Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Единый следственный орган «предотвратит уход силовиков под Медведева»


Иосифа Сталина проблема «преемника» и единства следствия нисколько не беспокоила. Генпрокурор СССР Андрей Вышинский

Иосифа Сталина проблема «преемника» и единства следствия нисколько не беспокоила. Генпрокурор СССР Андрей Вышинский


Российские СМИ сообщают об активизации работы по созданию единого следственного органа. Некоторые наблюдатели связывают неопределенность его формата с борьбой за контроль над силовиками, которую ведут президент Владимир Путин и его сменщик Дмитрий Медведев.


Сейчас собственными следственными службами располагают Генеральная прокуратура, Главная военная прокуратура, МВД, ФСБ, Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) и Федеральная таможенная служба. Как минимум у первых четырех ведомств следствие планируется забрать в т.н. Федеральную службу расследований (ФСР). Называются даже конкретные сроки ее создания - осень этого года.


Корреспондент журнала New Times Илья Барабанов напоминает, что разговоры о создании новой структуры ходили давно: «Когда год назад принимали решение о создании Следственного комитета при Генпрокуратуре, уже говорили о том, что это лишь первый шаг. Потом эта реформа системы следователей будет... доведена до конца. Есть информация, что согласие на подобное объединение из заинтересованных структур до сих пор не дали две - ФСБ и ФСКН. Насколько может затянуться переговорный процесс внутри силовиков, прогнозировать очень сложно».


По предварительной информации, базой для ФСР станет следственный комитет при МВД (там работает 44 тысячи следователей, что вдвое больше, чем в СК при Генпрокуратуре), а его реформирование произойдет в несколько этапов.


В числе кандидатов на пост руководителя службы расследований называются главы СК при Генпрокуратуре, ФСКН и СК МВД Александр Бастрыкин, Виктор Черкесов и Алексей Аничин, а также директор Федеральной службы судебных приставов Николай Винниченко и заместитель генпрокурора по Северо-Западному федеральному округу Александр Гуцан. Гг. Аничин и Бастрыкин являются бывшими университетскими однокурсниками Владимира Путина, а Винниченко и Гуцан учились вместе с Дмитрием Медведевым. Генерал Черкесов, по слухам, может возглавить и ФСБ после скорого ухода оттуда по состоянию здоровья нынешнего шефа службы Николая Патрушева.


По мнению Ильи Барабанова, ясность в борьбе за право руководить ФСР наступит только после того, как определится сменщик г-на Патрушева. Журналист полагает, что запутанная коллизия с созданием единого следственного органа на самом деле объясняется просто – она предотвратит «уход силовиков под Медведева»: «Путин должен быть заинтересован в создании этого ведомства, которое подчинялось бы премьер-министру. Все так называемые ведомства со звездочками были в свое время переведены специальным указом под контроль президента. Учитывая, что парламент более чем лоялен Владимиру Владимировичу Путину, поставить это ведомство (ФСР – РС) под свой контроль, при этом не нарушив своего обещания, которое он дал (а он обещал, что не будет проходить перераспределение полномочий), вполне в его силах».


Однако бывший прокурор Юрий Костанов полагает, что служба расследований может существовать только в «президентском» формате. Он рассказывает, что идея вывести следствие из-под давления спецслужб и милиции появилась в России еще полвека назад, и она тоже была связана с борьбой различных группировок политической элиты: «Первый шаг в этом направлении был сделан в 1955 году, когда страна преодолевала, как было написано в постановлении ЦК и Совмина СССР, "культ личности Сталина и его последствия". Тогда сделали простую вещь - упразднили следственные аппараты в органах внутренних дел. По общеуголовным делам оставили следствие только в прокуратуре. Это было правильно. Примерно через лет 10 вернули следственный аппарат в МВД. Это было золотое десятилетие с точки зрения законности при производстве предварительного следствия, потому что оперработник угрозыска, который раскрывал преступление, не очень размахивал руками, чтобы выколотить показания у задержанного. Он знал, что максимум через десять дней дело попадет к следователю другого ведомства, к тому же ведомства надзирающего, и все эти [натяжки] вылезут, как шило из мешка».


XS
SM
MD
LG