Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Офицеры Генштаба недовольны реформами министра обороны


Программу ведет Андрей Шарый.



Андрей Шарый: Отставка начальника Генерального штаба российских вооруженных сил Юрия Балуевского, скорее всего, как полагают эксперты, будет принята после инаугурации нового президента России. По мнению военных специалистов, главная причина, по которой глава Генштаба хочет уйти со своего поста, его разногласия с министром обороны Анатолием Сердюковым.


События в Министерстве обороны многие комментаторы рассматривают как продолжение борьбы кланов в кремлевском руководстве. Об особенностях борьбы и об усилении группы так называемых питерских политиков и чиновников я беседовал с известным петербургским политическим аналитиком и журналистом, заместителем главного редактора газеты "Дело" Дмитрием Травиным.


Анатолий Сердюков, которого называют выдвиженцем Владимира Путина и одним из группы питерских, сменил на посту министра обороны Сергея Иванова, который тоже близкий к Путину политик. Чем была вызвана эта политическая рокировка, и другим ли стало Министерство обороны при Сердюкове?



Дмитрий Травин: У Иванова не заладились отношения с генералами, там была масса проблем. Но, похоже, что генералы не особо выиграли от этой замены, раз они сегодня конфликтуют и с Сердюковым. Те проблемы, которые создаются попыткой провести какие-то реформы, они, естественно, вызывают различного рода сопротивление.



Андрей Шарый: Вы считаете, что речь идет о конфликте между гражданским управленцем и генералами, которые отличаются своим таким военным традиционным мышлением?



Дмитрий Травин: Конфликт связан с тем, что каждый пытается использовать Министерство обороны по-своему, и в этом их взгляды не сходятся. Сердюков попытался снять погоны с целого ряда армейских фигур, которые не выполняют, собственно, военные функции, там журналисты и так далее. Понятно, что когда снимают погоны, это вызывает потерю некоторой денежной части содержания. Военным это не нравится. Но по-настоящему, конечно, это реформами назвать нельзя. Беда в том, что серьезных реформ пока не осуществлял ни Иванов, ни Сердюков, в основном это такие разборки из-за денег, престижа и тому подобных вещей.



Андрей Шарый: Анатолий Сердюков известен в Российской политике еще и как зять нынешнего премьер-министра Виктора Зубкова. Как вы считаете, можно ли сказать, что конфигурация российской власти сейчас имеет какие-то клановые черты?



Дмитрий Травин: Назвал бы скорее это группировками. То есть, конечно, Зубков с Сердюковым представляют собой одну из серьезных группировок, к которой примыкают, очевидно, и некоторые другие, менее значимые фигуры. Хорошо известна сечинская группировка, которая огромную роль играет, по крайней мере, с 2003 года, с начала дела ЮКОСа. Какое-то время казалось, что можно списать со счетов Медведева, но он теперь становится президентом и, естественно, будет формировать свою команду, тем более что многие из тех, с кем он учился и работал, уже втягиваются во власть. Такое ставшее популярным в России выражение "у Кремля много башен и идет борьба между различными башнями" сегодня становится все более актуальным.



Андрей Шарый: Чуть подробнее о группировке Зубкова - Сердюкова. Кого они представляют? Кто за ними стоит? Чьи это деньги?



Дмитрий Травин: Я не думаю, что здесь можно говорить о том, что в России какая-то группировка представляет какие-то элитные силы, какие-то слои общества. В России власть абсолютно авторитарная и полностью держится на авторитете лично президента. Поскольку президент не может управлять в одиночку, вокруг него формируются из его приближенных различные группировки. Нельзя говорить, что Сечин, скажем, представляет именно силовиков. Между силовиками, связанными с Сечиным, и силовиками, которые против Сечина, возникают довольно острые конфликты, и знаменитые письма генерала Черкесова, который намекает на то, что некоторые силовики слишком много бизнесом занимаются, как раз об этом свидетельствуют.


Что касается Зубкова и Сердюкова, то, похоже, они сегодня стараются примыкать к сечинской группировке и именно это делает их достаточно серьезной силой, силой, противостоящей с одной стороны Медведеву, с другой стороны тем силовикам, которые связаны с Черкесовым.



Андрей Шарый: Не первый год уже происходит перемещение петербургских чиновников, политиков, бизнесменов из вашего города в Москву и кажется, что кадровый потенциал города на Неве совершенно неисчерпаем. У вас, как у жителя Петербурга, какие чувства это вызывает?



Дмитрий Травин: Стыдно за тот кадровый потенциал, который идет сегодня в Москву, потому что эти люди часто делают не полезные для страны вещи, а, так сказать, приватизируют кусочек государства. Пример Медведева показывает, что потенциал неисчерпаем. Скажем, Путин втянул тех, с кем он работал в госбезопасности, в мэрии Собчака или с кем он в кооперативе "Озеро" состоял. Медведев активно втягивает своих однокурсников. Человек пять уже из однокурсников Медведева, это только то, что мне известно, занимают довольно серьезные посты в Москве. Естественно, став президентом, он наверняка часть из этих людей еще продвинет и кого-то еще втянет.



Андрей Шарый: То есть, вы думаете, что такая реконфигурация власти, которая была начата при Владимире Путине, при Медведеве продолжится, еще больше выходцев из Питера окажутся в Москве?



Дмитрий Травин: Поскольку сегодняшняя российская политика не связана с борьбой политических партий, борьбой идей, у властьимущих нет другого способа составлять команды, кроме как, опираясь на тех, с кем учился, работал, на личных друзей и тому подобное. Понятие "единомышленники" сегодня просто в России не существует, поскольку выяснить, в чем состоит эта единая мысль, люди не могут. Единая мысль у каждого это только верность плану Путину. Поэтому каждый втягивает просто свою собственную группировку, основанную на личных связях.



Андрей Шарый: А вы можете предположить, как сложится судьба министра обороны Анатолия Сердюкова в первое время пребывания у власти Дмитрия Медведева? Понятно, что Путин возглавит правительство, а Зубков уйдет на пенсию или получит какую-то синекуру, достаточно хлебную. Как будет с Сердюковым? Он усидит или его заменит человек Медведева?



Дмитрий Травин: Те члены правительства, которые не связаны с силовым блоком, они при Путине будут работать. А что касается силового блока и Министерства иностранных дел, которые традиционно подчинялись в России президенту, а до президента генсеку, а до генсека царю, здесь все будет зависеть оттого, сможет ли Путин и захочет ли Путин подчинить эти структуры себе. Если, скажем, они теперь начнут замыкаться на премьер-министра через специального вице-премьера по силовому блоку (а разговоры о том, что такого рода пост появляется, сегодня ходят), тогда Сердюков, конечно, останется, Путин не будет менять своего недавнего назначенца. Если же силовики будут замкнуты на президента, то здесь, конечно, возможны серьезные перестановки кадровые, может быть даже очень серьезные, чуть ли не стопроцентные. Но думаю, этот вариант все-таки сегодня менее вероятен, чем первый.



Андрей Шарый: Как вы думаете, удастся ли Сердюкову победить генералов?



Дмитрий Травин: Если говорить о серьезных реформах, то пока что нет желания победить генералов ни у кого из гражданских лиц и сами генералы не хотят побеждать гражданских. Что же касается просто отдельных кадровых разборок, то, похоже, Балуевский действительно уйдет на пенсию, тем более что он уже этого возраста достиг. Очевидно, Сердюков сможет на его место поставить фигуру, более ему близкую. Насколько это будет победа Сердюкова над генералами, я думаю, такая постановка вопроса все-таки не совсем верна, поскольку одна часть генералов сменится другой частью генералов, которых Сердюков лучше чувствует.



Андрей Шарый: Одна башня сменит другую.



Дмитрий Травин: Это даже такие отдельные кирпичики из башни, я бы так сказал.


XS
SM
MD
LG