Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Подрядили меня недавно провести пресс-конференцию к открытию Европейского года межкультурного диалога. Отчего ж не провести, дело привычное. Организаторы пояснили, что в ходе вечера будут представлены культурные достижения местных национальных меньшинств и различных подвернувшихся экзотов. Как особой удачей почему-то гордились чеченским ансамблем песни и пляски и хором тибетских мальчиков, владеющих искусством буддистского распева. Ну, допустим, это дань политической конъюнктуре, но диалог тут причем? Чем такое мероприятие принципиально отличается от классического варьете, где китаец вертит тарелками на хворостинке, монгол демонстрирует горловое пение, подыгрывая себе на одной струне из конского волоса, африканец совершает немыслимые кульбиты, не забывая при этом бить в тамтам, а фальшивая испанка исходит страстью в якобы цыганском фламенко?

Организаторы даже слегка обиделись: разве у нас не все, как у людей? Все предельно мультикультурно: индонезийские любители покажут спектакль над названием «Наш ислам», и даже раут после представления будет выдержан в духе этнической кухни – армянские беженцы приготовили ереванский бозбаш, чешские репатрианты из Казахстана соорудили плов из баранины, а бесцветный напиток, хотя и неотличим от русской водки, в действительности не что иное, как настоящая украинская горилка.


Как тут не затосковать? В голове у людей полный бедлам. В кучу свалено все: и фольклор, вперемежку с бытом, и культура черепков, и произведения искусства, и даже мировые религии. Что за зверь такой - «исламская культура», общая для индонезийцев и для сомалийцев? И при чем тут Европа, в конечном счете?


Нельзя сказать, что в истории нет примеров культурного взаимопроникновения и единства, возникшего в пределах многонациональных государственных образований. Античный Рим, вне всяких сомнений, породил мощную культуру, в которой не отличишь эллина ни от иудея, ни от латинянина. Британская империя духовно оплодотворила бескрайние просторы своих бывших колоний, что вам охотно подтвердит и архитектор из Калькутты, и писатель из Лагоса. Даже если вы высадились с Марса в Любляне, Кракове, Львове или Милане, вы почувствуете, что находитесь в пределах одного духовного пространства. Австро-Венгрии не существует уже целый век, а ее духовный контур явственно различим что в музыке, что в архитектуре. Европейцы охотно разглагольствуют о невиданных успехах интеграции, но при этом имеют в виду главным образом общую валюту и хозяйственно-технологические предписания. В культурном отношении Европа разгорожена на клети, что твоя «воронья слободка». Государства щедро субсидируют только собственный культурный ширпотреб. В парижском кинопрокате есть только две категории фильмов: французские и голливудские. Тот же принцип выдержан на всем континенте, вплоть до Албании. Ну, может быть, только пропорции разные. Слабеет живая связь даже между ближайшими соседями – не на уровне самодеятельности, конечно, а на уровне знания, ведущего к взаимному влиянию.


На недавней берлинской конференции с безжалостным названием «Душа Европы» американский режиссер немецкого происхождения Вим Вендерс горько посетовал на то, что души-то и нету. Нет у Европы центральной идеи, вокруг которой можно обустраивать континент, нет никакой необоримо привлекательной «европейской мечты», способной противостоять мечте американской. Предел европейских дерзаний – лишь бы не было войны! На создание культурных монументов такой стимул не тянет, разве что на культуру черепков.


Так что вернусь, пожалуй, к столу гостеприимных европейцев, где, наслушавшись кобзарей в шароварах, уже выпивают и закусывают в порядке межкультурного диалога.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG