иску группы граждан Аргентины, обвинивших его в «геноциде, терроризме, похищении людей и пытках». В Испании бывшему военному грозила высшая мера наказания - 30 лет тюрьмы. Почему именно в Испанию? Говорит юрист, профессор Мадридского университета Карлос Угарте:



Карлос Угарте: Идея о том, что суд любой страны должен иметь универсальный характер и обладать полномочиями судить любого преступника, существует давно. Подобное положение не вызывает особой полемики. Уже более ста лет назад человечество пришло к выводу, что борьба с некоторыми тяжкими преступлениями требует совместных усилий. Речь идет, к примеру, о работорговле, торговле женщинами, наркотиками или оружием. Виновные в совершении этих преступлений, как явствует из международных соглашений, могут подвергаться суду в любой стране. Поэтому ни у кого не вызывает удивления, когда колумбийский наркоторговец, поставляющий кокаин в США, предстает перед судом, к примеру, в Испании. С этим согласны и Колумбия и Соединенные Штаты. С конца второй мировой войны, то есть с 1945 года, государства договорились применять аналогичное правило и по отношению к лицам, совершившим военные преступления, преступления против человечности. Речь идет не о мщении, не о желании свести счеты с прошлым, а о необходимости раз и навсегда положить конец практике нарушения прав человека под предлогом наведения порядка в стране.



Виктор Черецкий: Аргентина, где под давлением местной и международной общественности был отменен закон, предававший забвению преступления, совершенные военными в годы диктатуры, решила сама судить Рикардо Мигеля Кавалло. Кавалло, офицер разведки ВМС, служил в печально известной Школе механиков Военно-морских сил Аргентины в Бэнос-Айресе, которая в годы диктатуры была превращена в тайную тюрьму, где подвергались пыткам, а затем уничтожались схваченные военными противники режима. Свидетельствует бывший аргентинский политический узник Вальтер Доктерс.



Вальтер Доктерс: Внешне наши палачи ничем не отличались от остальных людей. Но делали они то, что выходит за рамки человеческой морали. Я собственными глазами видел, как они пытали новорожденных детей, чтобы заставить их матерей выдать какие-то сведения. Они резали людей на куски и для устрашения выставляли эти останки на всеобщее обозрение. То есть речь идет о нелюдях, совершавших такое, на что нормальный человек неспособен.



Виктор Черецкий: Латинская Америка до недавнего времени была не только континентом, где царствовали военные режимы, но и прибежищем военных преступников из Европы. Именно туда после второй мировой войны бежали многие нацисты. Что касается местных диктаторов, сменявших друг друга на протяжении почти двух столетий, то их преступления, как правило, никогда не наказывались. Положение резко изменилось, когда в конце 90-ых годов группе чилийских демократов пришла в голову идея обратиться за помощью в Испанию, чтобы разобраться с бывшим диктатором Аугусто Пиночетом и его подручными, которые, как и их аргентинские собратья, обладали иммунитетом и не подлежали суду на родине. Тем более что к тому времени на юридическом горизонте Испании уже блистала фигура известного своей принципиальностью следователя Бальтасара Гарсона, заявившего о намерении бороться с преступлениями против человечности, где бы они ни совершались. А судить Пиночета было за что. Рассказывает Хуан Молина, бывший чилийский военнослужащий.



Хуан Молина: В 1980 году мне пришлось участвовать в тайном захоронении трупов подвергнутых пыткам и казненных противников режима Пиночета, в том числе молодых женщин. Всего было восемь тел. Я не знаю, в чем они обвинялись, но полагаю, что никто не имеет права вот так расправляться с людьми. С тех пор я только и думал, как уйти из армии. Тем более что вскоре погиб мой маленьких сын. Я это воспринял как божье наказание за участие в преступлениях режима. Симулировал психическое расстройство и, таким образом, смог уволится из армии.



Виктор Черецкий: Пиночет так и не попал в руки испанского правосудия. Великобритания, куда он приехал на лечение и где был вначале надолго задержан по требованию Гарсона, отпустила его назад - в Чили. Тем не менее, история с бывшим диктатором, который под конец жизни все же был привлечен к суду у себя на родине, многое изменила. Общественность латиноамериканских стран убедилась, что на бывших тиранов и их подручных можно найти управу, если не у себя в стране, то за рубежом. Действия испанского следователя побудили власти Чили и Аргентины начать активно преследовать своих военных преступников. А ведь еще несколько лет назад они относились к ним вполне лояльно, не желая ворошить прошлое. Именно тогда и прозвучал эмоциональный призыв к следователю Гарсону аргентинского правозащитного движения под названием «Матери с площади мая», которое объединяет женщин, чьи близкие исчезли в годы диктатуры. Представитель движения Делисья Гонсалес:



Делисьяс Гонсалес: Мы в отчаянии, господин следователь! Мы не знаем, к кому обратиться. В Аргентине перед нами закрыты все двери – министерства, церкви. Мы просим вас разобраться с палачами. Вы наша единственная надежда. Помогите нам!



Виктор Черецкий: Бальтасар Гарсон объявил в международный розыск и потребовал выдачи для суда в Испании 26-ти бывших деятелей аргентинской военной хунты по обвинению в терроризме, геноциде и пытках. У одного из них – капитана Адольфо Франсиско Шилинго - нервы не выдержали, и он добровольно явился к Гарсону с повинной. В 2005 году Шилинго был осужден и сейчас отбывает длительный срок в испанской тюрьме. Признания бывшего офицера ошеломили мировую общественность:



Адольфо Ф. Шилинго: Нам приказывали сбрасывать арестованных в море с самолетов морской авиации. Полеты смерти осуществлялись по средам. Офицеров назначали заниматься этим делом по очереди, видимо, для того, чтобы в преступлении было задействовано как можно больше людей. Узникам говорили, что они отправляются самолетом в тюрьму на юг страны. Уже в полете им давалась большая доза снотворного. Затем их раздевали и, по сигналу пилота, сбрасывали в море. Некоторые солдаты не выдерживали. Однажды, с молодым капралом прямо в полете случилась истерика, и его пришлось успокаивать. Мы не смотрели друг другу в глаза. Спасением были только виски: я стал напиваться каждый день. Но скоро и алкоголь перестал помогать. Меня преследовали кошмары, и я почувствовал, что скоро сойду с ума.



Виктор Черецкий: Сейчас следователь Гарсон больше не занимается ни Чили, ни Аргентиной. Он верит, что юристы этих стран, где установилась прочная демократия, доведут до конца начатую им работу и накажут всех военных преступников. Бальтасар Гарсон.



Бальтасар Гарсон: Я считаю, что в той же Аргентине произошли коренные изменения. Местные прокуроры, следователи и судьи вплотную занялись лицами, совершившими преступления против человечности. У них уже собрано достаточно материала на этих людей. Надеемся, что они получат то, что заслужили.



Виктор Черецкий: Тем временем на рабочий стол испанского следователя легли новые документы. Это иски, поданные гражданами Гватемалы на военных, которые находились у власти в этой стране в течение 36 лет. За это время ими было уничтожено без суда и следствия более 200 тысяч крестьян-индейцев. Гарсон завел дела на пятерых гватемальских генералов за геноцид, допущенный ими в 80-ые годы прошлого столетия. Действия испанского юриста поддержала нобелевский лауреат, гватемальская правозащитница Ригоберта Минчу, заявившая, что пока в Гватемале нет условий для суда над военными преступниками, они должны быть переданы в руки следователя Гарсона. Если в Чили и Аргентине военные пытали и убивали своих идеологических противников, то их гватемальские коллеги расправлялись с крестьянами для острастки или просто, потому что они -крестьяне. Рассказывает гватемальская женщина, вся семья которой погибла в годы репрессий.



Женщина: Каждый солдат, кто пришел к нам в деревню, получил приказ убить десять женщин и десять детей. Сначала расправились с женщинами. Их хватали и стреляли в затылок. На детей пуль не тратили. Их брали за ноги и били головой о камни. Трупы сбрасывали в одну канаву. Так продолжалось с одиннадцати до пяти часов вечера. Мне с братом и еще 16 детям удалось убежать, а все остальные погибли, в том числе моя мама, мои три сестры и два брата.



Виктор Черецкий: Гватемальские власти наотрез отказались выдавать Испании своих генералов. Так что в кабинете испанского следователя они могут оказаться лишь в том случае, если опрометчиво отправятся заграницу и попадут в поле зрения Интерпола. Ведь распоряжение о международном розыске и аресте лиц, которых Гарсон обвиняет в преступлениях против человечности, остается в силе.


Аналогичная опасность поджидает и некоторых высокопоставленных марокканцев. На них подали заявление испанскому следователю родственники лиц - жителей Западной Сахары, которые стали жертвами незаконной оккупации марокканскими войсками этой бывшей испанской колонии. Сахарцы обвиняют 30 высших офицеров марокканских сил безопасности в похищении 542 жителей Западной Сахары, в незаконных арестах, пытках и убийствах, а также в применении напалма против сахарских беженцев. Говорит Махмуд, сын убитого сахарского активиста.



Махмуд: С самого начала вторжения Марокко на территорию Западной Сахары в 1975 году наш народ подвергается подлинному геноциду. Против лагерей беженцев были применены запрещенные международными соглашениями бомбы, от которых погибли сотни женщин и детей. Теперь мы хотим воспользоваться новой ситуацией в мире, когда лиц, совершивших преступления против человечности, можно преследовать повсеместно, как это сделал следователь Гарсон в отношении чилийцев, аргентинцев и гватемальцев.



Виктор Черецкий: Бурная деятельность испанского следователя, неутомимого преследователя военных преступников, вызывает огромный интерес в мире. Три года назад он вынужден был на некоторое время прервать свою работу по настоятельной просьбе Соединенных Штатов, чтобы обменяться опытом и выступить с лекциями в различных государственных и учебных заведениях этой страны. Одновременно эта деятельность вызывает ненависть не только у объектов его расследований, но и у лиц, которые ощущают себя потенциальными «клиентами» Бальтасара Гарсона. К примеру, у главарей венесуэльского диктаторского режима. Вице-президент Венесуэлы Хорхе Родригес, правая рука лидера так называемой боливарианской революции Уго Чавеса, обрушился на следователя с критикой на митинге своих сторонников в Каракасе. Поводом для нападок послужили высказывания Гарсона, осудившего закрытие режимом оппозиционных средств информации в Венесуэле:



Хорхе Родригес: Нам подослали испанского шпиона следователя-клоуна, который осмеливается покушаться на суверенитет Венесуэлы, самой свободной страны мира. Он хочет поработить нас, защищает наемников империализма, подлых изменников и предателей венесуэльского народа. Этот следователь – трусливый койот, который в отчаянии от того, что ничего не может сделать против великой и непобедимой боливарианской революции.



Виктор Черецкий: Отметим, что следователь Гарсон не ограничивается лишь юридической деятельностью. Чтобы убедить общественное мнение Испании и латиноамериканских стран в недопустимости придавать забвению преступления против человечности, где бы они ни совершались, он снял недавно многосерийный документальный фильм на эту тему, показ которого по телевидению имел огромный успех в испано-говорящих странах.



Говорит Радио Свобода. Вы слушаете программу Время и мир. Аналитический журнал.



Во второй передаче, посвященной методам точной датировки горных пород и ископаемых останков, речь пойдет об установлении возраста органических соединений. Можно ли теперь ожидать серьезных изменений в исторических и палеонтологических летописях с учетом достижений геохронОлогов, рассказывает кандидат физико-математических наук, доктор технических наук, научный сотрудник Института биофизики при Министерстве здравоохранения России Николай Борисов.


С ним беседуют Александр Марков и Ольга Орлова.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG