Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Белорусская оппозиция отмечает 90-летие Народной республики


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Минске Виталий Цыганков.



Андрей Шарый: В Минске сегодня проходит акция оппозиции, посвященная 90-летию образования Белорусской народной республики. Накануне в Минске был арестован художник Алексей Марочкин, рисовавший плакаты для сегодняшней акции, его обвинили в использовании нецензурной брани. Суд приговорил художника к административному аресту на пять суток. И как сообщают корреспонденты Радио Свобода, которые работают на митинге у здания Национальной Академии наук в Минске, где участвуют несколько тысяч человек, там тоже есть задержанные. Эту информацию мне поможет проверить мой коллега Виталий Цыганков, он в прямом эфире программы "Время Свободы" по телефону с одной из центральных минских площадей.


Виталий, добрый вечер. Что происходит вокруг вас?



Виталий Цыганков: Добрый вечер. Сейчас я действительно нахожусь на площади около Академии наук. Буквально несколько минут назад закончился митинг. Сейчас вы, наверное, слышите, как милицейские громкоговорители предупреждают участников акции о том, что их акция не санкционирована, против них может быть применена физическая сила. Дело в том, что часть людей решила расходиться, а большая часть участников митинга пока остается на площади перед Академией наук. Они пытаются построиться в колонны и пройти шествием по улицам Минска. Но милиция этого не дает, сюда уже стянуты определенные силы. Сейчас такой момент буквально напряжения, когда непонятно, чем может закончиться сегодняшняя акция.



Андрей Шарый: Скажите, Виталий, под какими лозунгами проходит сегодняшняя акция белорусской оппозиции?



Виталий Цыганков: Прежде всего, эта акция посвящена 90-летию образования Белорусской народной республики, и большинство речей были посвящены именно этой дате, значению образования Белорусской народной республики для нынешней, для сегодняшней белорусской государственности, для традиций белорусской государственности. Прежде всего, были растяжки "Свободу Козулину". Напомню, что бывший кандидат в президенты Белоруссии Александр Козулин был арестован именно два года назад, 25 марта 2006 года, после празднования Дня Воли, когда он повел колонны демонстрантов к тюрьме на Окрестина, где тогда произошли стычки, он был задержан и осужден на пять с половиной лет.



Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, Виталий, кто из лидеров белорусской оппозиции принимал участие в сегодняшнем митинге и демонстрации?



Виталий Цыганков: Сегодня на площади большинство лидеров белорусских оппозиционных партий, это и Белорусский народный фронт, и Молодой фронт, и Объединенная гражданская партия. Нужно сказать, что люди приходили к площади Якова Колоса, откуда должен был начинаться митинг, но милиция применила известную тактику, перегородила подходы к площади Якуба Коласа, часть людей, которые пришли на Якуба Коласа с одной из сторон, их милиционеры буквально окружили и задержали около 30 человек. Другую часть, которая собиралась со стороны Проспекта Независимости, милиционеры оттеснили на Академию наук, где и прошел митинг. Так что на этот момент мы имеем данные об около 30 задержанных.



Андрей Шарый: Спасибо. А сейчас подробнее поговорим о Белорусской народной республике, так называлось политическое образование, которое было провозглашено весной 18-го года, как государство группы деятелей национального белорусского движения.


Формально власть БНР, возникшая как непосредственная реакция на распад Российской империи и подписание Брестского мира, толком не успела установиться, хотя новое государство успели признать несколько стран из числа вновь возникших в ту пору. Интересно, что эта первая в истории белорусского народа попытка создать свое государство была социалистической по сути, а не буржуазной. Лидеры нового государства считали себя настоящими социалистами, а большевиков напротив, считали бандитами. После ноябрьской революции в Германии советское правительство денонсировало Брестский мир, вскоре Красная армия заняла фактически всю территорию Белоруссии, началась советско-польская война, и некоторые деятели БНР сражались на стороне Польши. А на территории Белоруссии в конце 20-гь года еще было антисоветское Слуцкое восстание.


О событиях этого тревожного времени я беседую с моим собеседником, обозревателем белорусской службы Радио Свобода, составителем объемистого двухтомника "Архивы Белорусской народной республики" Сергеем Шупой.


Ряд историков считают, что нельзя назвать это государством, поскольку не было атрибутов у Белорусской народной республики, не успели они образоваться. Говорят, что это было государственное образование. Как верно считать?



Сергей Шупа: Действительно споры до сих пор продолжаются. В самый последний момент, буквально пару дней назад, они как бы даже состоялись на самом высоком официальном уровне в республике Беларусь. Круглый стол историков, было опубликовано в президентской газете, что-то похожее состоялось и по телевидению. Впервые в официальных кругах это государственное образование или государство, республика независимая Беларусь не отрицалась, не отвергалась. Действительно это, скорее всего, было, конечно же, государственное образование или как бы заявка на свою независимую политическую государственность, потому что в это время на территории Белоруссии проходили военные действия, одни оккупационные власти сменялись другими. Как раз в таком зазоре между администрацией большевиков, которые отступали перед новым наступлением немцев в феврале 1918 года, и приходом немцев, там был два дня зазор, в Минске исполнительный комитет всебелорусского съезда, который состоялся несколькими месяцами раньше, в декабре 1917-го, и был разогнан большевиками, так вот этот исполнительный комитет объявил себя государственной властью в Белоруссии, пока такое было безвременье между двумя оккупациями. Потом пришли немцы, самопровозглашенную белорусскую независимую власть немцы тут же разогнали.


На протяжении многих десятилетий история Белорусской народной республики фальсифицировалась со всех возможных сторон. Советские историки называли ее буржуазно-националистической республикой, главари которой стремились сохранить власть помещиков и капиталистов, она была марионеткой западных держав или Германии. Почти что похожие вещи говорили и эмиграционные историки, но уже как бы в позитивном смысле, что это была европейски ориентированная, независимая республика, которая была антибольшевистская. А на самом деле она была, в общем-то, социалистической насквозь, леворадикальной по каким-то политическим своим взглядам. Но это было невыгодно показывать ни одной, ни другой стороне.



Андрей Шарый: Есть какой-то главный человек, которому когда-нибудь в Минске могут поставить памятник? Какой-нибудь первый руководитель Белорусского независимого государства. Кто стоял во главе всего этого дела? Есть один какой-то лидер?



Сергей Шупа: Таких ярко выраженных лидеров нет. Есть такая группа, может быть, три, четыре, пять человек, не то, что претендовали, но заслуживали бы памятника в Минске, как, например, два брата, Иван и Антон Луцкевичи, которые, в общем-то, сами минчане, которые выносили саму идею белорусской независимости, белорусской государственности. Иван умер рано, в 1919 году, а брат Антон, который жил в межвоенное время в Польше, в Вильне, был потом, когда Советский Союз аннексировал Литву, и вильнюсские белорусы все стали, в общем-то, жертвами репрессий, он был уничтожен физически в лагерях.



Андрей Шарый: Успела ли эта республика что-то свое организовать? Известно, есть флаг, есть герб. Армию какую-то успели они создать или нет?



Сергей Шупа: Армию создать не удалось, хотя попыток было очень много. Но вся проблема была в том, что белорусы, которые служили в Российской армии, они были разбросаны, в общем-то, по всем фронтам и их не удалось собрать, их было, в общем-то, полмиллиона человек. Но, прежде всего, культурная деятельность была разрешена всеми администрациями, в какой-то мере мелкая торговля, почта, было такое как бы совместное администрирование оккупационных властей и этих белорусских каких-то местных деятелей.



Андрей Шарый: То есть немцы не разогнали эту республику целиком?



Сергей Шупа: Одно из первых действий, они пришли, арестовали кассу, сорвали флаг и, в общем-то, выгнали народный секретариат или, теперешним языком выражаясь, совет министров, но потом каким-то образом этим белорусским деятелям удалось какие-то себе слабые уступки выбить.



Андрей Шарый: Покончила с этим делом советская власть.



Сергей Шупа: Да, немцы ушли, независимость кончилась. Но главный результат существования, как бы сказать, призрачного, Белоруской народной республики был тот, что большевики радикально изменили свою позицию по отношению к Белоруссии. Если до того, как что-то такое было в 1917 году, даже речи не было о том, чтобы белорусам дать какую-то автономию.



Андрей Шарый: То есть была бы минская губерния.



Сергей Шупа: Да.



Андрей Шарый: Как была, так и осталась.



Сергей Шупа: А здесь это даже признали сами большевики, когда в январе 1919 года провозгласили Белорусскую Советскую Социалистическую Республику, что существование Белорусской Рады, как они сказали, и Белорусской народной республики показало, что тут мы так подходить нереалистически к белорусскому вопросу не можем и наш ответ будет - создание Белорусской Советской Социалистической Республики.



Андрей Шарый: Скажите, Сергей, было еще какое-то Слуцкое восстание против советской власти. Что это такое?



Сергей Шупа: Слуцкое восстание - это реакция крестьян Слуцкого уезда Минской губернии, это сто километров на юг от Минска, на экономическую политику большевиков, на продразверстку, на военный коммунизм. Они просто восстали. Деятели Белорусской народной республики обеспечили этому восстанию политические лозунги, политическое прикрытие, эти крестьяне вполне охотно на эту агитацию откликались и под флагами Белорусской народной республики, и под руководством, в общем-то, каких-то политических местных лидеров они на протяжении нескольких недель держали этот слуцкий фронт, а потом были вынуждены под превосходящими силами противника отойти на польскую территорию, где были интернированы.



Андрей Шарый: Таким образом, получается, что все эти зачатки белорусской независимости в 1919 году были фактически ликвидированы, руководители Белорусской республики, те, кому удалось спастись, уехали в эмиграцию и там продолжали свою деятельность. Она продолжается до сих пор, потому что существует, как я понимаю, я сегодня смотрел сайт, виртуальное государство, Белорусская народная республика.



Сергей Шупа: Белорусская народная республика остается каким-то символом белорусской независимости. Республика Беларусь теперешняя - это последнее государство в постсоветском пространстве, которому какое-то символическое правительство в изгнании, эмиграционное, не передало своих полномочий, как это случилось со всеми остальными странами, в том числе с Украиной.



Андрей Шарый: Как к ней относится другая белорусская оппозиция, Козулин, Милинкевич? Они признают, как своих партнеров что ли политических или нет?



Сергей Шупа: Сама Белорусская народная республика, Рада или совет Белорусской народной республики, они не имеют права примыкать или поддерживать какие-то отдельные политические силы и партии, они стараются стоять над этим. Держится такой как бы нейтралитет.



Андрей Шарый: Честного такого, практического политического веса у них нет.



Сергей Шупа: Чисто символический.



Андрей Шарый: Та толстая книга, которая лежит перед вами на столе, это первый том архивов Белорусской народной республики, что там внутри?



Сергей Шупа: Документы белорусской народной республики разбросаны по разным местам, процентов 40-45 находятся в Минске, где-то столько же, 40 процентов, находятся в Вильнюсе. В Вильнюсе мало теперь возможностей работать белорусским историкам. Просто я, когда там жил, я просто туда ходил, как на работу, собирал и решил это все систематизировать и опубликовать. Вот это часть вильнюсского архива.



Андрей Шарый: Минские архивы, они вообще закрыты?



Сергей Шупа: Минские архивы не закрыты, в них можно работать, но без вильнюсской части они часто бывают непонятно. Поэтому можно работать в минском архиве, держа как бы на столе эти вильнюсские тома, придет время, будет таким же образом издана минская часть.



Андрей Шарый: Рассказывал Сергей Шупа, мой коллега, обозреватель белорусской службы Радио Свобода, составитель объемистого двухтомника "Архивы Белорусской народной республики". Сегодня этому государственному образованию исполнилось бы 90 лет.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG