Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Медведев дал интервью британской газете Financial Times


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Андрей Шароградский: Главная тема этого часа - интервью, которое избранный президент России Дмитрий Медведев дал британской газете Financial Times . Интервью внимательно читал мой коллега, корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович, который сейчас находится в нашей московской студии, он в прямом эфире. Данила, здравствуйте, вам слово.



Данила Гальперович: Здравствуйте. Не только читал, но и слушал, потому что отрывок этого интервью дало Российское телевидение. Было очевидно, что Дмитрию Медведеву немножко тяжеловато работать одновременно на камеру и на британского корреспондента, который задавал ему вопросы.


Надо сказать, что основной вопрос, фактически повторенный несколько раз, был о том, как же будет делиться власть между Медведевым и Путиным. И вот первый ответ Дмитрия Медведева на вопрос о том, как эта власть разделится.



Дмитрий Медведев: Именно сама Конституция и предопределяет ответ на вопрос о том, кто и по каким вопросам принимает решения. Именно президент определяет основные положения внутренней и внешней политики, является верховным главнокомандующим, принимает ключевые решения в области формирования исполнительной власти, является гарантом прав и свобод российских граждан. У правительства своя и очень обширная компетенция. Именно правительство осуществляет ведение всей экономической деятельности, это важнейшие решения в области экономической работы, и компетенция правительства весьма обширна и сам по себе состав правительства, структуры правительства включают в себя значительное число органов исполнительной власти.



Данила Гальперович: Это то, что сказал Дмитрий Медведев, отвечая на первый вопрос о разделении полномочий между структурой президента и правительства. Но британский корреспондент был настойчив и спросил: "Но ведь Владимир Путин эффективный лидер, признаваемый россиянами и так далее, как же вы будете оставаться вдвоем у власти? Не будет ли двоевластия?" По поводу двоевластия и отвечал Дмитрий Медведев.



Дмитрий Медведев: История России не знает примеров, когда успешный руководитель, находясь на пике своей популярности, перешел на другую должность. Но президент Путин с самого начала сказал, что будет строго придерживаться Конституции России и будет работать два срока. Это означает, что в России, наконец-то, формируется полноценная традиция уважения всех процедур, вытекающих из Конституции, и других законов. Но действующий президент - эффективный руководитель и он может и готов работать и дальше для того, чтобы двигать вперед развитие нашей страны, для того, чтобы наше развитие продолжалось именно тем путем, который был определен восемь лет назад. Поэтому и был сформирован тот самый тандем или связка между кандидатом в президенты, то есть вашим покорным слугой, и президентом России. Связка такого рода, тандем докажут свою абсолютную эффективность.


Но в чем я не могу согласиться с вами, так это в том, что в этом случае возникнет некая конструкция двоевластия, которая в России, исходя из исторического опыта, имела всякого рода печальные последствия.



Данила Гальперович: Что же, это несогласие Дмитрий Медведев подтвердил тем, что сказал, действительно власть находится, во всяком случае, по основным конституционным вещам, у президента, он определяет вопросы внешней и внутренней политики, он является главнокомандующим. Тот звуковой кусок и телекусок, который могли посмотреть некоторые российские телезрители, конечно же, меньше, чем само интервью, опубликованное в Financial Times . Там есть несколько очень примечательных вещей. Например, про Ходорковского, про возможное его освобождение Дмитрий Медведев сказал, что, "если мы исходим из доктрины независимости суда, то в деятельности суда не должен вмешиваться никто - ни сельский староста, ни президент страны", никоим образом не дал понять, что Михаил Ходорковский может выйти досрочно.


Еще одна вещь, которая продолжается в России уже довольно приличный период времени, это конкуренция между представителями правоохранительных органов. Так вот об этом Дмитрий Медведев сказал: "Если я получу информацию о том, что представители любой правоохранительной структуры занимаются конкуренцией, люди будут немедленно уволены или привлечены к уголовной ответственности".


Искренность Медведева оценивал в интервью для Радио Свобода политолог Станислав Белковский.



Станислав Белковский: Ничего качественно нового Дмитрий Анатольевич Медведев в интервью Financial Times не сказал. Он четко оставался в рамках своей ниши меньшего зла и символа оттепели, грядущей на смену проклятой путинщине. И в этом смысле он был столь же ограничен, сколь и не ограничен в этой роли. Он, безусловно, с одной стороны верит в то, что он говорит, хотя это может совершенно не совпадать с реальностью. С другой стороны, он играет по правилам, а сама система работает сегодня на то, чтобы убедить Запад в реальности оттепели и в то, что Медведев действительно лучший выбор по сравнению с любым другим возможным и несостоявшимся. По сути, Дмитрий Медведев продолжил линию Владимира Путина во всех вопросах, он показал, что риторика Кремля будет снижаться, что внутренняя политика Кремля не подлежит никакой либерализации. В частности, весьма забавно звучала реплика Дмитрия Медведева, "степень свободы слова в России, капитализация рынка СМИ". В этом весь Путин и вся путинщина, если хотите, и Медведев здесь ее верный продолжатель. Дежурные комплименты в адрес Путина были необходимы, чтобы подчеркнуть преемственность власти, хотя заявление о том, что центр власти - это Кремль и это президентский трон, прозвучало вполне отчетливо, оно не оставляет сомнений в том, что Дмитрий Медведев имеет амбиции править сам и будет править сам и как легитимный царь, и как физическое лицо, которое действительно считает, что его приход к власти значительная удача для России.




XS
SM
MD
LG