Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как Россия противодействует сближению Грузии и Азербайджана с НАТО. Взгляд из Баку и Тбилиси


Ирина Лагунина: В начале апреля в Бухаресте пройдет саммит НАТО, на котором Грузия рассчитывает получить разрешение на реализацию "плана действий по подготовке к членству в НАТО". Для принятия окончательного решения должно быть согласие всех 26 государств - членов союза. Планы по укреплению сотрудничества с НАТО существуют и в соседнем Азербайджане. Однако стремление Тбилиси и Баку в члены НАТО вызывает все нарастающее противодействие Москвы, убеждены южнокавказские политики и эксперты. С ними беседовал Олег Кусов.



Олег Кусов: Не все страны-члены Североатлантического союза готовы видеть в своих рядах Грузию, но главным препятствием для Тбилиси на пути в НАТО всё же остаётся позиция России, считает старший научный сотрудник Фонда исследований стратегии и международных отношений Грузии Арчил Гегешидзе.



Арчил Гегешидзе: После ноябрьских событий мало кто верит в то, что какие-то шансы оставались на то, чтобы Грузия в ближайшем будущем получила эту программу. В последнее время этот вопрос встал в повестку дня, и особенно власти в эти дни очень интенсивно муссируют вопрос в СМИ относительно шансов. Но опять-таки с учетом всех факторов, которые могут отрицательно повлиять на такое решение, они присутствуют. Во-первых, то, что не все одинаково уверены в том, что Грузия особенно после ноябрьских событий достойна этой программы. Но главное, что позиция властей, которые всячески стараются препятствовать этому решению и используют двусторонние рычаги с отдельными странами, членами НАТО в этих целях и стараются не допустить консенсус относительно положительного решения этого вопроса в пользу Грузии.



Олег Кусов: Официальный Тбилиси верит в положительное решение вопроса о получении Грузии на саммите в Бухаресте статуса кандидата в члены НАТО. Говорит глава комитета по внешним связям парламента Грузии Константин Габашвили.



Константин Габашвили: Москва пытается сыграть отрицательную роль в этом случае, чтобы как можно больше поработать на скептиков. Включены все возможности для этого. Мы считаем, что отношение к Грузии больше выявляется через абсолютно позитивную оценку тех работ, которые были сделаны второго ряда партнерского плана сотрудничества. Мы считаем, что сделали все возможное, чтобы можно было, вы знаете, усовершенствоваться можно бесконечно, но ярых доводов, почему отказать в кандидатстве в члены, не в членстве, а в кандидатстве, мало. Конечно, есть политики-скептики. Но мы считаем, что и они должны детально разобраться и в коне концов решение будет положительным.



Олег Кусов: Российские политики не скрывают, что готовы приложить усилия срыва для внешнеполитических планов Тбилиси, в частности, признать Абхазию и Южную Осетию. Об этом, например, говорится в недавнем заявлении Госдумы, напоминает Константин Габашвили.



Константин Габашвили: Там прямо написано в постановлении, что натовский фактор является ведущим, чтобы усилить давление на Грузию, усилить манипуляцию, которая в течение всех этих лет была, Абхазия и Южная Осетия против Грузии. Сейчас это просто усиливается, поэтому ничего нового нет. Вы знаете, что все-таки вопрос принимается членами альянса, и никакая другая страна не имеет права вето. А что касается этих игр политических, то они имеют и другую сторону, которая совсем, по-моему, неприятна для России. Она все больше и больше ставит себя в кризисное положение, когда ей трудно доказать, что она именно медиатор и посредник в миротворческом процессе, открыто поддержав сепаратистские режимы. А это прямо написано в заявлении Госдумы. По-моему, это была ошибка российской политики, потому что Госдума должна была для того, чтобы напугать кого-то, приказать, указать исполнительной власти, чтобы она вышла из договора 1995 года – это исполнительная власть, министерство иностранных дел сделали раньше, чем заседание Госдумы. А потом Госдуме пришлось догонять и делать широкие глаза практически при сделанной игре.



Олег Кусов: Говорил глава комитета по внешним связям парламента Грузии Константин Габашвили.


Российские политики при каждом удобном случае напоминают Тбилиси, что без решения территориальных проблем страну не могут принять в НАТО. Слово старшему научному сотруднику Фонда исследований стратегии и международных отношений Грузии Арчилу Гегешидзе.



Арчил Гегешидзе: Сейчас не этот вопрос решается, сейчас решается вопрос о предоставлении программы членства в альянсе, в которой страна может находиться несколько лет. вопрос относительно вхождения в альянс станет в повестку дня, я не знаю, через сколько лет и тогда нужно будет решать, НАТО готово или нет приглашать страны с нерешенными конфликтами. Здесь два варианта ответа: нет, страна не может войти в альянс, если решение конфликтов, особенно такая страна как Грузия, которая граничит с Россией, если в зонах нерешенного конфликта произойдут события, которые могут быть интерпретированы как агрессия против Грузии, тогда НАТО придется свое обязательство выполнить. Это, конечно, отрицательно влияет на ответ на этот вопрос. С другой стороны, наоборот, если Грузия войдет в НАТО, в НАТО входят состоявшиеся государства и такая страна, где демократия на гораздо высшем уровне, где государственные институты функционируют на западный манер, где права человека защищены, такая страна может быть станет привлекательной для живущих сейчас в конфликтных зонах. И наоборот, вхождение Грузии в НАТО повлияет положительным образом на нахождение компромисса между воюющими сторонами.



Олег Кусов: Говорил старший научный сотрудник Фонда исследований стратегии и международных отношений Грузии Арчил Гегешидзе.


Азербайджан также стремится в члены Североатлантического союза. Военный эксперт Джанмирза Мирзоев подчёркивает, что проблема Нагорного Карабаха вынуждает официальный Баку активизировать этот процесс. Азербайджанские эксперты полагают, что за проблемой Нагорного Карабаха по-прежнему стоят интересы официальной Москвы.



Джанмирза Мирзоев: Дело в том, что Азербайджан взял курс на вступление в НАТО, это было давно заявлено и идет этим курсом. Но одно дело, можно провозгласить желание вступления в НАТО, другое дело реализовывать это. В чем проявляется вступление в НАТО? Это форма одежды поменялась, изменилась система образования. А то, что касается вооружения, это все происходит поступление вооружения из Российской Федерации или стран бывшего Советского Союза. То есть в полной мере не решаются на этот шаг, а это самое важное, с моей точки зрения, именно оснащение армии оружием, вооружением. Что же касается политической стороны это вопроса, дело в том, что Нагорно-карабахский конфликт очень сильно подвигает Азербайджан идти именно этим курсом. Дело в том, что проблема Нагорного Карабаха связана и с отношением к этому конфликту России. Россия, к сожалению, хотя и говорит об этом, что хочет, чтобы разрешился этот конфликт и так далее, но тем не менее, наличие базы в Гюмри, перевоз оружия из Грузии в эту базу заставляет Азербайджан напрягаться.



Олег Кусов: В ближайшее время должна быть подписана программа второго цикла «Плана индивидуального партнерства Азербайджан-НАТО», поэтому до окончательного вступления в Североатлантический союз этой страны ещё не так близко. Продолжает бакинский военный эксперт Джанмирза Мирзоев.



Джанмирза Мирзоев: Будут, конечно, определены какие-то перспективы, к которым Азербайджан и НАТО в какой-то мере будут стремиться. Речь будет идти, с моей точки зрения, о намеченных мероприятиях, которые надо осуществить для того, чтобы Азербайджан сблизился с НАТО. Кардинальных каких-то решений, допустим, примут решения о вступлении Азербайджана в НАТО, я лично это не вижу, в Азербайджане таких сроков не называют. Дело в том, что, наверное, это долго будет. По крайней мере, лет пять-шесть, с моей точки зрения, об этих сроках речи не будет идти конкретной.



Олег Кусов: Между Москвой и Баку сложились особые отношения, сильно отличающиеся от грузино-российских отношений, что, однако, не мешает Азербайджану идти своим путём, то есть на Запад. Слово Джанмирзе Мирзоеву.



Джанмирза Мирзоев: Если в Грузии совершенно четкая ориентация на Запад, даже ценой конфронтации с Россией, у Азербайджана такой четкой линии нет. Наверное, это специфика страны. Дело в том, что еще в советское время у нас отношения с Россией, с русскоязычным населением было более тесное, Баку был, если так говорить, самым интернациональным городов. До 30% населения Баку составляли выходцы из других республик. У нас до сих пор идет образование на русском языке, в том числе и в высших учебных заведениях. Эта связь очень прочная. Должно пройти, если так будет идти, по крайней мере, еще одно поколение, чтобы новые азербайджанцы забыли про Россию. Но и в то же время ситуация, видите, какая: у нас в Азербайджане большая часть трудоспособного населения сейчас заняты промыслом в Российской Федерации. По некоторым данным, более трех миллионов человек – а это более трети, почти половина трудоспособного населения. То есть связи намного прочнее с Россией, чем у Грузии с Россией.



Олег Кусов: Говорил бакинский военный эксперт Джанмирза Мирзоев.


Вступление в НАТО новых государств – это естественный процесс, полагает президент Фонда политических исследований государств Каспийского региона Вафа Гулузаде.



Вафа Гулузаде: После распада Советского Союза в России не сложилась ни новой теории, ни новой доктрины, ни новой стратегии, ни новой тактики. Все осталось старое, советское, имперское. Поэтому и Запад, и НАТО - все это рассматривается как враги. Россия считает, что НАТО окружает Россию, хотя одновременно всем известно, что ни НАТО, ни Соединенные Штаты Америки никогда не нападут на Россию и речь не идет об этом. Речь идет о том, что целый ряд государств освободились от колониального господства России и стали независимыми. Допустим, балканские страны часть Европы, поэтому они вступили в НАТО, вступили в Евросоюз и идут по этому пути. Что касается бывших советских республик, таких как Азербайджан, таких как Грузия, таких как Украина, то к кому им стремиться – к бывшему колонизатору или же к другой структуре, которая обещает ей более достойное существование? Поэтому эти процессы естественны. Вступление в НАТО целого ряда новых независимых государств – это обоюдное желание Соединенных Штатов Америки и новых независимых государств и НАТО. Что касается России, то совершенно очевидно, что эта огромная богатейшая страна находится в разобранном состоянии. И вместо того, чтобы бодаться с Соединенными Штатами Америки и с Западом, надо восстанавливать страну, надо создавать нормальную экономику, действующую, активную. Для этого надо не враждовать, а взаимодействовать и с НАТО, и с странами Европы, и с бывшими членами Советского Союза. А вместо этого Россия сама подталкивает их в НАТО. Москва старается отовсюду создать для себя врагов. Такая политика к этому ведет.



Олег Кусов: Говорил президент Фонда политических исследований государств Каспийского региона Вафа Гулузаде.


Бухарестский саммит Североатлантического союза откроется 2 апреля и продлится три дня.


XS
SM
MD
LG