Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Таганский суд Москвы огласил приговор членам запрещенной Национал-большевистской партии


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.



Андрей Шарый: Таганский суд Москвы сегодня приговорил на срок от полутора до двух с половиной лет лишения свободы семерых членов запрещенной в России Национал-большевистской партии.



Дмитрий Аграновский: Медведеву - 2,6, Попкову - 2,3, Макарову - 2, Елизарову - 1,6, Боровской - 2, Титову -2,3, Магомедову - 2,3.



Максим Ярошевский: Результаты сегодняшнего суда над национал-большевиками сразу после вынесения приговора зачитал у здания Таганского суда адвокат Дмитрий Аграновский. Поддержать своих сторонников в суд приехал сам Эдуард Лимонов. Часть его молодых последователей к тому времени уже толпилась на улице, всего около 50 человек. В зал, где должно было состояться заседание, их не пускала милиция. На Таганской друг друга с интервалом в один час меняли участники одиночного пикета с плакатом "Свободу политзаключенным". Пресс-секретарь нацболов Александр Аверин.



Александр Аверин: Наши товарищи, семь человек, уже почти два года сидят в тюрьме за то, что случилось в у Таганского суда в апреле 2006 года. Я сам был здесь, у нас было заседание суда, когда группировка "Местные" осуществила очередное нападение на нацболов, нападение было отражено. Нападавших сдали в милицию, их увезли в суд административный, им суд, в общем-то, постановил 500 рублей штрафа каждому выплатить. В общем-то, на этом завершилось. А спустя месяц, в общем-то, повернулось все с ног на голову, ребят обвинили в том, что они избили мирно прогуливающихся прохожих из Подмосковья возле Таганского суда, которые здесь оказались случайно, все как один, то есть кто-то покупал карбюратор, кто-то ждал девушку, которая не пришла почему-то. Очевидно, что все это дело абсолютно сфабрикованное и является наказанием московским нацболам за политическую активность.



Максим Ярошевский: 13 апреля 2006 года около 40 человек напали на национал-большевиков, которые пришли все в тот же Таганский суд. В нем рассматривался иск Эдуарда Лимонова к Министерству юстиции России, которое лишило регистрации Национал-большевистскую партию, после чего она стала, по сути, запрещенной. Во время этой драки активно использовались камни, травматическое оружие и палки. В запрещенной НБП уверены, что драку спровоцировали члены молодежного подмосковного прокремлевского движения "Местные". Через месяц после этого инцидента против лимоновцев, Романа Попкова, Елены Боровской, Алексея Макарова, Назира Магомедова, Сергея Медведева, Владимира Титова и Дмитрия Елизарова, неожиданно возбудили уголовные дела по статье "хулиганство с применением предметов, используемых в качестве оружия". Своих коллег по коалиции "Другая Россия" к Таганскому суду приехал поддержать лидер молодежного движения "Смена" Николай Ляскин.



Николай Ляскин: Здесь я, чтобы выразить свое недовольство всей этой системой нелепой, всем этим абсурдом, которым хотят показать, что если вы будете против режима... Но я надеюсь, что люди опять увидят это все и будут больше и больше приходить на такие мероприятия. Я надеюсь, что судья, может, одумается и даст какие-нибудь нормальные сроки, может быть, условно, может быть, вообще прекратит. Но, честно говоря, в это слабо верится. Действительно это показательный процесс, то есть тут нечего скрывать, чтобы все, кто здесь стоит, все, кто будет смотреть по телевизору, все, кто будет читать во всяких журналах, чтобы подумали 50 раз, заниматься ли оппозиционной деятельностью или нет.



Максим Ярошевский: Адвокат лимоновцев Дмитрий Аграновский.



Дмитрий Аграновский: Абсолютно недоволен. Обжаловать обязательно будем. Сидят они только потому, что это диссиденты, узники совести. Посадили их, потому что они активисты, они ни в чем не виноваты.



Максим Ярошевский: Совсем по-другому решение суда оценил Эдуард Лимонов, хотя без критики нынешней власти, конечно же, не обошлось.



Эдуард Лимонов: Они отсидели, но уже осталось то месяц, в общем, сидеть всем. Конечно, все это несправедливо, ясно, но в этих условиях, в которых это все происходило, это наилучшее. Я, честно говоря, думал, год сбросят, сколько прокурор запросил, а там он запросил от трех до пяти лет. Я бы на их месте, не знаю, будут они подавать кассацию, я бы не подавал. Потому что, не дай бог, еще чего-нибудь. Если бы уж хотели драку, так сказать, расследовать, как они делают, так хотя бы другую сторону, кого-то осудили. Это тоже было бы несправедливо, потому что они на нас напали, но было бы чуть справедливее.



Максим Ярошевский: Завершили сегодняшнее трехчасовое дежурство у Таганского суда Москвы нацболы по сложившейся традиции. На крыше соседнего жилого дома появились четыре человека, они зажгли фальш-фаеры и растянули длинную растяжку с надписью "Свободу нацболам".


О нынешней роли запрещенных национал-большевиков Радио Свобода рассказывает политолог, руководитель аналитического центра "Меркатор" Дмитрий Орешкин.



Дмитрий Орешкин: Власть в своем взаимодействии с нацболами явно перегибает палку и происходит то, что называется стихийным перепозиционированием. Еще пять лет назад нацболы были левые отморозки с хорошо выраженными замашками шпаны, которая метала яйца в кого-то, пачкала майонезом, готова была громить "Макдоналдс". В процессе этой жизнедеятельности власть так начала их исследовать, что они в глазах общественного мнения, в общем-то, из маргинальных и не сильно умных хулиганов превращаются в носителей какой-то альтернативной идеологии. То есть получается, что власть с ними взаимодействует почти на равных, рассматривает их почти как серьезного противника. Если это действительно чистой воды хулиганство, да еще не очень понятно, кто первый начал, кто кому отвечал и так далее, то не будь в этом деле политической составляющей, я думаю, обошлось бы, может быть, условным сроком или что-то около того. Потому что опыт показывает, что особенно по первому разу, да молодых людей стараются не засуживать. Их хотят не просто осудить, не знаю, праведно или неправедно, но еще и сломать, публично наказать. В этом смысле большая, сильная власть, у которой полно милиции, ОМОНа и так далее, выступает с этими, в общем-то, достаточно тщедушными ребятами, у которых, кстати, нет боевых организаций в отличие от всякого рода нацистов и так далее. Так вот она поступает с ними, как с силой, которую надо сломить, которую надо подчинить, которую надо запугать.


Лимонов, мне кажется, стоит той самой власти, с которой он бодается. На самом деле решение проблемы не в том, чтобы повесить лозунг против Путина где-нибудь в приемной Кремля. Молодых ребят, которые всего-навсего хотят политической альтернативы, которые вовсе не хотят силовым образом изменить политическую структуру, власть превращает в политических борцов матерых.


XS
SM
MD
LG