Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Взгляд коммунистов на причины и последствия взлета цен на продукты питания излагает секретарь новосибирского обкома КПРФ, депутат Госдумы Анатолий Локоть



Владимир Кара-Мурза: Сегодня премьер-министр России Виктор Зубков признал нецелесообразность дальнейшего искусственного сдерживания цен на ряд продуктов питания. Выступая на заседании правительства, глава кабинета министров заявил, что государство осознало необходимость стабилизации цен на социально значимые продовольственные товары, решило идти другим путем. Причины и возможные последствия отказа от сдерживания дороговизны в нашей программе анализирует депутат Госдумы, первый секретарь новосибирского обкома КПРФ Анатолий Локоть. Предвидели ли вы рост цен после тех искусственных мер сдерживания, которые были предприняты перед думскими сначала, а теперь перед президентскими выборами?



Анатолий Локоть: Совершенно очевидно, что рост цен возник не на пустом месте. Уже осенью первый всплеск цен говорил о том, что итог реализации национальных проектов, в частности, национального проекта по селу, что он вот такой, он привел к такой ситуации, что наш внутренний рынок стал очень зависим от внешнего рынка, то есть от международного рынка продовольствия. Прежде всего зерна. Неурожай зерна, в целом скачок цен на международном рынке эхом отозвалось на нашем внутреннем рынке. Косвенно это и потом прямо признал министр Гордеев, который сказал, что на 40% мы ввозим продовольствие из-за рубежа, живем за счет импортного продовольствия. Поэтому мы говорили о том, что неизбежно будет раскручиваться спираль цен и к весне она достигнет своего пика. Тем не менее, в преддверии выборов в Государственную думу президент Российской Федерации, правительство предприняло ряд мер по сдерживанию цен. Прежде всего это такие меры, я бы назвал их силового, запретительного характера. Это таможенные пошлины, это договорные какие-то отношения с поставщиками продовольствия. И они, безусловно, действовать могли только на короткий период времени. Тем не менее, несмотря на то, что эти меры действовали, инфляция давала о себе знать. И уже в первые месяцы 2008 года инфляция составила 2,3%, а в целом по первому кварталу, видимо, нас ожидает результат, что более 30% от запланированной инфляции будет только в одном квартале. Поэтому это абсолютно предсказуемая часть была. И сдерживать дальше, безусловно, уже нельзя без существенных потерь для экономики. Поэтому Зубков, видимо, стал предпринимать такие действия. Это экономическая составляющая. Я думаю, что здесь есть и политическая часть в этом заявлении Зубкова. Потому что впереди отставка правительства, впереди смена правительства, как нам все сценарии уже озвучили. Новый премьер, новое правительство. И Зубкову, видимо, выполняет поручение принять себе на грудь, что называется, все непопулярные меры, которые необходимо принять в экономике. Думаю, что этими двумя основными посылами характеризуется поведение или решение премьер-министра.



Владимир Кара-Мурза: Какая ситуация сложилась в вашей области, как ее власти пытаются сбить рост цен и скачок инфляции?



Анатолий Локоть: Вы знаете, пока, видимо, не доходят руки до экономических последствий. Потому что все больше занимали политические события, выборы. Но за короткий период времени после выборов цены в Новосибирске на хлебобулочные изделия, прежде всего на хлеб, то, что называется социальный хлеб, который покупают все, выросли на рубль. Если говорить о кондитерских изделиях, о белом хлебе, то более чем на рубль. То есть это заметная очень разница, это заметный рост. Это, безусловно, скажется на социальном климате, на социальных настроениях в Сибири, в Новосибирской области. Но пока заметных шевелений со стороны власти, чтобы предпринять какие-то меры, пока этого не заметно. По крайней мере, осенью, когда произошел резкий скачок цен, тогда целая сессия областного совета была посвящена этой теме, было выступление губернатора, была целая программа предпринята. Сейчас этого пока ничего нет. По-русски, пока не клюнет жареный петух в известное место.



Владимир Кара-Мурза: Бывший министр экономики России Андрей Нечаев, ныне президент Российской финансовой корпорации, приводит грустную статистику.



Андрей Нечаев: Сейчас за последнее время цены на хлеб, хлебопродукты, продукты из зерна в Приморье увеличились на 25%, в Коми увеличились на 7%. Гигантские цифры за два с половиной месяца, причем это цифры по итогам двух месяцев. Поэтому неравномерный рост цен в значительной степени усугубляет ситуацию и осложняет борьбу с ростом цен.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Аллы Павловны.



Слушательница: Здравствуйте, господа. Я смотрю, как вы хорошо объяснили причину роста цен. Я была осенью в Израиле, дело в том, что там тоже растут цены, но там на себе население не чувствует так болезненно, особенно социально незащищенные слои. У нас то, что кидают 200-300 рублей – это жалкая подачка, но они никак не компенсируют рост цен, даже они не компенсируют рост коммунальных услуг. Зато госслужащие, в том числе и вы, депутаты, вам дважды прибавляют, увеличивают и увеличивают не на 200-300 рублей, а на 8-10 тысяч, так же как и банкирам, так же как и работникам Газпрома, ЛУКОЙЛа. Поэтому вам вы никогда не почувствуете на себе, а только мы. Потому что основная масса населения голосует за эту власть. Пусть еще больше растут цены, чтобы у людей в конце концов извилины заработали, за кого им надо голосовать.



Владимир Кара-Мурза: Раскручивает ли маховик инфляции прибавки к пенсиям и зарплатам как это пытаются изобразить правительство?



Анатолий Локоть: Я, во-первых, разделяю эмоциональное состояние нашей радиослушательницы уважаемой. Я как раз отношусь к той части депутатского корпуса, которую признано называть оппозицией, поскольку представляю КПРФ. Поэтому я и говорю смело, честно и открыто. Мы говорили и предупреждали, что этот маховик будет раскручиваться, что те подачки - это, безусловно, никак назвать нельзя, кроме как подачки, которые были сделаны в период из политических соображений, в период выборной кампании, повышая зарплату, некоторые повышения в бюджетной сфере и некоторые повышения пенсионерам нашим, они будут съедены ростом цен на тарифы ЖКХ и цены на продукты питания, что, собственно говоря, и произошло. Два раза за этот период выступал министр финансов Кудрин. От имени фракции КПРФ в период выборной кампании президента Российской Федерации я ему задавал именно этот вопрос: а что произойдет после выборов президента Российской Федерации, когда запретительные договорные отношения прекратятся, когда будет отпущен маховик цен, не произойдет ли этого скачка? И мы слышали оба раза заверения, что нет, мы контролируем ситуацию, все будет хорошо, инфляция раскручиваться в конечном итоге не будет, мы удержим, у нас достаточно для этого рычагов. Но не получается, не сходятся слова с действительностью, совершенно верно. И мы видим гнев, это эмоциональное состояние наших граждан абсолютно обоснованно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Господин Локоть, сначала несколько фактов. Как известно, доллар падает относительно евро, но одновременно падает относительно рубля. Вот это непонятно, сильная инфляция, а доллар относительно рубля падает. Может быть все дело в том, что государственно преднамеренно играет на понижение курса доллара, чтобы скупить подешевке у населения, ведь доллары ходят по всему миру, а рубли мы своих можем напечатать сколько хочешь. Вот напечатали и, в частности, по этой причине подскочили цены. Ваше мнение?



Анатолий Локоть: Я бы тут эти два момента не объединял. Все-таки доллар падает на международном рынке – это объективно. И там другие причины, это можно углубляться, анализировать, но это будет другая сторона. Еще хочу подчеркнуть, что на сегодняшний день по докладу того же министра финансов, который был у нас позавчера, золотовалютных резервов скопилось больше четырехсот миллиардов, такие суммы, куда уж еще больше скупать долларов, валютных резервов. Запасы очень большие в этом отношении. Я бы тут не связывал, я думаю, причины в другом.



Владимир Кара-Мурза: Премьер-министр России Виктор Зубков сегодня признался, что пасует перед ростом инфляции.



Виктор Зубков: По сути дела начинается та инфляция пресловутая, о которой мы говорим каждый день. Надо сказать, что цены растут постоянно. Но как только повысятся цены на хлеб, начинается крик и караул. Караул, цены поднялись. Поэтому мы должны принять самые энергичные меры, как нам спасти сегодня сельское хозяйство.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ефима.



Слушатель: Добрый вечер. Первое: Стабилизационный фонд 159 миллиардов, золотовалютные запасы 500 миллиардов. У меня прямой вопрос депутату: пускай скажет, насколько у него повысилась зарплата за последний год или с начала этого года.



Владимир Кара-Мурза: По-моему, у коммунистов договоренность, что они отчисляют часть своей выручки в фонд.



Анатолий Локоть: У нас есть решение о партийном максимуме и единственная фракция, которая значительную часть, более 30% своих доходов, не просто зарплата, а доходов, которые в думе получают, мы отчисляем. Это решение есть, оно сегодня реализовано. Поэтому да, большие зарплаты. Я смело могу, открыто говорю об этом, со своими избирателями встречаясь в Новосибирске, встречаюсь каждый месяц, говорю об этом, но при этом мы отчисляем. Но не мы создали эти условия, во всяком случае, чтобы вот этот дисбаланс между доходами средней частью населения нашего и депутатским, не просто депутатским, а властным корпусом у нас в стране, чтобы разница такая была. Поэтому тут упрек справедлив, но не в адрес коммунистов.



Владимир Кара-Мурза: Мы сейчас выслушали заявление Виктора Зубкова о путях подъема сельского хозяйства. Какие выходы из кризиса видит компартия?



Анатолий Локоть: Я хотел бы обратить внимание, что мне резануло по ушам, что говорит премьер и как выступает перед нами министр финансов. Совершенно по-разному, разные интонации, разные слова, разные совершенно оценки. Два дня назад министр финансов успокаивал и говорил, что в смысле инфляции все очень хорошо и спокойно и все будет в рамках принятого бюджета и рост инфляции, прежде всего. А Зубков в этом отношении по-другому, резко оценивает ситуацию, очень остро ее воспринимает. Тогда у меня вопрос возникает к правительству и прежде всего к премьер-министру: а кто кем управляет и кто чьим шефом, кто чьим начальником является у нас в правительстве, почему так резко не совпадают вот эти оценки. Наши рецепты заключаются в следующем: развитие собственного аграрного сектора. Мы слишком долгое время не уделяли этому внимания. Мы позволили себе, убаюканные большим количеством нефтедолларов, обрушившихся на нас с потолка и покупая импортное продовольствие, мы считали, зачем развивать, слишком много усилий тратить, слишком дорого это, накладно, давайте проще и дешевле купить за рубежом, обеспечить население продуктами питания и продуктами первой необходимости. Но всему бывает конец. Первые тревожные звонки были осенью прошлого года, а сейчас, что называется, не звонки, а колокол, набат звучит.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер. Перед выборами обещали, что инфляция не сильная, будет в пределах нормы, цена на хлеб будет удерживаться. Выборы прошли, обещания забыли все. Сегодня премьер-министр жалуется нам, что сельское хозяйство, надо как-то исправлять это. А зачем нам эти жалобы, ведь они обещали. У меня в связи с этим вопрос: скажите, мне кажется, что правительство не справляется и премьер не справляется, они предали народ. Мне кажется, что они все должны пойти в отставку вместе с премьером.



Владимир Кара-Мурза: Способна ли ваша фракция инициировать вотум недоверия кабинету Зубкова?



Анатолий Локоть: Вы знаете, кабинет Зубкова обречен. Он обречен ходом событий и теми сценариями, которые озвучил действующий президент Российской Федерации Путин. Место премьера займет он, а это значит, что все правительство и по закону, собственно говоря, при новом президенте все правительство уходит в отставку, поэтому он обречен. Но совершенно прав наш радиослушатель, говоря о том, что должна быть ответственность исполнительной власти, должна быть ответственность перед народом, хотя бы перед депутатским корпусом. И ни разу во всяком случае за весь четвертый созыв и за начало пятого созыва эта ответственность никаким образом реализована не было. Единственный раз в 2005 году в предыдущем созыве депутаты-коммунисты пытались инициировать вопрос о доверии правительству. Тогда это еще был не Зубков, а Фрадков, но я думаю, что немногое от этого меняется, потому что политика была одна и та же, этими премьерами реализовывалась. Мы собрали необходимое количество подписей. Тогда, вы знаете, пришел Фрадков в думу и отчитывался. И проголосовали за отставку правительства 120 депутатов, в том числе фракция КПРФ единогласно. Абсолютное большинство «Единая Россия», тогда знаменитая фраза была произнесена: пусть поработают над ошибками. Вот до сих пор это правительство фактически в своем составе в основном оставалось, они работают над ошибками. Результат этой работы над ошибками с вами сегодня ощущаем.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Брянской области от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. Уважаемый товарищ Локоть, это Николай Борода, город Клинцы Брянская область. Через коммунистические круги нашего города вы сможете на меня выйти. У меня к вам несколько просьб. Первое: Петр Васильевич Романов пусть посетит наш город, пусть увидит, как угроблена текстильная промышленность, машиностроительная, пусть побывает на автокрановом заводе, который в народе зовут крематорий. Пусть вообще, тем более, что он обещал. И второе: как вы оцениваете, на ваш взгляд, такая вещь. Еду один раз в автобусе, ученики шепчутся: «Ты матери будешь говорить? Только не за Зюганова».



Анатолий Локоть: Спасибо за добрые слова. Я обязательно передам Петру Васильевичу ваши пожелания, обеспокоенность. Петр Васильевич, кстати сказать, легендарный директор одного из комбинатов красноярских, ветеран труда. Хорошо действительно владеет ситуацией в промышленности. Я передам пожелания, чтобы приехал в Брянск, посмотрел, что происходит с промышленностью, может быть оказал какое-то содействие. И все усилия фракции нашей, можете надеяться, мы употребим на то, чтобы каким-то образом помочь. Что касается итогов выборов, вы знаете, понятно, не успокоились политические страсти, не совсем улеглись. Анализировать выборы формат передачи не позволяет. Я одно хочу сказать, что итоги выбора президента показали, что рано хоронить коммунистов, сильно очень ошиблись, преувеличены были слухи о смерти нашей. Кроме того, мы получили нового избирателя. Мы анализируем итоги, послезавтра состоится пленум центрального комитета КПРФ, и мы видим, что мы получили нового совершенно избирателя, не эмоционального и даже, если хотите, не ностальгирующего по советскому прошлому, а возлагающего сегодня и на свое будущее большие надежды именно на фракцию КПРФ, как на единственную партию, единственную фракцию, которая сегодня в оппозиции, которая представляет реальную альтернативу действующему курсу.



Владимир Кара-Мурза: Ослабил ли обратную связь с избирателями отказ и ликвидация одномандатных округов?



Анатолий Локоть: Вообще говоря, конечно, мы говорили об этом и голосовали против законодательства, изменения законодательства, которое перечеркивало мажоритарную систему, потому что произошел отказ от одномандатных округов. Потому что мы говорили о том, что расстояние между избирателями и между депутатами увеличивается. Я это чувствую сейчас по Новосибирской области, потому что по прошествии выборов в Государственную думу я единственный депутат от КПРФ по Новосибирску, и по-моему, так как я наблюдаю ситуацию, только один я регулярно веду прием граждан и регулярно встречаюсь с гражданами в Новосибирской области. Другие депутаты, составляющие другие фракции, как-то не очень злоупотребляют встречами со своими избирателями. Поэтому факты говорят сами за себя. Расстояние между депутатами и избирателями, к сожалению, увеличилось.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Знаете, не очень мне нравится эта фраза, что только наша партия защищает и так далее. Каждая партия каждый раз называет себя единственной. А на самом деле нам противостоит партия власти, даже непонятно, как ее назвать, чекисты, условно говоря. Неужели мы так никогда не объединимся? Второе соображение такое: чекисты как верный Руслан, они же хозяйствовать не умеют и ничего у них не получится, в конце концов. Ведь понадобятся враги народа когда-нибудь. Вот это беспокоит.



Владимир Кара-Мурза: Заговорили о компетентности нынешних руководителей социально-экономического блока.



Анатолий Локоть: Я хотел бы на одно замечание среагировать. Когда я говорил о единственной, я имел в виду единственная из фракций, представленных в нашем парламенте. Безусловно, мы за консолидацию сил, безусловно, мы за консолидацию оппозиции, мы не раз об этом говорили. Благодаря этой политике мы получили в ходе выборов президента Российской Федерации, наш кандидат Геннадий Андреевич Зюганов получил на пять миллионов с лишним голосов больше, чем получила партия на выборах в Госдуму. Именно эта политика консолидации. Поэтому я имел в виду именно это. Что касается компетенции, само за себя о компетенции нынешних управленцев говорят разногласия в оценке ситуации. Когда я рассказываю, как живой свидетель выступления министра финансов, его оценки и оценки, которые звучат из уст премьер-министра Зубкова. Разница в этих оценках, неумение согласовать эти оценки, консолидировать свои усилия, скоординировать работу - это уровень компетентности, безусловно, в этом смысле я согласен.



Владимир Кара-Мурза: Один из представителей экономического блока правительства министр сельского хозяйства Алексей Гордеев недоволен искусственным завышением цен.



Алексей Гордеев: Сегодня нас не устраивает одно, что наценки на продукты питания составляются от 30 до 40%, когда в цене доля крестьянского труда оценивается в 20-25%. Думаю, что это несправедливо.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Евгению Витальевну.



Слушательница: Добрый вечер. У меня одно глобальное замечание о ценах и вопрос. Я хочу сказать о ценах за период более 20 лет перестройки. Ведь перестроечники достигли изобилия только потому, что они резко повысили цены так, что не все люди могут покупать эти товары. Почему при советской власти были очереди? Потому что каждый мог купить один килограмм мяса за два рубля, сейчас это невозможно. Они тоже могли бы сделать мясо за 12 рублей за килограмм и было бы изобилие. А вопрос у меня к вам такой: я вспомнила миллиард казахстанский, скажите, почему про Казахстан молчат, как будто этого государства нет? Там ведь даже демократии нет, потому что однопартийная система. Что там с ценами, как там с жизнью?



Анатолий Локоть: Мы все-таки говорим, оцениваем ситуацию в России, а не в Казахстане. Хотя я знаю, что очень многие жители Казахстана внимательно следят за тем, что происходит в России, слушают, в частности, наши передачи. И в этом смысле, наверное, права радиослушательница, что мы должны уделять внимание этому. Но все-таки сегодня мы говорим о России. И замечание Гордеева о том, что в цене на продукты питания, в частности, на хлеб только 20-25% труда, ведь тогда Гордеев должен и свою долю ответственности взять на себя за эти цифры. Потому что, что сделано министерством уважаемым, правительством, лично Гордеевым для того, чтобы производство сельхозпродуктов было такое у нас, отечественных я имею в виду, российских, чтобы цены так не вздувались, чтобы торговые наценки не имели права так раскручивать. И тогда как раз доля зарплаты, доля труда крестьянского была бы более весома в конечном продукте.



Владимир Кара-Мурза: К нашему разговору подключился наш постоянный слушатель Моисей Гельман, главный редактор «Промышленных ведомостей».



Моисей Гельман: Добрый вечер. К большому сожалению, уважаемый депутат повторяет сказки министра сельского хозяйства относительно того, что влияет подорожание импорта. Во-первых, там на несколько процентов за рубежом повысились цены на сельхозпродукты, а если мы посмотрим статистику прошлого года, то мы увидим, что сначала повысились цены в сетевых торговых компаниях. При этом цены у товаропроизводителей не возросли. И только спустя несколько месяцев после того, как поднялись цены у сетевиков, несколько повысились цены закупочные. Хлеб мы не импортируем, зерно, хлеб наш. Так вот причина совсем в другом. Причина в том, что по прогнозу МЭРТа к 10 году импорт возрастет в 1,8 раза. При этом сальдо внешнеторгового баланса, то есть разница между экспортом и импортом снизится до 3,2 миллиардов рублей. Одновременно растут заимствования корпоративные и банковские валютные, потому что рублевые кредиты дороже, чем зарубежные. Ежегодно приходится отдавать до 40 миллиардов долларов, возвращать этих долгов. И сейчас заимствования возросли до 400 миллиардов долларов. Поэтому к 10 году ожидается дефицит платежного баланса в валюте, то есть надо будет возвращать долги в валюте, а валюты не будет, потому что импорт резко возрос, в прошлом году он на 60% возрос. И поэтому торговые компании, понимая эту ситуацию, ориентируясь на прогноз МЭРТа, в ожидании этой инфляции, потому что будет девальвирован рубль обязательно, рублей будет не хватать, валюты будет не хватать и будет рубль девальвироваться.



Владимир Кара-Мурза: Но наш слушатель еще более страшную картину нарисовал, чем наш гость. Верите ли вы в скорую девальвацию рубля?



Анатолий Локоть: Я хотел бы одно замечание. Я согласен с выкладками, которые сделал наш радиослушатель, самый мрачный прогноз, но он имеет под собой основания. Я говорил лишь об одном: именно неразвитость собственного производства, именно неразвитость собственного реального сектора экономики действительно ставит под сомнение радужное будущее нашей валюты, в том числе рубля и в целом экономики. Нужно развивать собственное производство, мы говорим об этом.



Владимир Кара-Мурза: Бывший замминистра труда и занятости в правительстве Егора Гайдара Павел Кудюкин не верит в массовые народные протесты против сегодняшнего отказа от сдерживания цен.



Павел Кудюкин: Меры были не такие уж масштабные. В реальности мы не очень почувствовали. Цены продолжали расти, инфляция более быстрая, чем рост пенсий. По зарплатам ситуация очень разная, потому что зарплаты растут разными темпами в разных секторах экономики. Поэтому для каких-то слоев работников зарплаты отстают от инфляции, для каких-то опережают. Если российское общество спокойно проглотило, скажем, скачок цен при либерализации в 92 году, никаким образом на это не отреагировав, не было никаких принципиальных изменений, которые позволяют говорить, что реакция будет принципиально иной сейчас. Наше общество чересчур долготерпимо.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи. Я хотел сказать, что зря вы паникуете, все будет нормально, надо задернуть шторки и верить в национального лидера и его план. Ведь есть же план Путина, все спланировано, все будет хорошо. Я хотел бы сказать, что вы коммунисты, Россия не голодала, вы пришли и устроили голодовки и все прочее. Только на некоторый период 42-43 год появилась республика вашего имени Локотская, вы не забывайте, почитайте. Вам правду сказали несколько лет назад, когда в газете продумской опубликовали в годовщину Локотской республики, а вы неправильно поняли, разогнали газету и наказали. Можете пояснить, голодала в 42 году Локотская республика под оккупацией или оккупация наступает сейчас?



Владимир Кара-Мурза: Напомнил наш радиослушатель скандал с публикацией ко дню победы, 50-летие, в «Парламентской газете» о том, что при Гитлере жилось лучше. Не хочется сравнивать с временами оккупации, но приходится.



Анатолий Локоть: Во-первых, я хотел бы развеять сомнения нашего радиослушателя, мои семейные корни совсем из другой области и к той области, из которой республика была и там, где находится населенный пункт, ничего общего у меня нет. Поэтому в этом отношении, по крайней мере, я чувствую себя чистым. Что касается, голодали или не голодали. У нас в истории тяжелые были моменты, в том числе не самые радужные моменты во время Великой Отечественной войны, потому что потребовало мобилизации всех усилий нашей страны. Да, тяжело жили, но тем и ценна победы, потому что тогда не жалели ничего. Сравнивать с сегодняшними днями, наверное, не стоит, у нас другая ситуация. Я хотел бы замечание предыдущие одного из экспертов, которых вы сегодня транслировали. Он сказал, что наш народ долготерпим, стерпели шоковую терапию и стерпят и сейчас. Все-таки есть разница и существенная разница между той ситуацией и сегодняшней. В той ситуации, она характеризовалась определенной обработкой населения идеологической и тогда говорили о том, что надо перетерпеть, надо затянуть пояса и дальше будет хорошо. Вот в этом отношении наш народ действительно умеет терпеть, он хочет верить в будущее, светлое будущее и готов какой-то промежуток времени перетерпеть. Сегодня же ситуация ровно обратная, нас убаюкивали и успокаивали, никто не готовил население к тому, что станет плохо, что скачок будет. Наоборот нам говорили, что все хорошо будет и устами правительства, и официальных лиц, и кандидата в президенты самое главное звучали убаюкивающие фразы о том, что ничего, не надо пугаться, это оппозиция все пугает ростом цен, тарифов, инфляцией, все будет хорошо. А на деле получается по-другому. Поэтому ситуация отличается. И в этом отношении, я думаю, что социальная напряженность будет расти. Я как раз не исключаю, что народ, доведенный до определенного накала в этом напряжении, будет выходить и организовывать какие-то акции протеста.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса гостю Владимира. Первый: еще Адам Смит открыл закон, что инфляция - это налог на бедность. Путинское правительство за все время постоянно занижает в два, в три раза инфляцию. То есть фактически оно грабит население и ни раз об этом вопрос не был поставлен в думе. Почему? И второй вопрос: когда заявляют, что продукты растут в соответствии с мировыми ценами, почему никто не говорит, что мировые зарплаты и мировые пенсии в 40-50 раз выше, чем в России. И как можно на эту советскую зарплату и пенсию покупать по мировым ценам?



Анатолий Локоть: Спасибо за вопрос. Если бы зарплаты были советские и цены были советские, то, наверное, настроение были бы совсем другие сегодня. Я согласен с тем, что инфляция занижается у нас, официальные данные Роскомстатом. И правительством соответственно инфляция занижается. Это позволяет правительству исполнять бюджет, исполнять профицит бюджета существенно. Мы это отметили давно. Регулярно эта позиция озвучивалась в Государственной думе нашими во всяком случае депутатами от оппозиции, и при отчете за бюджет, и при его планировании. Кстати сказать, вчера шло голосование по отчету за 2006 год и наша фракция проголосовала против, в частности, потому что планирование шло не точно, не честно. И тут радиослушатель абсолютно прав, основное бремя ложится на основную часть населения, которое является сегодня бедным.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Александра.



Слушатель: Здравствуйте, господа. У меня два вопроса. Первое: у Ярослава Гашека в рассказе «Заседание верхней палаты», там рассказывается как все депутаты верхней палаты с княжескими и генеральскими титулами, живущие по полгода в Париже, обсуждая законопроект по борьбе с дороговизной, который они так не приняли, говорили, что ни о какой дороговизне они не слышали, что разговор о дороговизне распускают неимущие, развращенные социалистами и желающие получать все даром и что подорожали только старые испанские вина и черепахи и надо отменить на них пошлины. И второе, что касается роста цен и их замораживания - это давно известный капиталистический фокус. Сначала правительство говорит, что замораживает цены. Прежде, чем оно заморозило, буржуи вздувают до невероятной высоты. Потом когда правительство замораживает на этой высоте, они начинают плакаться, что невероятно им это убыточно. Через несколько месяцев правительство отменяет заморозку, и они с полной совестью говорят: мы пострадали, теперь должны вернуть свое, вздувают еще выше.



Владимир Кара-Мурза: Мы обсуждали осенью, что как раз на верхней точке правительство заморозило цены.



Анатолий Локоть: Совершенно верно, заморозило на верхней точке, и дальше сценарий абсолютно точно подметил радиослушатель. Думаю, что не один он это подметил и большинство наших граждан знают все эти сценарии, говорят, что все оттаивает, говорят, что убыточно и выходят на новый виток этого роста. Что касается оценки парламента буржуазного, который сделал в свое время Ярослав Гашек, к сожалению, приходится признать, что да, и сегодня это актуально по отношению к Государственной думе. Это я говорю как приверженец социалистических идей, о которых тоже писал Ярослав Гашек.



Владимир Кара-Мурза: Бывший министр экономики России Андрей Нечаев, ныне президент Российской финансовой корпорации, не предвидит скорой волны социальных протестов.



Андрей Нечаев: У нас без того гигантский, несопоставимый с Европой или с другими развитыми странами разрыв в уровне социального благосостояния. Скажем, в Москве между 10% наименее обеспеченных и 10% наиболее обеспеченных, он составляет 41 раз - это безумная цифра. А в результате неравномерной инфляции этот разрыв еще более увеличивается, не потому богатые становились богаче, а потому что бедные становились беднее за счет того, что инфляция прежде всего била по их потребительской корзине. И факт, что каких-то активных акций социального протеста мы не видим. Идет ворчание, люди, безусловно, недовольны, но такого активного протеста, как это было в случае, скажем, с крайне неудачно проведенной монетизацией льгот нет. Это означает, что все-таки тот золотой дождь, который льется на российскую экономику за счет благоприятной внешнеполитической конъюнктуры, какие-то капельки этого дождя достаются так или иначе всем. И пока вот эта благоприятная бюджетная ситуация позволяет правительству, власти гасить социальное недовольство, переводя в форму вялотекущего брюзжания.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Александра.



Слушатель: Здравствуйте. Хороша стабильность, если на 10 рублей поднялось, буханка хлеба и уже эта стабильность оказалась под угрозой. Все-таки мне непонятно, как коммунисты будут себя вести? Так же будут работать с этой «Единой Россией» дальше, песни нам петь о том, что все плохо, надо голосовать за нас. По-моему, может бесконечно продолжаться. Надо обращаться напрямую к народу русскому. Менять власть и все.



Анатолий Локоть: Голосовать уже поздно, призывать голосовать уже поздно, виток выборов прошел, то есть федеральный уровень власти полностью сформирован. И уже как проголосовали, так проголосовали. Работать вместе с «Единой Россией», вот эта работать - это надо посмотреть, как эта работа происходит. Потому что по всем принципиальным вопросам у нас разнятся взгляды и это вызывает очень острые дискуссии в Государственной думе. Порой эти дискуссии приводят к весьма тяжелым последствиям. Я напомню, я говорил об этом, за предыдущий созыв, четвертый созыв наша партия потеряла двух депутатов, которые ушли из нашей жизни, это замечательные ребята, с одним и тем же диагнозом - сердечнососудистое заболевание. То есть сердце не выдерживает. Это результат этой самой работы. Но это ни в коем случае не самооправдание. И то, что работать надо с населением, надо организовывать население, я абсолютно прав. Мы не пропустили ни одной акции протеста, я каждую неделю бываю у себя в округе в Новосибирске, я секретарь областной партийной организации, мы участвуем во всех акциях. И мы говорим всегда: если народ выходит на улицы, народ участвует в этих акциях протеста мы со своим народом.



Владимир Кара-Мурза: Сегодня в Долгопрудном начался судебный процесс, где наблюдатели оспаривают результаты выборов. Там вместо 52% «Единая Россия» получила 86. Намерены ли вы продолжать подобные формы борьбы?



Анатолий Локоть: У нас очень много мест, очень много субъектов Российской Федерации, где официальные данные отличаются от региональных. От тех, которые мы по нашей параллельной системе получили. В частности, наши соседи в Сибири, соседняя Омская область, последний наш разговор с омичами, там свыше 80 тысяч голосов наши товарищи нашли разнятся. Понимаете, 80 тысяч голосов на одну только Омскую область нашли. Поэтому у нас очень серьезные основания заявлять о том, что выборы были нечестными. У нас готовится очередной пакет документов, по которому мы будем, безусловно, оспаривать результаты выборов и не исключаем, что мы будем прибегать в том числе к акциям протеста. Послезавтра состоится пленум центрального комитета, который даст политические оценки вот этой большой избирательной кампании и наметит дальнейший план действий.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.



Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы заметить, что все звонившие, недовольные повышением цен, они подчеркивают, что они не голосовали за существующую власть. А вот те, кто голосовал, они по этому вопросу не звонят. У меня вопрос следующий к вашему гостю: одна из звонивших, по-моему, это соратник была его, сказала, что пусть сделают цены 12 рублей за килограмм мяса и будет изобилие. Согласен ли он с этим?



Владимир Кара-Мурза: Она не так сказала, она сказала, что если бы коммунисты отпустили цены в 91 году, они бы удержались у власти.



Она сказала именно так. Она имела в виду, что этого изобилия можно было достичь в советское время, достаточно было отпустить цены. Просто напомню ситуацию, когда правительство Рыжкова, Рыжков заговорил о небольшой надбавке на хлеб, тогда, я боюсь в цифрах ошибиться, речь шла о процентах. И в результате тогда правительства Рыжкова ушло в отставку, пришли другие люди и стали проводить совсем другой курс. Поэтому речь шла именно об этом.



Владимир Кара-Мурза: Тогда пришел Валентин Сергеевич Павлов, который провел денежную реформу. Надеюсь, сейчас до этого не дойдет. Намерено ли руководство компартии поставить вопрос о сдерживании цен на ближайшем пленуме?



Анатолий Локоть: Безусловно, речь будет идти об этом безусловно эта ситуация будет обсуждаться. Я не исключаю специальных заявлений по этому поводу и думаю, что уже завтра на пленарном заседании в Государственной думе до пленума этот разговор, эта проблема будет озвучена нашими депутатами.



Владимир Кара-Мурза: А намерены ли вы вызвать на Правительственный час кого-нибудь из социально-экономического блока кабинета министров?



Анатолий Локоть: Думаю, что да, такие предложения будут. Хотя мы в этом смысле находимся сейчас в затруднении именно из-за того, что предстоят изменения и правительство уйдет в отставку. И пока неясно, с кем надо беседовать, с кем будущий обсуждать курс.



Владимир Кара-Мурза: А какие вопросы вы бы задали премьер-министру Путину, когда будет выставлена кандидатура на утверждение Государственной думы?



Анатолий Локоть: Какие меры прежде всего предприниматься будут новым правительством для того, чтобы прервать эту трагическую традицию, которая приводит к расслоению на богатых и бедных, о чем один из радиослушателей очень четко и грамотно, мне кажется, сегодня говорил. Какие меры предпримет правительство для того, чтобы развивать наш отечественный реальный сектор экономики, то есть свое производство промышленное, сельхозпроизводство. Какие меры предпримет правительство для того, чтобы остановить постоянно раскручивающуюся инфляционную спираль, которая приводит к росту цен и тарифов.



Владимир Кара-Мурза: Расслоение общества - это говорил Андрей Нечаев, бывший министр экономики России, ныне президент Российской финансовой корпорации. Как вы считаете, в каких регионах приходится завтра ждать всплеска цен на основные продукты питания после сегодняшнего решения Виктора Зубкова, признавшего нецелесообразность искусственного сдерживания цен?



Анатолий Локоть: Мне трудно сказать, в каких именно регионах произойдет это больше. Но сегодняшняя статистика, об этом уже говорили, наибольший всплеск произошел на Дальнем Востоке до 25% и 7% - это в центре России, это очень серьезно. Поэтому, я думаю, что повышения следует ждать везде.



Владимир Кара-Мурза: Я намекаю на наши столицы две, в которых в наибольшей стабильности заинтересовано государство. Как вы думаете, на рынках Москвы и Санкт-Петербурга?



Анатолий Локоть: Я думаю, так или иначе рынки отзовутся на вот эти тенденции и в результате этих заявлений, я думаю, что Москва и Ленинград в этом отношении тоже будут подвержены этому и здесь будет повышение. Насколько, я не берусь судить.



Владимир Кара-Мурза: Надеюсь, что мы не вызовем панических реакций среди наших радиослушателей.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG