Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Будет ли Пакистан стабильнее с новым премьер-министром


Юсаф Реза Гелани: Как премьер-министр Пакистана я буду исполнять свои обязанности честно, приложив к этому все мои силы, преданно, в соответствии с конституцией Исламской Республики Пакистан и законом.



Ирина Лагунина: В Пакистане приведен к присяге премьер-министр нового коалиционного правительства. О том, что это за человек и как при нем будет складываться политика страны, мы беседуем с аналитиком Радиостанции Свободный Афганистан Аязом Ханом.



Аяз Хан: Махдуму Сайеду Юсефу Реза Гелани 55 лет. Он выходец из известной в Пакистане религиозной семьи из южной провинции Панджаб. В последние 20 лет он состоит в Народной партии Пакистана. В начале 90-х был спикером нижней палаты парламента. В 2001 году его арестовали по обвинению к коррупции. Ему поставили в вину то, что, будучи спикером парламента, он раздавал посты выходцам из своего избирательного округа. Он почти пять лет провел в тюрьме – его освободили в 2006 году. Сам он и его сторонники говорят, что настоящая причина ареста – его отказ подчиниться президенту Мушаррафу. Лидер партии Беназир Бхудто была тогда в изгнании, а он стал одним из самых откровенных критиков режима от ее партии. Именно поэтому полагается, что его избрание во главу нынешней широкой коалиции, которая состоит из основных четырех ведущих партий, основано на том, что он очень независимый политики. Ему не нравится, когда ему диктуют условия, он знает, как стоять на своем и отстаивать свое мнение.



Ирина Лагунина: Как будут складываться отношения между премьер-министром и президентом. На церемонии принесения присяги, которую принимал президент, Мушарраф и Гелани даже не посмотрели друг на друга. Церемония вообще длилась всего 15 минут и проходила очень по-деловому. Лишь в самом конце на лице Мушаррафа появилось на мгновение что-то наподобие улыбки.



Аяз Хан: Отношения будут очень напряженными. Первые два политических решения, которые он объявил сразу после того, как был избран, - это освобождение всех судей верховного суда, которые были арестованы президентом Мушаррафом после 3 ноября, когда было введено чрезвычайное положение; а второе решение – он заявил, что его правительство будет добиваться международного расследования под эгидой ООН убийства бывшего премьер-министра страны Беназир Бхудто. Правительство президента Мушаррафа всегда сопротивлялось этому. Та что в первые же часы на посту премьер-министра Гелани фактически объявил войну президенту. Конечно, властные полномочия президента Мушаррафа в последние два года были значительно ослаблены. Но реальной первой проверкой на силу будет вот что: судьи сейчас освобождены, но сможет ли новое правительство восстановить их полномочия, вернуть их в залы суда. Если это произойдет, то это покажет, что коалиция достаточно сильна.



Ирина Лагунина: Почему президент Мушарраф посадил судей за решетку?



Аяз Хан: В суде рассматривалось дело – до ввода чрезвычайного положения 3 ноября – о незаконности переизбрания Мушаррафа президентом страны. И как говорят пакистанские политические наблюдатели, Верховный Суд был на грани того, чтобы проголосовать против президента, то есть объявить эти выборы противоречащими закону. Нынешняя коалиция представляет очень широкий спектр слоев пакистанского населения. Гелани получил поддержку более двух третей депутатов парламента. Так что правительство не будет сидеть сложа руки и не позволит Мушаррафу уйти от ответственности за те изменения, которые он внес.



Ирина Лагунина: Я представлю два заявления политиков, не входящих в правящую коалицию. Гафур Хайдери, лидер пакистанской консервативной исламистской партии «Джамия улема-и Ислам»



Гафур Хайдери: Премьер-министр в первую очередь распорядился выпустить на свободу судей. На мой взгляд, это историческое решение, которое приветствует вся страна. Мы полагаем, что это – первый шаг на пути к полной демократии.



Ирина Лагунина: А вот заявление Мауланы Мохаммада Шафика, исламского лидера племенных районов на границе с Афганистаном:



Маулана Мохаммад Шафик: Вопрос о верховных судьях – это вопрос миллионов пакистанцев. И свобода юридической системы – это требование миллионов пакистанцев. Так что сегодня мы счастливы.



Ирина Лагунина: Напомню, мы беседуем с аналитиком радиостанции Свободный Афганистан Аязом Ханом. К отношениям с исламистскими партиями и исламистами мы перейдем чуть позже. Давайте сначала поговорим об армии и – самой мощной структуре в стране – о военной разведке. Как они могут повести себя в нынешней ситуации?



Аяз Хан: Новый генерал во главе армии – Ашфак Первез Кейяни – уже заявил, что армия не будет вмешиваться в политику. И он уже даже предпринял несколько шагов в этом направлении. Во-первых, он призвал всех офицеров, которые работали в гражданских учреждениях и министерствах, обратно в армию. Это – высшие офицерские кадры, несколько сотен человек, которые возглавляли разные департаменты, были наблюдателями в правительственных структурах и так далее. Но самое главное – он приказал военной разведке не вмешиваться в политику.



Ирина Лагунина: И они подчинятся приказу?



Аяз Хан: В какой-то степени выборы, прошедшие в Пакистане 18 февраля, показали, что военная разведка не так активна, как была в прошлом. И причина тому – общее настроение в стране развернулось против военных. Еще одна причина состоит в том, что военные в последние годы были обескровлены, особенно в районах племен у границы с Пакистаном. Обескровлены в прямом смысле слова. Они понесли серьезные поражения. И даже сейчас практически каждую неделю против военных совершаются теракты, практически каждый день в стране убивают несколько военнослужащих. Высшее военное командование тоже хочет выбраться из этой ситуации.



Ирина Лагунина: Так что может сделать Гелани в борьбе с исламистами?



Аяз Хан: Публичные заявления, публичная политика состоит в том, что с вооруженными исламистами надо вести переговоры. Но не забывайте, что отныне Пакистаном правит коалиция. И, как везде в мире, партнеры по коалиции согласны в принципе, но это согласие минимально. Когда речь заходит о деталях, мнения очень часто расходятся. И это как раз и будет проблемой для коалиции в Пакистане. Пакистанская народная партия – это левая светская политическая организация. Но у ближайшего партнера этой партии – Наваза Шарифа – есть некоторые исламистские тенденции. А национальная партия Авами – меньшая по численности, но важная, поскольку именно ей предстоит формировать местные органы власти в приграничных территориях – это вообще пацифистская партия. Они хотят только мира, но с другой стороны, не готовы давать вооруженным исламистам места во власти. Так что вот эта проблема с пакистанской стороны. А с точки зрения международной политики, Пакистан находится под чудовищным давлением со стороны Соединенных Штатов. Раньше США вели дела с одним человеком. Они связывались с ним и обычно получали то, что хотели. Если надо было арестовать какого-то члена «Аль-Каиды», его арестовывали, если надо было провести рейд в приграничных районах, рейд проводили. Сейчас добиться этого будет значительно сложнее. А третья проблема – это пакистанские военные. И хотя, как я уже сказал, армия ослаблена, армия не хочет вмешиваться в политику, она все равно остается самым сильным институтом в стране. А война с террором – это очень жесткое противостояние. И не гражданским политикам решать, как она ведется, что Пакистан должен, а чего не должен делать в этой войне. Политикам придется советоваться с военными. А военное руководство страны хочет решить эту проблему, но ее решение, по мнению военных, состоит в сочетании политических и военных мер. Так что в лучшем случае – если смотреть с западной точки зрения – нынешнее коалиционное правительство будет сотрудничать с Западом в борьбе с террором, но эта борьба отныне будет включать не только военные, но и политические меры. Она будет включать в себя диалог, убеждение, возвращение исламистских боевиков к гражданской жизни и включение их в гражданскую жизнь. Но это очень сложный вопрос. И я не исключаю, что именно из-за него коалиция может расколоться.



Ирина Лагунина: Мы беседовали с аналитиком радиостанции Свободный Афганистан Аязом Ханом.


XS
SM
MD
LG