Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наука: открытия геохронологов и исторические летописи


Ирина Лагунина: Во второй передаче, посвященной методам точной датировки горных пород и ископаемых останков, речь пойдет об установлении возраста органических соединений. Можно ли теперь ожидать серьезных изменений в исторических и палеонтологических летописях с учетом достижений геохронологов, рассказывает кандидат физико-математических наук, доктор технических наук, научный сотрудник Института биофизики при Министерстве здравоохранения России Николай Борисов.


С ним беседуют Александр Марков и Ольга Орлова.



Ольга Орлова: Николай, вы говорили о том, что существуют так называемые реперные точки, по которым строилась геологическая летопись.



Николай Борисов: Для более поздних периодов этих точек больше, для более ранних этих точек меньше, но их настолько много, что основные этапы геологической летописи, которые были известны еще в начале 19 века, наконец-то получили свою датировку.



Александр Марков: То есть уже можно быть уверенными, что серьезных изменений в этих абсолютных датировок не будет. Потому что лет 30 назад датировки были несколько другие. Скажем, я помню, что по шкалам старым, которые сейчас кое-где воспроизводятся, висят в институтах, там нижняя граница палеозойской эры датировалась 570-580 миллионов лет, а сейчас она датируется 542 миллиона лет.



Николай Борисов: Уже до единиц миллионов лет идет определение.



Александр Марков: Скажите, а насколько эти радиоизотопные методы абсолютного датирования устойчивы ко всяким источникам ошибок. Скажем, космические лучи или радиоактивность самих пород.



Николай Борисов: На скорость распада элементов это не может влиять серьезно и вот почему. Если бы это действительно имело место, то разрушился бы тепловой баланс в земных недрах. Содержание в породах радионуклидов известно, известен поток тепла, он измерим через земную поверхность. Из него определяется легко радиогенная составляющая, и она оставляет от 10% до 60 и более процентов для разных пород. И если мы предположим значительное изменение интенсивности радиоактивного распада в далеком прошлом, это приведет к нарушению теплового баланса этих пород и таким способом твердые породы в коре не смогут существовать, они просто расплавятся.



Ольга Орлова: Что касается датировки органики, органических останков, какой основной метод применяется?



Николай Борисов: Для органики есть несколько методов. Из радионуклидных методов радиоуглеродный метод, основанный на том, что углерод-14 образуется из азота-14 в верхних слоях атмосферы, потом он усваивается растениями в виде углекислоты, разносится по всей биосфере с пищевыми цепями и после гибели организма органика перестает накапливаться С-14, С-распадается. Метод, однако, требует калибровки, потому что он в отличие от изохронных методов зависит от интенсивности солнечного излучения и от таких вещей, как сжигание органического биотоплива, которое практически лишено радиоуглерода, а также от ядерных испытаний, которые имели место в середине 20 века, которые добавляли С-14 десятками и сотнями процентов в атмосферу. И метод проградуирован на основании годичных колец – дендрохронология, метод проградуирован до 10 примерно тысяч лет.



Александр Марков: То есть проградуирован - это значит, что выяснено, какова была концентрация С-14 в атмосфере в разные моменты прошлого.



Николай Борисов: Концентрация более ранних возрастов. Там не удается проградуировать по дендрохронологии, потому что таких деревьев просто не находят, его тогда градуируют по методам, которые называются радиационные методы или термолюминесцентные, основанные на том, что многие органические останки являются радиационными дозиметрами с очень большим временем экспозиции - тысячи и десятки тысяч лет, те же самые зубы ископаемых людей или бивни мамонтов. Накапливают воздействие ионизирующего излучения в виде центров термолюминесценции, которые при обжиге люминесцируют.



Александр Марков: Чем дольше какой-то зуб пролежал закопанный в землю, тем потом он больше света выделит из себя, если его нагреют. Это тоже метод абсолютного датирования?



Николай Борисов: Это метод абсолютного датирования и работает он в диапазоне от 10 до 100 и несколько более тысяч лет. Это как раз для органики каменного века мамонты, пещерные медведи, древние люди.



Александр Марков: Кажется, этот метод придумали археологи сначала для датировки керамики. Когда обжигают горшок, из него свет выходит и запускается дозиметр заново.



Ольга Орлова: В последние годы, когда стали появляться альтернативные исторические хронологии, одним из основных аргументов звучит то, что у нас нет достаточно точных методов датировки, именно поэтому можно пересматривать и строить собственную хронологию историческую. Как вы к этому относитесь? Потому что, судя по вашему рассказу, методы не позволяют своевольничать с историей.



Николай Борисов: Специалисты, которые работают и в области истории, и в области археологии, и в области геологии, не воспринимают такой критики, прямо скажем, всерьез, потому что она основана на игнорировании твердо установленных фактов. У нас есть отрицатели Холокоста, у нас есть отрицатели исторических летописей, такие как Фоменко. У нас есть креационисты, которые в угоду каким-то религиозным представлениям закрывают глаза на окружающую действительность. Это позиция страуса. Совокупность и абсолютного и относительного датирования и в археологии, и в геологии в данный момент является вещью весьма хорошо установленной и по порядку величины она вряд ли когда-то будет пересматриваться.



Александр Марков: Тут, наверное, важно еще то, что методов абсолютного датирования много, есть большой выбор и на некоторых интервалах возрастов можно применять параллельно много разных методов, и они дают в общем и целом сходящиеся результаты.



Николай Борисов: Можно применять разные радионуклиды для геологии, для археологии, например, и термолюминесцентные и радиоуглеродные методы. Можно проверять с помощью изохронного аргон-аргонного метода возраст лав Везувия. Если, например, для калий-аргонного метода мы можем для лав Везувия получить ошибку в миллионы лет, хотя возраст две тысячи лет, то у аргон-аргонового метода погрешность будет сорок лет, значит возраст лав Везувия - это две тысячи, плюс минус сорок лет.



Александр Марков: То есть это прекрасное доказательство, против которого трудно что-либо возразить. Мы знаем из исторических из письменных источников, когда было извержение, и если метод изохронный дает нам такой же возраст, то это просто от Фоменко не остается ничего.



Николай Борисов: Интересно, что Фоменко в своих книгах и его последователи приводят калий-аргоновый возраст того же Везувия с погрешностью в два миллиона лет. И говорит: вот ваша абсолютная датировка дает два миллиона для лав Везувия, которые не могут быть два миллиона лет. Про аргон-аргоновый сторонники Фоменко забывают.



Александр Марков: И про радиоуглеродный тоже. Приводят ряд случаев, когда были получены неправильные результаты в силу известных причин и говорят: ну что, после этого разве можно доверять такому методу.



Николай Борисов: Проблема такая, например, возраст живых улиток получается либо очень большим, либо даже отрицательным. В случае очень большого возраста имеет место то, что улитки питаются микроорганизмами, которые питаются ископаемой органикой. А в случае отрицательного возраста имеет место активация азота за счет ионизирующего излучения. И вот если у нас имеется более интенсивное образование углерода-14, то возможен и отрицательный возраст улитки.



Ольга Орлова: Сколько вообще всего методов? Какие самые популярные, какие самые экзотические, к которым приходится прибегать?



Николай Борисов: В геологии это радионуклеидные методы, в археологии - это в основном радиоуглеродные и термолюминесцентные.



Александр Марков: В основном в палеонтологии используются все-таки палеонтологические методы по ископаемым остатком. Не нужно каждую найденную ископаемую ракушку определять ее абсолютный возраст. Вполне достаточно, что мы знаем, допустим, что ракушка, ее возраст, например, юрский период. Это мы определяем по составу фауны ископаемой. А физики уже датировали этот юрский период, его подразделения, эпохи, века юрского периода. Мы уже знаем датировки стратиграфических границ, поэтому нам достаточно просто привязать ракушку к такому-то веку, возраст этого века абсолютно установлен. На практике, конечно, палеонтологические методы остаются. Археологи еще используют часто такие вещи...



Николай Борисов: Археологи используют, как правило, артефакты письменные эпохи, хорошо закаталогизированны и они синхронизированы с той хронологией, которую дают египетские летописи. Из-за разночтения в текстах египетских летописей было два варианта до изобретения абсолютных методов. Так называемая длинная хронология Египта и короткая хронология Египта. И вот абсолютные методы позволили судить, какая из хронологий является правильной - длинная или короткая. Оказалось, короткая - это было известно уже в 50-60 годы прошлого века. Это еще одно доказательство того, что у нас имеются письменные источники, у нас имеются физические методы, а они дают одинаковый результат при корректном применении техники измерения.


XS
SM
MD
LG